Что делать с медициной: непраздничные размышления в праздничный день


Пора систематизировать идеи по неотложным переменам в медицине – это я понял после чрезвычайно широкой и оживленной дискуссии в астраханском Фейсбуке после моего поста всего с двумя тезисами о медицинской реформе. Начиная с осени прошлого года, я не раз затрагивал тему деградации российского здравоохранения. Весна 2020-го дала обширный подтверждающий материал.

Время поиска решений
Еще в марте – сразу после начала эпидемии – я написал заметку о том, что астраханское здравоохранение выдержит максимум 500-600 госпитализированных болеющих ковидом, дальше ему грозит паралич (заметка вызвала большое возмущение – «как посмел?!»). Даже мне со всем моим скепсисом в страшном сне не могло представиться, что уже на первой сотне астраханцы лишатся специализированной медицинской помощи, принесенной в жертву безалаберности – как будто кроме ковида других болезней нет. То есть, ситуация оказалась гораздо тяжелее, чем ее мог представить самый безнадежный скептик. Справедливости ради следует напомнить, что Астраханская область не исключение – по всей России лучшие областные больницы передавались в спешке под ковид-госпитали. Пора делать выводы и предлагать решения.

Эпидемия – это война
Сегодня ежу понятно, что жить нам в условиях эпидемии не один год. В соседнем с нами Азербайджане уже третья и более тяжелая волна, чем были раньше. В Китае – то ли третья, то ли четвертая. В суперпродвинутом Израиле – вторая. До нас эти волны дойдут с задержкой месяца в два. История именно с этим вирусом будет продолжаться, пока с ним не познакомится примерно 70% населения Земли – очаги будут возникать то там, то там. А есть еще и другие вирусы. То есть, вся наша экономика в целом и медицина в частности должны научиться работать в условиях эпидугрозы. Каких-то полвека назад эти навыки были, но прорыв в разработке антибиотиков и вакцин создал иллюзию победы над инфекциями.

Отпраздновали победу все страны мира экономией на эпидслужбе и вложениях в инфраструктуру лечения инфекционных болезней – Россия тут не одинока. Только с 2000-го года по 2018-й численность врачей эпидемиологов в России сократилась более чем в 2 раза с 27,8 на 100 тыс. населения до 13,3, количество инфекционных коек за тот же период сократилось со 103 на 100 тыс. населения до 59. При сокращении врачей ставки инфекционистов пострадали больше всех. Видимо по принципу «а чего инфекционные больницы пустые стоят».

А инфекционные койки и должны в норме стоять пустые. Это как в производстве боеприпасов и вооружения – 70-90% мощностей стоят в резерве на случай войны, в мирное время загружено 10-15%. Скажете – высокопарное сравнение – то война, а то, извините, «жидкий стул»? А где вы видели сейчас войну, которая нанесла бы бОльший ущерб, чем нынешняя эпидемия и неадекватная реакция на нее? Нет уж – то, что сейчас происходит – это и есть война, причем, в переводе на военный язык – максимум «конфликт средней интенсивности», хоть и всемирный. Нам повезло, что вирус не боевой и не особо опасный природный. Так что нечего жадничать – к эпидемиям надо готовиться как к войне, причем именно войне за выживание человечества. Старое поколение медиков происходящее шокирует и возмущает, потому что старое поколение медиков именно к войне с эпидемиями и готовилось, соответственно преподавание всех профильных дисциплин носило либо полувоенный, либо прямо военный характер.

Что делать: примерные тезисы
Итак, первое. Система инфекционных больниц должна быть не только восстановлена, но и существенно расширена в расчете на массовое поступление пациентов (математические модели есть).

Второе. Существенно должна быть расширена сеть станций скорой помощи. В инфекционных больницах помимо коечного резерва должны быть помещения для парковки/обработки санитарного транспорта. При чрезвычайном положении часть гражданского транспорта может быть приспособлена для транспортировки больных. Напомню, что в советское время пассажирские автобусы всех моделей без исключения быстро переоборудовались в санитарный транспорт. Возможно, должен появиться и некоторый резерв санитарного транспорта, находящегося на консервации.

