Жизнь как в такси: чем дальше, тем дороже

Цены не хотят тормозить по приказу

14.03.2021 14:00 Экономика
2
2184

Цены на продукты питания к концу прошлого года стали еще большим раздражителем для российской публики, чем даже пандемия, доведшая всех до белого каления. Государственные умы в 4 квартале 2020-го решительно задумались, что же делать с ценами: запретить им расти, запретить всем говорить о росте цен, махнуть на все рукой (пусть себе растут согласно законам природы) – набор госмыслей, как всегда, остался невелик. Запала госмужей хватило примерно на два месяца – по итогам января-февраля 2021-го всем стало понятно, что против природы не попрешь, а если попрешь – придешь к СССР. Ну что же, подводя экономические итоги-2020, я отмечал примерно двухмесячный лаг между колебаниями курса национальной валюты и «инфляционным рикошетом». Так и оказалось.

Индекс Татар-базара

В прошлое воскресенье на Татар-Базаре мне предложили десяток единиц товара под культовым наименованием «яйцо куриное» за 120 руб., слегка обалдев, я отказался, через 20 метров уперся в ценник «110 р», так же недоуменно посмотрел на него и пошел дальше. В итоге купил в соседнем зале тот же десяток той же категории С0 за 90 р. и, полагаю, ничуть не худшего качества. Но все равно 90 – не прошлогодние 60.

Росстат после уточнения в январе признал, что инфляция в прошлом году перешагнула-таки психологический барьер в 5%, но то средняя, а потребительская по «корзинке» существенно выше – цены всегда растут быстрее на товар с меньшей эластичностью спроса. Ситуация начала раздражать правительство еще в 4 квартале прошлого года, и правительство вспомнило о советском опыте «командно-административного» регулирования цен. Премьер Мишустин предписал министерствам мониторить «профильные» цены, с крупными сетевыми продавцами продуктов были проведены «агрессивные переговоры», такие же переговоры проведены и с рядом производителей продуктов. Понятно, что такой способ управления не является легитимным и его действенность ограничена во времени и по масштабам. Собственно говоря, это и произошло и уже через пару месяцев решительный тон «цены, стоять!» сменился куда более трезвыми заявлениями.

СССР: голодная концовка

Замглавы Минпромторга В. Евтухов на слушаниях в Госдуме попытался разъяснить бессмысленность и опасность политики административного сдерживания цен – мы это проходили в СССР. Конечно, сейчас, при товарных запасах в торговле на 40 дней и выше, поверить в возможность возврата советского дефицита невозможно, поколение, которое все это помнит в деталях, разменяло уже пятый десяток. Забывчивым напомню, что в начале 90-х в Астрахани были случаи, когда по отдельным видам запасы на складах падали до 3-х дней торговли, на прилавках при таком раскладе, разумеется, вообще ничего не было, а конец 80-х совсем вспоминать не хочется. Но Евтухов-то все помнит и знает теорию, поэтому, полагаю, надеждам горячих и очень неграмотных голов на введение указами президента или аж федеральными законами фиксированных цен на манную кашу ждать не следует. Но что делать? Инфляция же остаётся одним из главных раздражителей населения, и игнорировать ее не получится.

Исследователи РОМИРа насчитали в 2020 г. инфляцию по быстро оборачиваемым товарам массового спроса (т.н. FMCG) в размере аж 14% - эти при официальной продуктовой инфляции 6,7%. Заметим, что пенсии с 1 января индексированы ниже, всего на 6,3%, а удельный вес расходов на продукты в среднем порядка 40% (в развитых странах в районе 10%), в бюджетах пенсионеров эта доля еще выше.

Темп продуктовой инфляции в первые два месяца 2021 г. такой (более 7%), что мы можем получить двузначную цифру по итогам года уже официально, а не по расчетам социологов. Ну и что? В начале 90-х мы видели гиперинфляцию более 1000% за год – с чего так париться сейчас и к чему ломать копья, с чего такая нервозность и многочисленные «вербальные интервенции» высших чиновников профильных министерств и ЦБ? А вот к чему.

