Что дует в наши паруса: ветра мировой экономики или сквозняки в головах?


Сразу три примечательных события оживили экономическую (а с ней слегка и политическую) повестку. Впрочем, политическая повестка вся под пробку была минувшие недели забита выборами, поэтому на самое существенное и долгоиграющее внимание мало кто обратил. Исправляем.

Не юанями едиными
Первая новость была воспринята полушутя и тут же пробудила остряков: сообщение о том, что размер госрезервов России превысил размер суверенного госдолга. И тут же посыпались хохмы насчет того, что единственной страной в мире без госдолга была Румыния в 1989 г. Параллель совершенно не имеющая отношения к делу, поскольку госдолг у России был, есть и будет, более того, государство на долговом рынке играет весьма активно, никакой задачи ликвидировать долги никогда не ставилось в силу полной глупости такой затеи. Напротив, сейчас Китай нам наконец пообещал 2,6 млрд. «неюаней». Ради достижения этой договоренности с Ли Кэцяном премьер Медведев улетел из астраханских водно-болотных угодий в Петербург на регулярную встречу премьеров РФ и КНР.

В защиту правительства
Следом случился небольшой скандальчик с очередным эпатажным высказыванием Грефа о том, что никакого бизнес-плана по обеспечению экономического роста у правительства нет, консенсуса о том, что надо делать, нет и потому вся деятельность правительства бессмысленна. И тут же зациркулировали слухи — а кто ж станет новым премьером? Кандидатур нашлось немало.
Придется еще раз заступиться за правительство. С чего это Греф решил, что правительство не имеет «смысла жизни»? Мы уже много раз говорили о том, что следить надо не за декларациями, а за реальными действиями и их результатами. Ну какие, скажите, у президента могут быть основания для смены правительства? Макроэкономическая стабильность, определенно, достигнута — см. выше на соотношение резервов и госдолга, на относительно невысокую и стабильную (и потому предсказуемую) инфляцию. Если предположить, что «смыслом жизни» для правительства были именно данные параметры — то вот они налицо. Ах, вас возмущает третий из упомянутых фактов — публикация Росстата по промышленному росту, который «превысил консенсус-прогноз в 2,2%» и составил аж 2,6-2,9% вместо желаемых хотя бы 7-9%, которые могли бы обеспечить рост экономики России хотя бы до среднемировых темпов в 3,3%?
А что будет, если мы действительно разгоним промышленность до таких темпов роста, вы не подумали? При неконкурентоспособной продукции и нищем потребителе? Да, складских помещений у нас много. Автор помнит загрузку склада «Медтехники» в 80-е — товара было под пробку, только у медучреждений не было денег на его покупку и качество предлагаемой аппаратуры не выдерживало никакой критики. Что — опять на склад работать? Одна страна так уже гнала «вал по плану», чем это кончилось, мы слишком хорошо помним. Какой смысл «ускорять» машиностроение, когда его продукцию на внешних рынках нельзя продать. А на внутреннем никто не может купить? Какой смысл улучшать демографию, когда для новых людей нет рабочих мест, и для молодых мужиков кроме службы в силовых структурах никаких перспектив нет?

Выбор «государственников»
В чем все-таки Греф, а до него Кудрин и другие наиупертейшие «государственники» — строители государственно-монополистической экономики РФ, которых совершенно необоснованно называют «либералами», сейчас правы? В том, что нынешняя структура российского хозяйства не способна к росту. В том, что издержками достигнутой макроэкономической стабилизации стали падающий уже шестой год подряд уровень жизни населения, деградация здравоохранения, образования, массовой физической культуры. В том, что сложившаяся практика нормотворческой, надзорной и судебной деятельности уничтожает малый и средний бизнес и вообще отбивает у людей охоту заниматься чем бы то ни было, кроме гос-муниципальной службы, пусть хоть и за грошовые зарплаты.

Но, извините, а кто это все сделал? Не сами ли «государственники» (они же либералы) в 2000-х, когда именно при них определялся долгосрочный вектор развития страны и общества? Что, не понимали, что делают и к чему это приведет? Не поверю, не похожи они на дураков. Так было выгоднее — вот это пойму.

Сложившееся положение российской экономики — топтание на месте и фатальное отставание от всего мира — это вполне осознанный выбор начала 2000-х, который лишь усугубляется каждым новым решением, например, отказом России от сетей 5G, от включения в новую глобальную мировую «паутину» и др. Это положение чрезвычайно устойчиво и оно к нам на долгие годы вперед. Мы уже говорили о двух «потерянных десятилетиях». И том, что впереди в лучшем случае еще одно.

«Экономика и доходы должны двигаться»
Закончить статью хочу несколькими цитатами (по телеграм-каналу К. Тремасова Proeconomic) только что ушедшего от нас научного руководителя Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, академика РАН Виктора Викторовича Ивантера, в память о котором эта статья и написана.
«У нас существенно упали доходы населения. С точки зрения конечного спроса, основной удар пришелся на низкооплачиваемую группу населения, которая больше половины своих доходов тратит на продукты питания. И я бы сейчас просто добавил им денег. На инфляции это никак не скажется, поскольку добавка уйдет на покупку отечественных товаров, а толчок спроса — заметный, и через год-полтора доходы в экономике перекрыли бы эти расходы».

«Если с населением обращаться нормально, то можно обеспечить все: и рост производительности труда, и рост спроса. Основная беда нашей экономики сегодня — это низкий уровень заработной платы. Низкая заработная плата — это фактор, работающий против экономики и против производительности. Это не я сказал, это Генри Форд. Что такое низкая зарплата? Это избыточная занятость. Невозможность внедрять новую технику и технологии. У работников не возникает стимулов к труду».
«Никакой опасности извне России не грозит. Мы зависим не от внешних факторов, а от самих себя. Все экономические проблемы, которые существуют в России — они не извне. Они наши собственные. Они от неадекватности экономической политики — и больше ни от чего».

«Долго так (стагнация в России) продолжаться не может. Приведу исторический пример. С 1975 по 1985 год не было снижения жизненного уровня населения СССР. Абсолютно никакого. И что? Через 10 лет власть ненавидели все, от уборщицы до партработника. Поэтому вот такая ситуация экономическая, стагнация — опасна. Люди реагируют не на номинал, а на вектор. Должно быть движение. Движение экономики, движение доходов. Все остальное — это дурацкая борьба политологов».

комментария 3

  1. Владимир:

    Для этих целей и создали росгвардию. Не хочу приносить себя и детей в жертву. Поэтому документы уже на оформлении чего и вам желаю

    7+
  2. Аноним:

    Глупые размышления

    0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Капча: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.