Третье. Должна быть создана сеть диагностических/диспетчерских центров, которые вне эпидпериода заняты обычной диагностической работой, а в специальный период переключаются на «военные рельсы» по заранее разработанным и лежащим в сейфах планам (так раньше и было, хотя про КТ тогда никто не слышал).

Напомню, что в начале 80-х в Астрахани были построены два резервных госпиталя ГО, которые в мирное время были медсанчастями МСЗ и КРХФ – об этом давно забыли. При размещении таких диагностических центров должна учитываться специфика их работы в эпидпериод – расположение по отношению к жилой застройке, транспортным коммуникациям и инженерным сетям (с учетом, что следующим вирусом может оказаться Эбола или нечто подобное). Помещения должны быть обеспечены оборудованием для инструментальной и лабораторной диагностики.

Четвертое. Система санэпидстанций должна быть восстановлена, штаты врачей-эпидемиологов тоже, а вот «чудище обло, огромно, озорно…» в виде Роспотребнадзора должно кануть в Лету.

Пятое. ФГУП «Профилактика» должно вспомнить, что когда-то было сетью дезинфекционных станций. Что происходило с дезинфекцией весной, мне и коллегам-ровесникам понять сложно – все технологии дезинфекции, показанные в СМИ – технологии 50-х годов прошлого века. Я так и не получил нигде информации, использовались ли где-то генераторы горячего и холодного тумана, которые – по заявлению на сайте — имеются у местного филиала «Профилактики». Если применялись – хотелось бы увидеть запись, поддающуюся датировке и геолокации.

Шестое – подготовка кадров. Врачи впервые столкнулись с инфекцией, которую лечить сподручнее не инфекционистам, а ревматологам, реаниматологам и даже онкологам, чем инфекционистам. Но теперь мы такую инфекцию знаем. Это школа жестокая, но полезная. Еще нужно учить санактив. Раньше он был.

Нужна программа и деньги
Напомню, что в России уже умерло от «знакомства» с ковидом около 500 медработников. Подготовка врача, которого можно выпустить на самостоятельную практику, занимает минимум 10 лет. Хорошую медсестру можно выучить лет за 5.
Придется серьезно инвестировать и в биологическую и медицинские науки.
Вывод: ни один регион такую программу не потянет, нужна федеральная. Ответ предвижу – «денег нет, но вы там как-нибудь – опять областные больницы перепрофилируйте, обычные больные потерпят». Авторов таких предложений следует отправлять вместе с ковид-диссидентами в ковид-госпитали санитарами.
Где взять деньги на программу – могу показать пальцем. Давайте перестанем тратить миллиарды у.е. на Сирию. Давайте не будем лезть в Ливию. Нечего нам там делать.

Еще десяток подобных источников могу показать. Высвободившихся сумм (если их не пилить) хватит на две описанные программы – еще и онкологическую помощь человеческую можно будет построить. Россия тратит сейчас на медицину позорно мало – по сравнению с теми странами, которых мы пыжимся догнать и перегнать в экономике.

Разумеется, изложенное – это не программа, а лишь часть необходимых тезисов к программе. Разумеется, все расходы по программе должны быть открыты для всеобщего обозрения до последней канцелярской скрепки – так пилить труднее. А общество должно понимать, что для него возник вопрос физического выживания – ибо не эпидемия тебя убьет, а экономическая разруха из-за того, что государство под трескотню о нашей геополитической значимости очередной раз не подготовилось к эпидемии.

12+

комментария 2

  1. землячка:

    такой большой а в сказки веришь

    2+
  2. Аноним:

    если не тратить на Сирию, Ливию и т.п., то до эпидемии можем и не дожить от засилья обезьян с автоматами… а вот чтобы деньги не пилились — надо ввести расстрелы за экономические преступления!

    0

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.