Дадут ли народу 500 миллиардов? Вопрос снят, вопросы остаются

14.02.2021 15:07 Общество
1645

Начало минувшей недели отметилось перепалкой между СМИ и разными федеральными органами о том, потратит ли в 2021 году российское правительство дополнительно 500 млрд. руб. на разные социальные нужды, чтобы притушить страсти в обществе, вызванные экономическими неурядицами и различными ограничительными мерами из-за пандемии. На первый взгляд, предмет дискуссии мелкий – социальные расходы, если суммировать все статьи бюджета, приближаются к 40%, и лишние 500 млрд, хотя сумма для обывателя гигантская, на самом деле меняют погоду несущественно, всего процентов на 4-5, так чего шумим? Хотя 500 млрд. тоже деньги, полагаю, в основном дело в символах, прессу и активистов задел сам факт – сначала обещаем, потом опровергаем. Заявление Д. Пескова, о том, что источник информации – агентство Рейтер – попросту не дождалось ответа и опубликовало «слив» преждевременно, никого не успокоило.

«Рейтер» зря не напишет
 

Чтобы понять пикантность ситуации, необходима краткая справка об агентстве Рейтер. Старейшее в мире информагентство создано в 1851 г. – в доэлектрическую эру – и начинало с использования голубиной почты, затем первое в мире использовало электрический телеграф. Агентство росло на биржевых новостях бешеными темпами, примеру Лондона начали следовать другие деловые центры мира, но Рейтер остался Рейтером, хотя династия баронов-основателей ушла в мир иной. Рейтер остается мировым флагманом и наиболее авторитетным источником информации, это как в медицине журнал «Ланцет», в котором совсем недавно Россия добилась публикации об испытании вакцины «Спутник V», после чего, собственно, вакцине и был открыт путь на зарубежные рынки. Кстати, особый статус информагентств подчеркнут в российском законе «О СМИ». К чему все так подробно? А к тому, что если Рейтер про 500 млрд. написал, то точно не на пустом месте, информация из надежного источника была.

Министр не порадовал депутатов
 

Как раз с вялым переругиванием между Кремлем и СМИ на темы «был ли мальчик», то есть, 500 млрд. руб. на купирование недовольства масс, совпал еще один совсем маленький, но очень примечательный скандальчик с выступлением в Госдуме министра экономики М. Решетникова. Спикер Думы В. Володин был возмущён тем, что Решетников назвал Госдуму «площадкой» -  тут, мол, законы для всего народа принимаются, а не торговля идет, отреагировал Володин. 
Но раздражаться депутатскому корпусу было чем. Министр принес не очень веселую презентацию, из которой следует, что реальные располагаемые доходы населения за год упали на 3,5% - это в довесок к и без того серьёзному сползанию с 2013 г. (кто-то говорит о 8-9%, а кто-то и более 10% называет). Назвал Решетников и потраченные на ковидный кризис суммы – получилось совсем немного по сравнению с развитыми экономиками – чуть больше 110 млрд. руб. живыми деньгами плюс кредиты банкам на 1,3 трлн. И еще около 500 млрд. кредитов предприятиям или беспроцентных, или под чисто символические по российским меркам 2%. Результатом М.Решетников мог бы похвастаться – спад экономики за 2020-й по, его подсчетам, всего 3,1% (в США – 3,5%), ниже, чем в ЕС – от 5% в Германии до 11% в Испании. Впрочем, для стагнирующей более 10 лет российской экономики эти потери серьезны – отсюда и падение уровня жизни.
 

К концу года начала разгоняться инфляция, подошедшая вплотную к психологическому барьеру 5%, а в январе перешедшая его. В результате бизнес сейчас ждет не дальнейшего снижения ключевой ставки ЦБ, а, напротив, ее повышения. Что это означает? Рост цен в ближайшем будущем. К концу года дошло до того, что правительство начало «в ручном» режиме регулировать цены на отдельные продукты – совсем как в СССР. Здесь Решетников пожаловался, что мировые цены на ключевые продукты за последние два годы выросли почти вдвое – ну вот, мол, нам и приходится реагировать. Чем заканчивается такое реагирование, и Решетников и Володин знают отлично, занервничаешь тут. 
 

