Все по 150 | Астрахань

Что происходит с астраханской рыбалкой на фоне аномально низкого паводка

Несмотря на никому не понятный нерестовый запрет, половодье в Астраханской области закончилось, и народ пытается ловить хищников – как в населённых пунктах, так и вне их. Кто-то нарывается на штрафы – такое ощущение, что в бюджете очень не хватает денег и репрессивная машина государства работает над тем, как эти деньги изъять у граждан на законном основании.

Рыбак за селом превращается в браконьера
Причём если в прошлые годы (а запрет существует больше десяти лет) рыбоохрана и другие контролирующие органы не особо следили за его исполнением, то в этом году, как говорится, взялись. Сомневаюсь, что это инициатива самих инспекторов. Вероятнее всего, это установка, идущая сверху, и первостепенным в этой инициативе является не природоохранная составляющая, ибо никакого нереста уже нет, а чисто денежная.
Кстати, знакомый пристав пожаловался мне на днях, что в последний год очень много исполнительных листов на рыбаков, нарушивших правила парковки у реки, минимальный размер и другие пункты правил.
У каждой медали, как говорится, две стороны. Если по нерестовому запрету есть вопросы относительно его целесообразности, то в общем и целом ситуация с браконьерством, по крайней мере ниже Астрахани, в дельте, стала заметно меняться. И я это наблюдаю воочию: всё меньше видно, по крайней мере днём, сеточников и персонажей с сандолями (острогами), гоняющимися за сазанами по полоям. По крайней мере в Володарском районе точно, не знаю, как в других, и это заслуга участковых. В самых низах функцию рыбоохраны выполняют пограничники – надо признать, что хоть иногда и с перегибами, но порядок они там навели.

Понятно, что победить браконьерство полностью нельзя. Но загнать его в какие-то приемлемые рамки можно. Просто победить его можно не только репрессивными методами, но и социально-экономическими. Когда у людей есть достойная работа, приемлемый уровень жизни, нужда рисковать отпадает, у большинства по крайней мере. Но пока государство идёт по самому простому пути – ужесточению наказаний.

Меньше воды – меньше рыбы
Если сравнивать рыбалку на исходе половодья год назад и сейчас, заметна существенная разница, в первую очередь по судаку. В прошлом году в реках в конце паводка появилось просто колоссальное количество судака – как в реках дельты, так и в Волге выше Астрахани. В первую очередь, конечно, в плавных сетях у браконьеров – его было так много, что приёмная цена падала до 40 рублей за килограмм, а то и вообще его переставали принимать. Судак был деловой – от килограмма до двух. В этом году всё гораздо скромнее. Судак появлялся, но эпизодически, как говорят, толчками, и не в тех количествах, что год назад. Возможно, это связано с селёдкой – её тоже заметно меньше, чем год назад, а может быть, с аномально низким и непродолжительным паводком, чем-то похожим на катастрофический паводок 2015 года. Правда, в этом году, слава богу, не было таких заморов на нерестилищах и хоть что-то вывелось из икры. По крайней мере, в реках хоть и мелкий, но есть малёк, и какая-то часть его выживет.
Вода уходила так резко, что очень много молоди рыб осталось в отшнурованных водоёмах, и инициатива начать работу голубых патрулей раньше обычного срока, прозвучавшая на прошлой неделе, очень своевременная, иначе на такой жаре через пару недель спасать будет некого.

Вопреки прогнозам, всё-таки появилась мошка. Её тоже меньше, чем в предыдущие годы, и это, пожалуй, единственный положительный момент такого паводка, но не для рыбы и природы, а для людей.