Далекая и непонятная война вдруг оказалась рядом

Убийство нашего посла в Турции Андрея Карлова, конечно же, всколыхнуло общество. Далекая и непонятная подавляющему большинству война вдруг оказалась рядом. Мы тоже оказались уязви-
мыми.

Почему проморгали?

Но это война, которую мы ведем не первый год и которую общество в целом поддержало (наиболее известные социологические центры дают сходные цифры поддержки – примерно половина опрошенных). Любая война – это не только гордость за наши ракеты и бомбы, но и горечь потерь. И восторги врагов от наших потерь тоже. Это война со специфическим врагом, который не имеет бомб и ракет и потому изощренно выбирает доступные ему эффективные средства. Мы не можем теперь уклониться от этой войны.

Ответ на очевидные вопросы должно дать следствие. Каким образом якобы уволенный за неблагонадежность офицер полицейского спецназа сохранил служебное удостоверение и даже остался в базе данных действующих сотрудников (так утверждает даже турецкая пресса)? Что могло свернуть мозги и толкнуть молодого парня на теракт-самоубийство – он даже не пытался уйти с места преступления? Протестовать против бомбежек Алеппо можно было и вполне легальными путями, и масса народа так и делала, вовсе не помышляя о терроре. Как могло случиться, что турецкая сторона, вопреки венской конвенции, ратифицированной Турцией еще в 1985 году, не обеспечила безопасность дипломата высшего ранга? Это большой срам для принимающей стороны.

Нельзя расслабляться

При всей горечи потери необходимо понимать, что произошел еще один и никак не последний эпизод нашей очередной ближневосточной войны. Буквально в день убийства посла в прессу попала информация о гибели командира десантного батальона

8 декабря под Пальмирой, когда наши подразделения в авральном порядке перебрасывались, чтобы заткнуть критическую брешь в обороне САА и шиитских милиций. И сообщений об отлове отморозков, готовивших теракты в наших городах, становится все больше – почти каждый день мы узнаем об очередной спецоперации. То есть оснований расслабляться у нашего общества нет никаких. Это война, где линия фронта появляется немедленно в том месте, где оказывается брешь в системе безопасности.

География при этом роли никакой не играет – будь то Пальмира, Анкара, Берлин, Париж или Москва. Примерно десятилетний период относительного спокойствия у нас завершается. В противостоянии террористической угрозе участвовать должны все в рамках доступных средств. А самое доступное средство рядового гражданина – смотреть вокруг себя.

Осколки советской модели

Остаются в подвешенном состоянии стратегические вопросы нашей ближневосточной политики. Но мы прекрасно понимаем, что ближневосточная политика современной России варится в изрядно помятом и прохудившемся котелке советской ближневосточной политики и выбраться из заданных более полувека назад рамок, тем более в данном регионе, ох как трудно.

В советские времена была солидная научная база. Была разработана почти гениальная по масштабам модель арабского национализма и социализма с арабским лицом. Над этой моделью работали сильнейшие институты СССР. Да, эта модель обанкротилась и потерпела крах еще при Советском Союзе. Но это была целостная концепция, подкрепленная самыми разнообразными ресурсами и достигшая определенных результатов, которыми стали военные режимы Ирака, Ливии, Сирии, на некоторое время – Египта. ООП Ясира Арафата трясла весь Ближний Восток и Европу несколько десятилетий.

Осколки этой модели до сих пор периодически напоминают о себе – то в лице палестинской администрации Аббаса, то Рабочей партии Курдистана, то в лице ХАМАСа в секторе Газа, то в лице последнего могиканина Башара Асада. И хотя советский идеологический подарок братскому Востоку бесславно скончался, все-таки это была целостная, комплексная модель, куда более сильная, чем нынешние аморфные потуги и нелепое включение в сектантский конфликт на стороне заведомо более слабой секты. СССР не выступал на стороне одной из сект! Он создал свою, совершенно новую и нетипичную для Востока. Знамя этой модели – Ясир Арафат демонстративно курил в мечетях.

Нужна целостная концепция

Хаос в умах и планах, отсутствие научного обеспечения, как в зеркале, отражается в наших успехах и неуспехах на ближневосточном фронте. Например, когда наши представители заявляли, что в Восточном Алеппо остались одни террористы, они были правы и неправы одновременно. Ибо, кроме боевиков, там были и семьи боевиков, потому что это война, в которой 70% населения (значительная часть этих людей придерживается крайних взглядов и методов – это тоже нельзя сбрасывать со счетов) восстало против диктатора-садиста и остальных примерно 25% населения.

Далее. Зачем наши СМИ тиражируют фальшивку о причастности к убийству нашего посла террористической организации, которая публично опровергла свое участие (даже в этой среде есть свои “понятия”), а журналисты, тщательно изучившие публикацию-признание, заявили, что фото заявления изготовлено при помощи фотошопа? На основании нашего непродуманного тиражирования выдумки в арабских социальных сетях строятся очень неприятные для нас предположения. Мы не можем разбомбить весь Ближний Восток, не можем заткнуть там все рты или купить всех, имеющих хоть какое-то влияние. Но и без Ближнего Востока мы не можем – на карте статус великой державы. То есть, хоть и с огромным опозданием, но нам необходимо вырабатывать приемлемую концепцию – целостную – нашего присутствия там. Пока – лоскутное одеяло. А ожесточенность нарастает, в сети появилось видео, как мать и отец отправляют на самоподрыв дочерей 7 и 8 лет, одна из них недавно подорвалась в Дамаске…

7 комментариев

  1. Василий:

    Афган-2 детектед. А также дешевая нефть. А также Алимпияда. Значит скоро Перестройка-2

    7+
  2. хариджит:

    Убирайтесь из Сирии кяфиры неверные !

    1+
  3. Цыпа:

    «Оснований расслабляться у нашего общества нет», и не будет, пока при власти бесноватый кремлёвский утырок…

    2+
  4. Самурай Курильский:

    ПУТИНХУЙЛО

    1+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Капча: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.