Пандемия невежества во время пандемии

20.12.2020 14:00 Политика
7
2941
Эту статью я собирался написать давно, но решил отложить до относительной стабилизации или хотя бы до «празднования» первой годовщины нашего знакомства с новым коронавирусом. Но вот дата приближается, стабилизации хоть и не видно, но как-то привыкли, уже можем спокойно обсуждать проблему, так что все-таки пора написать.

Предисловие
В этой статье не будет ничего нового, почти все уже было сказано в разных публикациях в уходящем году, просто здесь все сформулированные тезисы будут собраны в один текст. Поэтому статья будет больше походить на официальную, вполне себе бюрократическую справку. И еще одна предварительная ремарка: оппоненты часто мне возражают, мол «в Италии (Европе, США и пр.), в других
регионах еще хуже». Отвечаю всегда одинаково: мне, как патриоту России и астраханцу, безразлично, что там в США и Европе, меня интересует, что происходит у меня дома. А дома – более чем 13%-ный рост смертности за неполный год, причем только половина (по официальным данным) этих смертей на счету нового коронавируса, а половина – за счет дезорганизации системы здравоохранения, не выдержавшей удара весьма среднего по поражающей способности вируса, даже скорее намного ниже среднего – летальность в мире
примерно 2,25%, это не Эбола, Марбург, Ласса и пр.

Сразу замечу, что отдельные «антиковидные» меры: создание амбулаторных центров для инфекционных больных для разведения потоков инфекции\соматика, строительство госпиталей (надеюсь, они заработают) – это абсолютно верные шаги. Жалко, что они опоздали примерно на 9-10 месяцев. Ограничение работы мест массового скопления людей, масочный режим и социальное дистанцирование – это тоже вполне адекватные меры, подтвердившие эффективность во всех странах мира. Но это все часть системы, а не система, отдельные фрагменты. Итак, начнем разбор залетов, необходим он не для
«справедливой кары», а для того, чтобы их не повторять.

Работа над ошибками
Для начала – перечень допущенных управленческих ошибок.
1. Неверно оценен факт и реальность угрозы в декабре 2019 году. Хотя публикации о новом опасном вирусе появились под Новый год, первая реакция Роспотребнадзора на новый коронавирус последовала лишь через 10 дней, 9 января. В период моей поликлинической практики в случае выявления в детском дошкольном учреждении одного случая гепатита, кори, ветрянки и пр. у меня на реакцию было не более получаса, через 30 минут начинались звонки из бассейновой СЭС с требованием подробнейшего отчета об уже принятых мерах.
Разумных объяснений 10-дневной задержки я найти не могу.

2. Неверно оценен масштаб угрозы в январе 2020 года. Страна была занята предстоящим референдумом, другими делами. Кому-то новая инфекция казалась чисто китайской проблемой, не нашей.

3. Неверно оценены ресурсы системы здравоохранения (поликлинической сети, скорой, стационарной сети). В результате пришлось в экстренном порядке с двухмесячной примерно задержкой перепрофилировать лучшие областные больницы в ковид-госпитали.
То же можно сказать о промышленных мощностях по производству медицинских материалов, реактивов, медикаментов, оборудования, о состоянии лабораторных и диагностических служб.

4. Неверно оценена готовность и дееспособность системы санэпидбезопасности населения в январе 2020 года. Система в основном была переориентирована и разрушена в последние лет пятнадцать. Создание Роспотребнадзора – это ошибка.

5. Неверно оценено состояние санитарной грамотности населения. Люди
оказались не готовы воспринимать призывы к соблюдению даже элементарных правил личной гигиены, сформировалась значительная прослойка агрессивных ковид-диссидентов.

6. ДВАЖДЫ неверно оценены сроки действия угрозы: первый раз весной, и повторно летом, в результате к осеннему подъему не готовились, органы управления считали, что его не будет, несмотря на предупреждения даже в социальных сетях.

7. Забыта и полностью извращена информационная политика по мобилизации и подготовке населения к жизнедеятельности в условиях эпидугрозы. Об информировании населения все сказано в статье «Пандемия вранья», добавить мне нечего.

8. Всю весну и лето в сознании верхов доминировали фантастические иллюзии о "самопрекращении" эпидемии от "самоизоляции", не подкрепленной надлежащими санэпидмерами. Сейчас продолжают доминировать не менее сомнительные надежды на популяционный иммунитет (о возможности его формирования мы что-то узнаем в лучшем случае к концу следующего года, а пока наблюдаем повторные случаи).

9. Хотя письмо Роспотребнадзора о дезинфекционном режиме при выявлении новой коронавирусной инфекции появилось 23 января, дезинфекция как системный процесс на местах вообще была упущена. Лишь под сильным нажимом общественности в Астрахани была проведена дезинфекция общественных пространств с помощью сил и средств войск РХБЗ, отмечались спорадические случаи дезинфекции улиц силами муниципалитета, как-то налажена перевозчиками дезинфекция общественного транспорта. При этом случаев применения современных технических средств дезинфекции не замечено, использовались послевоенные технологи, требующие огромного расхода
реагента. Все мои просьбы найти и показать видео или фото применения
современных технических средств дезинфекции остались без ответа – никто нигде их не видел. Дезинфекция в помещениях предприятий и организаций была возложена на сами организации, не имеющие ни специально обученных людей, ни оборудования, все было на уровне рекомендаций и предприятия выкручивались сами как могли (или не выкручивались).

10. «Самоизоляция» - появившийся в этом году новый термин по своему содержанию и исполнению сложно отнести к одному из известных более 100 лет разделов противоэпидемических мероприятий. Во всяком случае, с привычным для медиков карантином, вовсе, кстати, не предполагающим запирание всех по домам, «самоизоляция» не имела ничего общего. Также с самого начала была упущена обсервация, как составная часть карантинных мер, а про санитарные кордоны и
не говорю, я был в шоке, когда в разгар пандемии многократно на машине пересекал административные границы многих субъектов федерации, бывал в аэропортах, на вокзалах...


