Деньги в кошелек или бомбы на голову: горизонты человечества на 2021 год 

31.01.2021 15:00 Политика
1
2450

Давосский экономический форум в этом году был уникален: во-первых, он прошел «по удаленке», как выразились бы российские студенты, а очная встреча обещана в мае в Сингапуре. Во-вторых, на нем после 12-летнего перерыва выступил Путин, который игнорировал Давос с 2009 года, уделяя гораздо большее внимание Петербургскому экономическому форуму, который так и не стал альтернативой Давосу.

Как выжить?

Естественно, его появление вызвало дискуссию – с чего вдруг после такой паузы. Форум был посвящен обсуждению новой глобальной реальности – функционированию мировых экономических и политических систему в условиях «коронакризиса», обрушившего мировую экономику, рынки, приведшего к массовому обнищанию населения и росту социальной напряженности. Фактически возник вопрос – а как выжить и не скатиться в череду войн и революций?

Собственно, выступление В. Путина и был посвящено именно этому вопросу, хотя основатель форума Клаус Шваб сформулировал тему иначе: «Восстановление доверия и расширение международного сотрудничества». В повестке были вопросы о медицине, обществе и будущих трудовых отношениях, технологиях, экологии, геополитике (куда ж без нее в экономике) и, разумеется – экономика ближайшего будущего в центре обсуждения,

Три вызова миру

Путин напомнил, что неспособность разрешать противоречия в прошлом веке привела ко Второй мировой войне, заметив, что в настоящее время такой сценарий вряд ли возможен, так как приведет к концу цивилизации, но чем черт не шутит, и назвал три ключевых вызова, стоящих перед мировым сообществом.

Первый вызов – социоэкономический, он связан с резкой дифференциацией по уровню доходов и обнищанием огромных масс населения при росте прибыли монополий, причем об актуальности этой проблемы для России он почему-то не сказал, приводя в пример Китай и США. В условиях глобального экономического спада молодежь невостребована на рынке труда, не может получить хорошее образование и сделать карьеру.

Второй вызов – общественно-политический, он вызван нарастающим неравенством, этот вызов – раскол общества, рост общественного недовольства и нетерпимости. При этом особое недовольство В.Путин выразил в адрес интернет-гигантов, которые начинают «подменять легитимные демократические институты».

Третий вызов – обострение комплекса международных проблем. В условиях внутреннего кризиса возникает соблазн к поиску «того, на кого можно все свалить, обвинить во всех бедах». «Подобная игра без правил критически повышает риски одностороннего применения военной силы», - отметил В.Путин.

БИИКС вместо БРИКСа

Короткая дискуссия в экспертном сообществе, вызванная появлением нашего президента на «Давосской экономической неделе», быстро пришла к консенсусу: Путин чувствует нарастающую внешнеполитическую изоляцию России и начинает воспринимать ее как угрозу российской экономике и политической системе, поэтому старается эту угрозу если не нейтрализовать, то как минимум – снизить и отодвинуть. Первый сигнал, что это может получиться, был как раз в первый день форума и, с вопроса о нем и начал дискуссию К. Шваб – звонок Байдена Путину с предложением пролонгировать договор ОСНВ-3. Договор, поддерживающий по меньшей мере иллюзию ограничения гонки стратегических вооружений, был пролонгирован в рекордные сроки – буквально за день. Но этим все ограничилось, относительно содержания остальной части переговоров информация из Белого дома и Кремля существенно расходится.

Между тем эксперты международные и российские обращают внимание на другие вызовы – специфически наши проблемы. Накануне «давосской недели», как обычно, были опубликованы ряд докладов по мировой экономике. Например, в докладе ВЭФ указывается, что российская экономика плохо подготовлена к восстановлению после пандемического кризиса, ключевыми факторами неготовности названы неспособность улучшить управление госучреждениями, повысить общественное доверие, побороть монополизм – ничего нового, да, но раз мы сами давно это знаем – отчего ничего не делаем?

В докладе ВШЭ отмечается рост зависимости российской экономики от импорта технологий почти в 1,5 раза с 2011 г., а в докладе МВФ, с одной стороны, улучшается прогноз по российской экономике на 2021-2022 гг., с другой – указывается, что темп восстановления российской экономики будет вдвое ниже средних мировых темпов. Ну а быстрее всех, естественно, после ковид-кризиса будет восстанавливаться Китай – ему нагадали аж двузначный рост, за Китаем Египет, Турция, Индия и Индонезия. На последней надо остановиться особо и не только потому, что это наш главный поставщик пальмового масла. В докладе по рынку труда Всемирного банка я с удивлением обнаружил аббревиатуру БИИКС вместо БРИКС – международные институты уже начали вместо России в группу наиболее крупных развивающихся экономик включать Индонезию вместо России, ну-ну…

И, разумеется, специфически нашим фактором риска (наряду с Ираном, Северной Кореей, Венесуэлой и Кубой) остаётся возможность ужесточения экономических санкций – этого прямого следствия нарастающей международной изоляции.

Намеки на глобальный военный конфликт, который непременно «уничтожит цивилизацию», судя по всему, наших западных «партнёров», как называет их наш президент, не пугают.

В целом нам нагадали на этот год продолжение спада, хоть и небольшое – 0,7%, нарастание инфляции (говорят, поставщики гипермаркетов уже рассылают уведомления рознице о повышении отпускных цен), уже в первые недели нового года инфляция разогналась в годовом выражении выше психологического барьера 5%.

Ну и ковидный кризис никто с повестки не снимал. Как отмечалось в Давосе, пандемия в ближайшие годы продолжит определять процессы в мировой экономике, если кто-то решил, что с нового года китайский вирус уймется и забудется, то это вряд ли. Повторюсь: надо готовиться к жизни в длительной осаде и не портить нервы по пустяками ни себе, ни другим, но выводы из собственных ошибок делать обязательно.