kaspyinfo.ru

астраханский новостной портал

“Дом занят фашистами”

Новости

Александр Дмитриевич Гайворонский. В начале войны ему было  5 лет

Я родился 5 июня 1936 года на станции Луковская Моздокского района. Отец был строителем, мать — домохозяйкой, мне было 5 лет, брату — 3 года, когда началась война.

«Крики слышны были несколько дней»

В первых числах войны отца забрали на фронт, он попал на Украину, под Луганск, где вскоре был ранен и отправлен в госпиталь в Кисловодск.

Тем временем Красная Армия в августе 1942 года оставила Моздок. В нашем доме немцы организовали полковой штаб. Я помню, как туда на допрос привели девушку-подростка, когда немцы ее вели, то били ремнями с пряжками по ногам, по рукам. Ее никто не знал, она была не местная, видно, ее кто-то предал, так как накануне на железной дороге был подорван немецкий эшелон с танками и солдатами. Увидев маму, девушка крикнула: “Меня зовут Женя!”. Ее очень долго пытали, крики слышны были несколько дней. Когда мы увидели ее, на ней не было живого места, она вся была в ожогах от карбида, у немцев были карбидные лампы. Ее расстреляли и закопали в проулке между нашим и соседским домом.

«Помню холод, темноту, мышей и лягушек»

Так как наш дом был занят фашистами, бабушка, мама, я и братишка ютились в погребе, в подвале. Помню холод, темноту, мышей и лягушек. Но иногда я делал вылазку. Однажды смотрю, все мальчишки побежали на железную дорогу, где подорвали немецкий эшелон, и я побежал. Те, кто постарше, стали разбирать артиллерийские снаряды. Мне понравились две зеленые колотушки с длинными зелеными ручками, я подумал, что маме они очень пригодятся, она ими будет картошку мять, пюре братику делать. Я зашел в наш двор и, довольный, что что-то добыл, кричу маме: “Смотри, что я тебе принес!”. В это время из нашего дома-штаба вышел немец, увидел меня с гранатами в руках и как закричит: “Партизаны!”. Мать вырвала из моих рук гранаты, положила на землю и, подхватив меня, спрятала в подвал.

В это время отец, подлечившись в госпитале, был направлен в Сталинград, где был пулеметчиком и просто каким-то чудом там уцелел. Вернулся домой в 1945 году, где мы его ждали.