Прогнозами Решетников тоже депутатский корпус не порадовал, пообещав рост на ближайшее десятилетие в среднем на 3% в год – ниже темпов роста мировой экономики, тем более, что депутаты наверняка в курсе, что прогнозы международных институтов куда скромнее – 1,2-1,5% - и все из-за «плохих» институтов российской экономики. К этим «плохим институтам» фундаментально относятся качество госуправления и нарастающая монополизация экономики.

Дырявые сообщающиеся сосуды
 

В экономике все теснейшим образом связано: нос вытянешь – хвост увязнет, хвост вытянешь – носом попадешь сам знаешь куда. Плохие институты – это значит, что с работой и зарплатой будет так себе, с пенсиями и социальными выплатами – жить можно, но с трудом, и больше всего раздражает, что это запрограммировано на десятилетия вперед – нет там дальше никакого «светлого будущего». Разделы доклада «Факторы роста экономики», «Гарантии стабильности для инвесторов», «Регионы – точки роста экономики» - это про особые экономические зоны, создавшие в прошлом году аж 3,3 тыс. рабочих мест, без слез читать невозможно. Депутатам идти на выборы через несколько месяцев – и что они пообещают избирателям? Что до 2030 г. мы будем жить в лучшем случае как сейчас, что ближайшее десятилетие можно тоже назвать «потерянным» еще на старте? И Решетников думал, что депутаты его за этот обнадеживающий прогноз поблагодарят? 
В финале там еще было про экологическую повестку, но не стал министр напоминать о «крепости заднего ума» - из-за того, что в России сочли неактуальной европейскую экологическую повестку и не ввели собственное обложение товаров с «углеродным следом», теперь российскому экспортирующему бизнесу придется платить на границе в таможенные органы ЕС, и немало платить. И самое обидное, что погрансборы пойдут не в российский бюджет, а Брюсселю, с которым министр иностранных дел С. Лавров готовится разрывать отношения – только разрыв отношений не повлияет на обязанность платить при пересечении границы. Или будем самообеспечиваться валенками и валежником – насколько хватит.

Во власть рвется Альцгеймер 
 

То есть, хотел того или нет, министр экономики подчеркнул именно низкое качество институтов госуправления и развития, и большинство слушателей это поняло. Но понять – не значит реагировать, тем более в нужном направлении. Например, сейчас идет процесс монополизации в строительной отрасли, в Астрахани он тоже очень заметен. Монополизируется торговля, места малому бизнесу остаётся все меньше, тем более сфера услуг тяжело стагнирует – более 13% за прошлый год. Разрушение малого бизнеса неизбежно вызовет массовое недовольство, состояние, когда едва ли не единственным инвестором становится бюджет – и, кстати, основным покупателем товаров, работ и услуг – тоже. Из той же оперы нарастающая забюрократизированность процедур, когда предприниматели, пытающиеся сохранить бизнес, вынуждены бегать по кругу, решая элементарные вопросы, платить нереальные суммы за присоединение к сетям, за аренду помещений. И когда сначала на астраханских домах появляются объявления об аварийности и, следовательно, грядущем сносе, а потом исчезают, и когда пешеходные переходы сначала закрашивают, а через несколько дней обратно раскрашивают – тоже оттуда.
 

Система начинает запутываться сама в себе – что она обещала и когда и по какому поводу, что она говорила и через несколько часов опровергала собой же сказанное, что она делала вчера и зачем, если сегодня начинает делать прямо противоположное. И дело не в том, что сегодня планировали дополнительно дать 500 млрд. на социалку, а завтра пересчитали и передумали, дело в том, что система без всякого смысла и основания усложнила себя настолько, что запуталась и перестала понимать сама себя.