Новый раунд санкционной войны. Кто заплатит

Наиболее важное событие уходящего лета – новый раунд санкционной войны в треугольнике США-ЕС-РФ. Попробуем спрогнозировать развитие событий и понять, кто за все эти “игры патриотов” заплатит. Отметим несколько принципиально новых моментов, которых не было в предыдущем раунде.

Добрались до ближнего круга
Во-первых, на этот раз санкции со стороны США и Евросоюза (ЕС) носят разную мотивацию и не скоординированы так, как санкции 2014 года. США больше обиделись на имевшее место, по их мнению, вмешательство в американский образ жизни, а ЕС с подачи Германии – на открытое игнорирование и саботаж санкционного режима (на примере скандала с “Сименсом”, который как бы не подозревал, что его турбины попадут в Крым).

Второй момент. Предыдущая волна санкций США не была облечена в форму федерального закона, а нынешняя – да. Это значит, что отменить их будет невероятно сложно, а корректировать режим отдельными указами президента по выдаче лицензий на конкретный вид товара или деятельности, как это было с печально известной поправкой Джексона-Вэнника, не получится. Заметим, кстати, что стенания некоторой нашей политтусовки, мол, Трампу связали руки и он, бедолага, подписывал закон скованными руками, – это бред, в американской политической элите по поводу антироссийских санкций беспрецедентно глубокий и широкий консенсус, включая все ближайшее окружение Трампа. Так что рождение упомянутого закона легко прогнозировалось, мы неизбежность новой волны санкций обсуждали еще во время прошлогодней избирательной кампании, предупреждая, что не надо нашим думцам и телевизионным политтусовщикам особо радоваться вероятной победе Трампа. Так и произошло.

Третий момент. Санкции на этот раз реально направлены против ближайшего окружения президента РФ Путина, и угроза над ним нависла реальная. Зимой мы ждем публикации официального доклада по персоналиям, за которым последуют аресты и конфискация активов тех, кто станет фигурантами будущего доклада. Ряд чиновников и олигархов рискует потерять денежные средства на счетах, находящихся за пределами российской юрисдикции, крупные объекты недвижимости в Лондоне и не только. Кстати, британская королева тоже недавно подписала закон, позволяющий конфисковывать имущество наших нуворишей, которое найдется в пределах досягаемости полиции Соединенного Королевства.

Удар по рублю
На первый взгляд, санкции могут быть выгодны российскому бюджету: если вывезенные из России капиталы за бугром держать опасно, то, может быть, они вернутся в Россию? Может, какая-то часть и вернется, но скорее владельцы постараются упрятать их поглубже – есть еще Южная и Юго-Восточная Азия, Африка, наконец. Да, рисков больше, но все же там может оказаться безопаснее, чем в родных пенатах. Динамика оттока капитала из России скорее говорит об этом пути. Национализировать элиту и ее бабло не удастся.
Еще важная деталь: санкции направлены не только против “ближнего круга”, но и против рубля с учетом весьма высокой эффективности первого раунда. Вот удар по рублю и в будущем по российскому госдолгу (последние санкции пока не введены, но они нависают в ближайшей перспективе) уже отразится на каждом из нас.

Все отлично помнят обвал рубля в декабре 2014-го. За такие штучки французы, например, лет 200 назад отправили бы весь свой центробанк на эшафот, а в наши времена – на бессрочную отсидку куда-нибудь в Гвиану. Но мы не французы и сейчас не 18 век. Обвал рубля ведет к резкому скачку цен на внутреннем рынке. Девальвируя национальную валюту, ЦБ улучшает бюджетные показатели, просто печатая бумажки: один поступивший в державу нефтедоллар можно обменять не на 30 рублей, а на 80 и более. Получается, что номинально показатели доходности бюджета в рублях выполняются, хотя баксов из-за бугра поступает гораздо меньше. Но вливание денежной массы раскручивает рост цен на все товары, особенно на те, в которых есть доля импорта: медикаменты в первую очередь, большую часть продуктов питания, ширпотреба и пр. Так что наиболее вероятным и не столь отдаленным последствием санкций станет новый виток девальвации рубля и падение покупательной способности населения. То есть и за эту волну санкций заплатит преимущественно рядовой российский потребитель.

Нужны отладка и отсечка
В принципе, при санкциях жить можно, и даже как-то развиваться. Но, во-первых, для этого нужно иметь отлаженный хозяйственный механизм внутри государства. А Россия этим похвастать не может – чрезвычайно низкий уровень госуправления, особенно в госкорпорациях (мы об этом много говорили за последние полтора десятка лет), официально признается даже Минфином России, а не только экспертными кругами.
Во-вторых, необходимо отсечь лишние, не способствующие созданию добавленной стоимости расходы, а тут у нас все еще более проблематично. Война в Сирии, Донбасс, нестабильная Центральная Азия, теперь вот Венесуэла, в которую мы вкачиваем миллиарды долларов, чтоб удержать у власти бывшего водителя, по недоразумению ставшего президентом…

Контрсанкций не будет
Наконец, в заключение – а почему не последовали встречные контрсанкции? Скорее всего, не из-за альтруизма или нежелания нагнетать обстановку. Во-первых, первая волна контрсанкций 2014 года ударила гораздо больше по потребительской корзинке россиян, чем по западным злопыхателям. Перед президентскими выборами еще раз вот так – по принципу “бей своих, чтобы чужие боялись” – вряд ли кто рискнет. Во-вторых, отвечать, по-видимому, нечем. Отказаться от импорта медикаментов нельзя – см. выше. Национализировать американские и европейские предприятия, производящие весьма и весьма существенную часть российских продуктов питания – всего того, что мы каждый день покупаем в гипермаркетах – можно, но себе дороже выйдет, мы это сто лет назад проходили, тогда национализация кончилась полной разрухой. Отказать “Боингу” в поставках титановой губки, прикрыть экспорт металлов, калийных удобрений, нефти? Опять же, себя по карману ударим гораздо сильнее.
Далее возможны два основных сценария: сцепляем зубы, запрещаем “Матильду” и терпим, проклиная всех недоброжелателей (что-то их многовато стало, не в нас ли самих дело?), напоминая всем, что у нас есть бомба (так делает Северная Корея). Еще можно увеличить поставки оружия Ирану, Венесуэле, расширить сотрудничество с северокорейцами. Китай из этого уравнения убираем – он с нами уже далеко не на равных. Второй – все-таки начинаем меняться сами. Очевидно, что второй сценарий у нас пока невероятен. Так что образ будущего, который центральные идеологи никак не могут придумать, вполне просматривается, но это не тот образ, с которым можно выходить на выборы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Капча: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Вконтакте

Ютуб

Facebook

ok.ru