Гадание на рублевой гуще

В грустный юбилей павловской реформы

Жил был премьер- министр СССР Валентин Павлов. Что, не помните такого? А напрасно! В эти дни исполняется ровнехонько четверть века подзабытой «павловской» денежной реформе.

Изъять не удалось
Серебряная свадьба граждан с новыми денежными купюрами 50- и 100-рублевого достоинства прошла под аккомпанемент заявлений российского Минфина об урезании антикризисной программы правительства, околоцентробанковских кругов – о возможной «стрижке» слишком крупных вкладов, от 100 миллионов рублей и выше, и повальных задержек зарплат, в том числе и в Астрахани. А «камерный оркестр» Давосского форума фанфарами предупредил о нашем возможном и скором свале в гиперинфляцию, как в начале 90-х. Может, потому о юбилее никто особо и не вспомнил.

Так напомним: 22 января 1991 года был дан старт обмену 50- и 100-рублевых купюр образца 1961 года на новые. Сроки обмена были ограничены, и принесенную в обменник сумму более 1000 руб. надо было объяснять. Со счета в сберкассе снять можно было только 500 рублей, остальная сумма замораживалась на год, истекающий в 1992-м… Как и следовало ожидать, реформа не дала результата – изъято у населения было 14 миллиардов, а планировалось более 50. Казну спасти не удалось. А с ней – и великую мировую сверхдержаву.

Эрзац-парламент
С чего это мы павловскую денежную реформу вспомнили? А с того, что попытка не то что нерыночными, а волюнтаристскими псевдоэкономическими мерами (реально же в духе батьки Махно) восстановить «социальную справедливость» и кого-то общипать с целью поправки дел в госказне никогда добром не кончалась. Конфискация государством у населения им же – государством – напечатанной налички без проведения структурных реформ в экономике не имела никакого смысла и не отсрочила неизбежный крах экономики, а за ним и советского государства. Кстати, Павлов называл себя сторонником государственного капитализма — запомним это.
В начале недели наше правительство так и не смогло в очередной раз договориться по пунктам антикризисного плана. Злые языки называют споры в правительстве «эрзац-парламентом», который спорит в год, когда заканчиваются деньги, рискуя проспорить все – приватизацию, бюджет и далее. Очевидно же, что ситуация сама собой не «рассосется», структура госмонополистической экономики с гипертрофированной бюджетной сферой в нормальную не превратится, санкции при дальнейшем бездействии отменены не будут.
И надежды на подскок нефтяных цен не имеют никакого основания: если повезет – хорошо, но ждать – глупо. Это все равно что сказки про Илью Муромца: если мужик пролежал на печи 30 лет и три года, то никакой богатырь из него никаким чудом не получится, а превратится он к этому христовому возрасту в мешок жира, неспособный самостоятельно передвигаться.

Шагреневая нефтяная кожа
Про нефтяные цены мы говорили не раз – после того как фьючерсы потеснили спотовый рынок, нефть стала обычной ценной бумагой, а не товаром. Как вы думаете, при колебаниях цены в коридоре 200-210 баксов за бочку маржа спекулянтов будет больше, чем при колебаниях в коридоре 25-35 баксов? Ответ – она будет ровно такой же. То есть биржевым игрокам совершенно по барабану значение цены, они куют маржу на колебаниях цены. Нет ни одной силы в мире, кроме Венесуэлы и России, кому нужна была бы дорогая нефть. Эмираты уже один за другим объявляют о скором учреждении национальных праздников типа «Дня продажи последнего барреля нефти». Триллионы заработанных на нефти долларов шейхи вложили в туризм, гигантские люксовые авиакомпании, альтернативную энергетику, спортивные клубы, хай-тек и пр.

Так что выход у нас один – строить такую же экономику, как все остальные, а не болтать о нашем особенном пути – любой «особенный путь» приведет нас к новой «павловской» денежной реформе и всему, что за ней последовало. Тогда уже придется срочно «Шагреневую кожу» перечитывать.