Еще раз: карантин не предусматривает домашний арест всего двуногого, карантин подразумевает решительное и энергичное выявление заболевших и контактных, их изоляцию (только их, а не всех подряд) и лечение или обсервацию, решительное ограничение деятельности мест массового скопления людей, в случае невозможности их закрытия - продолжение работы с соблюдением дезинфекционного режима и мер личной профилактики (у нас ограничения и масочный режим были, но дезрежим опять был переложен на юрлиц).

Карантинные меры направлены на сохранение нормального режима работы предприятий и организаций в условиях действующей эпидемической угрозы. Подмена карантина «самоизоляцией» - один из наиболее проблемных вопросов, подлежащих изучению и оценке результативности.


Выводы
Органы управления не справилась с функцией, которую российская власть считала своим коньком: обеспечение безопасности населения. Органы управления (не надо все сваливать на Минздрав, первую скрипку в данном случае обязан был играть Роспотребнадзор и др.) не исполнили свой профессиональный долг по обеспечению санитарной защиты границ государства и территорий от заноса инфекции, не обеспечили санитарно-противоэпидемическое благополучия государства и населения, не обеспечили должной преднастороженности и
мобилизационной готовности здравоохранения к периоду действия эпидугрозы, не обеспечили безопасности труда медицинских работников, допустили массовое внутрибольничное заражение и гибель пациентов и медицинских работников.

В ходе подготовки к пандемии, в ее начале, далее – летом и осенью мы имели возможность наблюдать, как ЛПР (лица, принимающие решения)
продемонстрировали все болезни нынешней системы – неспособность к
декомпозиции проблемы, операционализации, построению причинно-
следственных связей и т. д. И это на фоне замкнутости власти, ее отказа от коммуникаций с обществом, замене диалога бессмысленными и непродуманными
пресс-релизами.
Не были использованы безусловные преимущества России перед другими государствами:
1. Низкая плотность населения.
2. Низкая плотность социальных контактов.
3. Низкая социальная мобильность.
4. Наличие (до начала 2000-х годов) лучшей в мире системы
противоэпидемической защиты населения и наличие лучшего в мире опыта, аккумулированного в научных и учебных изданиях и пособиях,
профессиональной памяти работников здравоохранения.

Короче – все, что мы еще 30- лет назад умели делать лучше всех в мире, было забыто и игнорировано, все решили открывать заново методом тыка, а это негодная практика. Примечательно, что наиболее успешно с пандемией справляются те страны, которые используют абсолютно «советские» карантинные методы, в их число входят как тоталитарные Китай и Вьетнам, так и эталонно демократические Тайвань, Южная Корея, Япония, Новая Зеландия, Австралия.

Безопасность – это, в первую очередь, въедливый и занудный врач
санэпидстанции и еще более занудный дезинфектор.

Что делать?

Хотя я обещал сухую бюрократическую справку, без лирики совсем не обойтись. Несколько дней назад в социальных сетях вспоминали К. Лушникова и, разумеется, его современников – А. Ничогу, Д. Столбова, А. Левитина, Г. Любарта и других. Те, кто их знал, не могут себе представить, чтобы при них могла случиться подобная ситуация. Это были сложные люди, кому-то они нравились, кому-то нет, но свое дело они знали. Кстати, зная кухню областной администрации 1990-х, не сомневаюсь, что первое совещание на «ковидную тему» Анатолий Гужвин провел бы прямо на Новый год, на нем присутствовали бы не
только медики, но и Мирон Блиер. Не сомневаюсь, что медикам Гужвин дал бы поручение примерно следующего содержания: мол, Москва пока ни мычит, ни телится, вы сами разберитесь и подготовьтесь, чтобы никаких неожиданностей и аврала не было, когда из центра начнут поступать ЦУ, без лишнего шума готовьте базы, материалы, оборудование, людей, при необходимости подключайте заводы
(они еще были), говорите, что вам надо. Не сомневаюсь, что Александровская больница осталась бы при своих делах, хотя часть врачей и медсестер из нее наверняка бы отмобилизовали.

Теперь, о том, что делать дальше. Можно, конечно, все вести так как сейчас, дождаться естественного завершения пандемии (это неизбежно произойдет) и начищать фанфары. Скорее всего, так и будет. Но лучше бы:

1. Вернуть систему санэпидстанций и дезинфекционных станций.
2. Восстановить инфекционные стационары, создать резервные, можно
использовать опыт резервных госпиталей советской ГО.
3. Отделить амбулаторные учреждения для инфекционных больных от
соматики (раньше даже при советской тесноте входы в поликлиники для
температурящих были отдельные, правда ими далеко не всегда
пользовались), создать, опять-таки по принципу мобрезерва, параллельную систему скорой и санитарного транспорта (это не одно и то же), систему диагностических и диспетчерских узлов.

4. Восстановить санпросветработу и что-то похожее на подготовку сандружин. Постепенно создать на предприятиях и в учреждениях прослойку обученных дезинфекторов и парамедиков, это вообще полезно и без всяких пандемий.

Разумеется, это лишь чрезвычайно упрощенная схема необходимой системы мер. Она сложная и не дешевая. Ну или идти по первому пути, начищать фанфары и уверять себя, что эта пандемия пройдет и никаких других никогда больше не будет. Вспоминаю слова своего приятеля из ковид-госпиталя: «Жалко, что не чума», - медики чувствуют, что выводы очередной раз сделаны не будут и проблемы утонут в победных реляциях.