Цена и народ

Идеологема «стабильность», пережевываемая на всех телекнопках вместе с поношением «лихих 90-х» размывается инфляционным вызовом. Способы расчета инфляции Росстатом и другими профильными ведомствами подвергаются все большей критике (об этом я много писал осенью) и даже Росстат совместно с ФНС намерен перейти к расчету по чекам контрольно-кассовых машин, которые теперь прямо включены в Интернет. Ненадежность существующих методов побудила всю «большую пятерку» российских социологических центров и не только их завести свои «индексы восприятия инфляции» и пр. – систему индикаторов, которые фиксировали бы то, как общественное мнение воспринимает фактический рост цен. Самое забавное, что эти чисто социологические индикаторы оказались ближе к результатам, например, маркетинговых измерений РОМИРа, чем к данным Росстата. Прекрасно понимая, что бороться ростом цен только телевизионными увещеваниями и поиском внешних причин до бесконечности не получится, наши госумы ищут другие способы и находят их в «импортозамещении» и «продовольственной безопасности».

Продовольственная безопасность по-российски

Понятие «продовольственная безопасность» в России и развитых экономиках диаметрально противоположны. Если в России «продовольственная безопасность» - это самостоятельное производство продуктов питания, то в странах ОЭСР «продовольственная безопасность» - это доступность для всех групп населения продуктов надлежащего качества, проблем физического производства собственных продуктов в этих странах нет уже более века. Россия производство продуктов питания наращивает и экспорт тоже: в 2020 г. мы стали в стоимостном выражении чистым экспортером, выручка от экспорта продуктов питания превысила на миллиард долларов расходы на импорт продуктов. Но увлечение наших товаропроизводителей экспортом стало одной из причин продовольственной инфляции внутри России. То есть, на первый взгляд, и с «импортозамещением» все о’кей, и с продовольственной безопасностью».

Так-то оно так, только в угоду развития крупных производств задавлена масса небольших фермерских хозяйств, а крупный ретейл (вообще-то мне больше нравится «ритейл») придушил мелкую торговлю, которая восстанавливается сейчас опять-таки в виде федеральных сетей, местному бизнесу остаётся всем меньше места.

Почему они растут?

Крупные хозяйства выглядят привлекательно – огромные помещения, чистые, все по мировым стандартам, новая техника, ухоженные поля и т.д. Но в мелких хозяйствах продукт получается дешевле (хотя, на первый взгляд, должно быть все наоборот). То же самое оказывается и с торговлей – монополист всегда управляет ценами (стенаниям насчет «низкой рентабельности» и «себе в убыток» я не верю, глядя на дисконтную политику на полках и проработав четверть века в высшей школе). Нарастающий при прямом участии государства монополизм на российском рынке – одна из ведущих причин инфляции.

Разумеется, наблюдаемая инфляция имеет не одну крупную причину - их целый пучок, каждая из них вносит свой вклад, но ведущая – это курс национальной валюты, и на этой точке зрения сходится, пожалуй, большинство в профессиональной среде. Нашу инфляцию прямо называют «импортированной» - инфляция рубля, методично проводимая нашими монетарными властями – первая в списке причин инфляции.

Есть еще рост мировых цен на продукты питания – это факт, от него не отмахнешься, но он какой-то странный (впрочем, странный только для усредненного телезрителя): цены на продукты быстро растут в Африке, Южной Азии, Латинской Америке, а в странах ОСЭР – даже немного снижаются. Удивительного здесь ничего нет – в развитых экономиках стабильные национальные валюты, так что опять приходим к валютному курсу.

Как их понизить?

Осмелюсь сделать три предложения. Чтобы обуздать продуктовую инфляцию у нас сделать надо следующее: стабилизировать курс рубля, а еще лучше, вернуть его, насколько возможно, в сторону «досанкционных» значений, разумеется, просто так и быстро это не получится: ломать – не строить. Далее – отменить «контрсанкции», в результате вместе с монополизмом потеснятся и цены. Третий пункт тоже про монополизм. Я понимаю, что есть у нас достойные лица, которые достойны торговать всеми продуктами, но давайте вернем и нормальные условия для бизнеса поменьше, который бурно рос в 90-е и вполне себе быстро обеспечивал граждан товарами FMCG по вполне же приемлемым ценам – не надо душить малый и средний бизнес, дайте ему дышать хотя бы как 20 лет назад.

Понимаю, что делать все это не хочется, все это вне госдоктрин, но, может, попробуем и посмотрим – а вдруг получится?