Крутое пике экономики России на фоне пандемии: астраханские перспективы


Вот если бы пик политической активности Михаила Горбачева пришелся на нынешние времена, возможно, вслед за Владимиром Путиным, введшим в оборот термин «отрицательный рост» в отношении экономики, последний генсек наверняка бы воспользовался своим любимым словечком «ускорение», чтобы охарактеризовать
очередное пике российской экономики.

Не вирусом единым больна экономика
Если верить Росстату (хоть стиснув зубы), то первые признаки спада в нашей
экономике появились еще в первом квартале, и уже в марте можно было говорить
о технической рецессии, никаким ковидом тогда еще не пахло – все готовились к
«всероссийскому голосованию».

Понятно, что пандемия серьезно усугубила спад и, по-горбачевски выражаясь, ускорила отрицательное ускорение. Кризис с ценами на нефть возник в первых числа марта, а спровоцирован он был чередой конфликтов с саудовскими лидерами. И напомню, что кризис заключается не только в падении цен, но и жестком вытеснении Саудами России с привычных европейского и восточного рынков. То есть, падает и цена, и объемы наших поставок, причем падают за счет роста саудовских, в частности в Европу. Проблемы Газпрома пока вообще не связаны с падением нефтяных цен – этот фактор скажется только к осени. То есть, имеем «идеальный шторм»: свой
циклический кризис + спад мировой экономики.

«Штормовая» сумма
Сумма циклического и ковидного кризисов в России дает пока такие прогнозы:
падение ВВП по году примерно на 5%, реальных располагаемых доходов
населения – почти на 4%, рост безработицы до 5,7% работающего населения (за
период «самоизоляции» — уже рост на 29%), причем пострадало в основном
среднеобеспеченное население – владельцы и работники небольших бизнесов
сферы обслуживания (торговля, туризм, бани, салоны красоты, парикмахерские и
пр.).

А самое пострадавшее население является основным покупателем и
арендатором квартир, товаров длительного пользования и прочее, то есть, падение их
доходов рикошетом ударит по другим рынкам – это ближе к осени. Спад
промпроизводства в апреле – в районе 7%, по некоторым отраслям до 70-80%,
как ни странно, в этот кризис промышленность упадет меньше, чем ВВП, особенно
сильно пострадал автопром и сборка бытовой техники — это десятки тысяч
рабочих плюс смежники.

Удар по доходам бюджета сравним с «лихими» 90-ми: федеральный бюджет
может недосчитаться 20% и более доходной части, в том числе – до 60%
нефтегазовой выручки, дефицит бюджета – 8,5%ВВП (это больше ликвидной
части ФНБ), впервые за многие годы – отрицательное сальдо внешнеторгового
баланса, региональные бюджеты могут недобрать от 1/3 до половины доходной
части. Регионам вряд ли приходится рассчитывать на существенную поддержку
центра, им придется искать выход в коммерческих кредитах и собственных мерах
по стимулированию инвестиций. И все в условиях сохраняющейся эпидугрозы. И
что регионы, в частности, наша родная Астраханская область?

Астраханские перспективы: надеяться или оплакивать?
Журнал «Инвест-Форсайт» — специализированное федеральное издание,
ориентированное на мониторинг инвестиционной активности и привлекательности
российских регионов, опубликовало очередной рейтинг регионов за апрель.

Методология подсчета рейтинга может вызывать споры – она основана на
подсчете публикаций об инвестиционной активности регионов в прессе и
онлайновых изданиях, причем каждому сообщения присваивается вес от 10 до 1
пункта в зависимости от качества сообщения. Самое дорогое сообщение – ввод в
эксплуатацию объекта – 10 баллов, самый «дешевый» — протокол о намерениях –
4 балла, а 1 балл – это нечто «прочее». За ввод объекта можно получить
дополнительные баллы за масштаб инвестиций. Эта методология позволяет
оценить не только инвестактивность, но и работу органов управления и их
информационных служб. Так что не торопимся систему критиковать, она не так
проста, как кажется на первый взгляд и оказывается достаточно комплексной.

Так вот, Астраханская область за апрель очередной раз получила «баранку» не войдя
в рейтинг вообще. Если не полениться и пролистать рейтинги за 2020, 2019 и 2018
годы, то бросится в глаза разительный перепад между неблагополучным в
бюджетном отношении 2018 годом (и более ранними) и куда более благополучными
2019-2020-м: в «тощем» 2018-м помесячные рейтинги Астраханской области, в
основном, колебались между 10-37 баллами, а в «тучные» 2019-й и 2020-й – в
интервале 0-3 балла (единичные исключения октябрь и ноябрь 2019, но это
достройка старых объектов).

В чем дело? Или в области не вводятся новые объекты, или пресса об этих победах не пишет. Увы, достаточно пройтись по 17-й пристани мимо уснувшей стройки ледового дворца или совершить виртуальную экскурсию по порталу Астробл, чтобы понять – да, ввода объектов практически нет.

Списать нынешнюю инвестиционную пассивность на ковид не удастся. Вспомним, что крупнейшие объекты в Астраханской области вводились в кризисные 2008-10, 2013-2017 годы: «Звездный», театр и прочие объекты «соцкультбыта», набережные, осевые улицы и даже улицы «заканалья», объекты «Лукойла» и «Шлюмберже», завод по производству томатной пасты и многое другое. Сейчас мы даже не в курсе – а строится ли что-нибудь, разве какие-то проходящие сообщения о вводе ФТС
пункта пропуска в порту Оля и прочая мелочь, которая в упомянутом рейтинге,
больше чем на 1 балл не тянет. То есть, проблема не в плохой работе
астраханских медийщиков, которые недостаточно пишут о трудовых свершениях –
не видно объектов, достойных пера.

Неопределённость с экономическими перспективами Астраханской области
затянулась, а в текущей ситуации такая затяжка тем более недопустима.

 

6+