Куда вернулась Америка – воевать с Россией? Разбираемся в ситуации

28.02.2021 16:41 Общество
2
1842

Основная интрига ежегодной Мюнхенской конференции по безопасности состоялась 19 февраля – все ждали и гадали, и вот он пришел: новый президент США Байден впервые в этом качестве предстал перед публикой, правда, виртуально. Впрочем, Байден в этой конференции не раз участвовал ранее, но не в качестве первого лица ведущей мировой державы. И с первых же слов Байден об этом напомнил: «Два года назад… я был частным лицом… я был профессором, а не избранным должностным лицом. Но я сказал: «Мы вернёмся». И я человек слова. Америка вернулась». И далее: «… я посылаю миру четкий сигнал: Америка вернулась, Трансатлантический альянс вернулся». Попробуем понять, куда вернулась Америка и обоснованы ли усилившиеся в российском публичном пространстве опасения прямого военного конфликта между двумя крупнейшими военными державами мира. 

Байден – не Обама

Такую формулировку можно сейчас слышать довольно часто и из разных уст. Байден начал демонстрацию решимости немедленно после вступления в должность, и этим он скорее напоминает Трампа: хотя Ирану намекнули на возможность обсуждения возврата США в ядерную сделку, но все пока намеком и ограничилось, и тут же нанесли удар по проиранским силам в Сирии, последовало заявление по Крыму, отменен вывод американских войск из Германии, Сирии, Афганистана, ограничения Трампа на численность контингента в Германии. Ускоренными темпами готовится новая концепция возрождения НАТО, при этом форсируется и создание вооруженных сил Евросоюза – их зародыш может появиться в ближайшие два года. Продолжается затеянная Трампом концептуальная реформа ВС США, которые теперь вновь будут ориентированы на противостояние с глобальными военными державами – Китаем и Россией. С мюнхенских мониторов Байден обозначил границы союзной Европы – «от Рима до Риги» и напомнил о приверженности статье 5 Альянса – «нападение на одного – это нападение на всех». Байден прямо заявил о намерении «противостоять сегодняшним вызовам с позиций силы».

Далее в речи Байдена был Китай и необходимость готовиться к долгому и жесткому соревнованию с ним. Затем дошла очередь до России. Нашего президента он назвал просто «Путин» без приличествующих титулов, в отношении российских действий употребил неполиткорректное выражение «to bully», которое можно перевести и как «набыченность», «хулиганство», заявил о том, что Россия использует коррупцию как оружие и хочет, чтобы россияне считали, что западная система коррумпирована не меньше, а то и больше российской, заявил, что «Крым не ваш» и далее в том же духе. 

«Политбюро не дойдет до бомбоубежища»

То есть, если речь Байдена в целом была, возможно, менее экспрессивной, чем речь В. Путина в 2007 г., но ответ прозвучал недвусмысленный, правда, спустя 14 лет. Учитывая, что этот ответ подкреплен соответствующей военной активностью (например, прямо перед выступлением Байдена США объявили о развертывании первой бригады, вооруженной наземными гиперзвуковыми мобильными комплексами), у наблюдателей появились основания опасаться – не доведет ли такое противостояние до реального столкновения, даже по случайным причинам из-за «недопонимания» действий другой стороны, тем более, что со времен Первой Холодной войны технологии революционно прогрессировали, и время на реакцию измеряется уже не часами, а минутами – как согласно легенде (а может и не легенде) высказался некогда Андропов: «Политбюро не успеет дойти до бомбоубежища». 

Внешний враг отвлекает от внутренних проблем

Возможность полномасштабного ядерного конфликта обеспокоила и заокеанских наблюдателей, и в последние месяцы в профильных изданиях стали чаще попадаться публикации на тему совершенствования систем контроля над стратегическими вооружениями. Камней преткновения в переговорном процессе множество, например, американская система ПРО или новые российские вооружения, не предусмотренные существующим СНВ-3 – десять лет быстрого технического прогресса требуют глубокой переработки Договора. То есть, дипломатам и военным экспертам есть где развернуться и чем отрабатывать свои зарплаты. 

Но обратим внимание на другую сторону проблемы и попробуем разобраться, почему воинственная риторика в отношении России нужна Байдену не меньше, чем нам ТВ-угрозы стереть Америку в ядерный пепел и почему в реальной жизни смакуемый разноцветными «телепузиками» конфликт возможен только по случайному недоброму стечению обстоятельств. Америке еще предстоит преодолеть серьёзный общественный кризис, вызванный последними действиями Трампа и его намеками в духе Лукашэнко – «не уйду, вот и все!». На серьезный общественный кризис наслаивается экономический - из-за пандемии экономика США упала даже немного больше российской, правда, «пока толстый сохнет, худой сдохнет», но американцы к такому не привыкли, а там народ за словом в карман не лезет, а бывает и не только за словом. Обращение к теме национального величия – излюбленный политический ход всех мировых лидеров, когда дома не все окей.

Конфликты без глобализма

Проблемы и конфликты все-таки будут, но они не будут иметь глобальный характер. Новых санкций следует ждать в ближайшее время, но они со стороны США вряд ли будут иметь масштаб «иранского пакета», хотя отдельным высокопоставленным лицам жизнь попортят изрядно, например, подсанкционные, а то и объявленные ФБР в розыск лица теперь не могут покинуть территорию России, а бывает ну о-очень нужно. Российская экономика будет стагнировать все глубже и без дополнительных санкций, но новые санкции могут положение несколько усугубить, а у нас и так инфляция в январе начала расти двузначными темпами в годовом выражении. 

Очень вероятен рост наших затрат на международные военные проекты типа Сирии – прокси-противостояние в теплых странах будет нарастать, конечно, не до уровня 70-х, но напряженность (а с ней и затратность) прокси-конфликтов легко вырастет в разы. 

Вполне возможен вообще ближний прокси-конфликт на юге Украины и, если он будет разморожен, расходы на него могут оказаться очень существенными, а денег в нашей экономике все меньше (Афганистан тоже обошелся СССР в неприемлемую сумму).

Сирийский конфликт тоже может неожиданно оживиться, ситуация там патовая, Асад контролирует не более 65% территории и то контроль весьма условен, никаких перспектив восстановления ни власти, ни экономики нет, наблюдаемое положение может тянуться неограниченно долго – насколько хватит терпения и денег у Ирана и России. 

То есть, суровой риторики с обеих сторон мы услышим много, гонка вооружений уже началась, но российская элита настолько интегрирована с мировой, что намеренный прямой военный конфликт представляется скорее телевизионной жвачкой, чем возможным сценарием. Весьма показательны санкции Евросоюза, которые будет объявлены на следующей неделе, но о них известно уже многое – давить российский крупный бизнес никто не станет, Германии и др. гораздо выгоднее строить нашим олигархам миллиардные яхты, чем вводить против них санкции.