Каспийский прорыв: поставлена точка в определении статуса уникального водоема

Пятый Каспийский саммит стал опорной точкой в затянувшемся сверх всякой меры процессе определения статуса Каспия: наконец, после почти трех десятилетий работы, подписан итоговый документ – Конвенция. Поскольку публикаций с объяснением деталей сейчас довольно много, отмечу только несколько ключевых моментов.

Главные вопросы решены
Первый. Конвенция – это базовый, рамочный документ, который не может предусматривать все конкретные случаи хозяйственной и иной практики. К Конвенции потребуется еще ряд документов. И здесь второй важнейший момент: если ранее требовалось пятистороннее соглашение по любому частному вопросу, то теперь достаточно двусторонних. Понятно, что процедура согласования частных вопросов резко упрощается и сокращается по времени.

Три, пожалуй, самых волнующих вопроса в основном разрешены. Чужих военных в акватории Каспия не будет (на суше они бывают, да и в российском «Каспийском дерби» участвуют китайские военные). Трубопроводы могут появиться, и прокладка их переходит в сферу двусторонних договоренностей, но с небольшой оговоркой – при соблюдении признанных Каспийской пятеркой экологических норм. Так что обещанный Еврокомиссаром по энергетике М. Шефчовичем два года назад Транскаспий может появиться в указанные сроки – конец 2019 г, если… ну, сами понимаете.

Разработка спорных нефтегазовых месторождений на юге Каспия также становится предметом двух- и трехсторонних соглашений (Азербайджан – Туркмения, Азербайджан – Иран, Азербайджан – Иран – Туркмения). Свобода мореплавания гарантируется в соответствии с международным правом. Ну и экология не забыта, хотя, да простят меня экологи, но за три десятка лет, что автор наблюдает за каспийской темой и периодически участвует в разработке документов и организации мероприятий, складывается впечатление, что про экологию вспоминают, когда надо отодвинуть решение какой-либо хозяйственной проблемы.

И, разумеется, Конвенция создала на будущее прецедент решения сложнейшей международной проблемы, которую невозможно было разрешить на основе имеющейся международной правовой практики.

Любопытный факт – Конвенция составлена на шести языках: языки Каспийской пятерки плюс английский. В случае споров и разночтений стороны обратятся к англоязычной версии.

Все начиналось с Астрахани
Не могу не поделиться эксклюзивной ретроспективной информацией об участии астраханцев в каспийском урегулировании. В начале 90-х «козыревский» МИД вообще не считал каспийскую проблематику актуальной, все попытки астраханских властей обратить внимание центра на эти проблемы разбивались о равнодушие и непонимание. Астраханцы сами начали строить отношения, и в 1994 году впервые в Реште прошла выставка астраханских товаров в Иране.

Ситуация кардинально начала меняться только в 1995-м году, когда Анатолий Гужвин получил возможность выступить по каспийской проблематике перед депутатами Госдумы РФ и разъяснить, что с позиций сложившихся норм и практик международного права статус Каспия определить невозможно. Затем в 1996 году последовало выступление в Совфеде. В 2000 году в Астрахани проходят первые выездные Дни Совета Федерации, значительная часть повестки которых была посвящена каспийскому сотрудничеству. В 2002 году перед сенаторами выступает уже Александр Жилкин, тогда еще первый вице-губернатор, представляя концепцию коллективной безопасности на Каспии (позднее в 2006 году в астраханском Альманахе политических исследований выходит его же программная статья на ту же тему).

Наш вклад в Коммюнике
В заключение – небольшое лирическое отступление. Вклад астраханцев чувствуется и в итоговом Коммюнике участников саммита: «Президенты выразили поддержку активизации сотрудничества Прикаспийских государств в различных форматах, включая контакты на регио­нальном уровне, культурные обмены, медиафорумы, молодежные слеты, спортивные состязания и другие». Именно астраханцы в 2000 году придумали и провели первую Универсиаду Прикаспийских стран. Астраханцы придумали Каспийский медиафорум, который состоится в Астрахани уже 4-й раз в сентябре, и многое другое. Для многих астраханцев, строивших на протяжении почти трех десятилетий партнерские, дружеские связи в гуманитарной, деловой и других сферах, подписание Конвенции стало личным праздником.