«Снести все»: растим Иванов, не помнящих родства?

28.03.2021 12:00 Общество
7
2197

Как-то много лет назад водил я одного знакомого – кстати, чиновника весьма высокого ранга – по астраханским улицам и показывал наш исторический центр. И как думаете, что я услышал вместо восторгов? Правильно: «Кому это старье нужно! Снести рухлядь и построить новое красивое». «Новое» и «красивое» для него были синонимами.

Пластиковый порог терпения
 

Эта статья будет более похожа на эссе, у каждого есть порог политкорректности, и вот мой порог терпения был исчерпан пластиковыми окнами на втором этаже кофейни Шарлау. Впрочем, за истекшие почти два десятка лет я с друзьями-краеведами выпустил в астраханский телеэфир не один десяток краеведческих передач об исторических местах и зданиях Астрахани, о значимых событиях нашей истории, которые – увы – почти неизвестны широкой аудитории. Почти все передачи удалось сохранить в общедоступном виде на хостинге YouTube. Но в передачах мы скорее рассказывали, обращали внимание на необходимость сохранения нашего исторического культурного наследия для воспитания любви к малой родине – того фундамента, на котором формируется настоящий патриотизм. 
В передачах мы никого не называли варварами, необразованными, невоспитанными и малокультурными людьми, а сейчас у меня возникло непреодолимое желание это сделать и включиться в резко активизировавшееся в последние недели обсуждение судьбы Астрахани как исторического поселения. В этой статье ограничусь краткими тезисами, несомненно, придется написать продолжение, и не одно.

Власть и город
 

Грустный исторический факт: город Астрахань начал разрушаться целенаправленно с 1918 года, когда пришедшим к власти большевикам потребовалось в военных целях уничтожить здания вокруг Кремля. Среди прочих был потерян Гостиный двор, мало чем уступавший петербургскому, фактически тогда была уничтожена большая часть исторического центра, который с такой любовью строили до 1917 года.
И далее власти относились к городу безобразно. Да, 60-70-80-е годы отмечены массовым строительство спальных районов, многие астраханцы были обеспечены квартирами «со всеми удобствами», что в дореволюционной Астрахани было редкостью – другие времена, другие технологии. Но в эти же годы беспощадно уничтожались бесценные памятники архитектуры, уродовались набережные, новые районы застраивались типовыми безликими коробками из сборного железобетона. Те исторические здания, которые не шли под снос, или не ремонтировались и постепенно разрушались, или вообще оставались без присмотра и погибали – как театр «Аркадия», которым мы до сих пор гордимся и рассказываем, что он был…
В советский период за исключением площади Ленина и еще нескольких домов 30-х и 50-х достойных сохранения зданий в городе не строилось – с «архитектурными излишествами» со времен Хрущева боролись беспощадно. 
В постсоветский период уничтожение нашего культурного наследия продолжалось с удвоенным рвением уже с участием криминала, так как появился коммерческий мотив – освободить земельный участок в «золотой миле». Так были уничтожены архитектурный ансамбль 17-й пристани и многие дома, попавшие в цикл публикаций А. Политковской «Выжигание по живому». Кроме того, продолжалась практика «невмешательства» в состояние постепенно разрушающихся исторических зданий – ни ремонта, ни реставрации, хладнокровное ожидание, когда здание-памятник можно будет объявить аварийным, опасным для окружающих и избавиться от него на этом основании, освободив место для «свечек-человейников» или торговых центров и офисов.
Сейчас реальная угроза нависла над последними очагами нашей истории – Косой, Закутумьем, набережными каналов и прилегающими к ним улицами. С их потерей все разговоры о привлечении туристов в Астрахань станут окончательно пустопорожней болтовней – никто не приедет восхищаться Юго-Востоками и новыми «свечками». И, кстати, о «свечках».

Взгляд атеиста на чувства верующих
 

Когда-то, еще на моей памяти, собор Святого равноапостольного князя Владимира был ярко выраженной доминантой, господствующей над огромным районом, храм было видно издалека, и он восхищал своим величием и размерами. Но технологии ХХ и XXI веков победили – сначала храм окружили безликие девятиэтажки 137-й серии, а фатальный удар нанесли две новехонькие «свечки», за которыми некогда гигантский храм вообще не видно. 
Я, вообще-то, атеист – таким вырос и вряд ли изменюсь. Но я был в числе четырех (из 200!) депутатов областного Совета, которые еще в 1990-м году проголосовали за возвращение Успенского собора Кремля церкви. Мы голосовали под рев (не отдадим!) и топот остального депутатского корпуса – многие из этих товарищей после 1992 г., когда храмы пришлось возвращать уже по указу президента, стали регулярно посещать службы, и куда только их научный атеизм подевался. Помню, я тогда сказал оппонентам: «Не надо было отнимать», точнее, не сказал, а проорал, пытаясь перекрыть ругань истовых коммунистов.
Позднее, в середине 90-х, уже в качестве советника главы администрации области, мне пришлось участвовать в подготовке материалов для передачи собора князя Владимира церкви, которое состоялось в 1996 году – благодаря усилиям А. П. Гужвина и В. И. Винокурова.
Так вот, как атеист, я считаю возмутительными действия всех, кто отвел земельный участок и разрешил строить «человейники» в 26 этажей вокруг собора, По-моему, если что в Астрахани и сносить, так не здание Управления калмыцким народом, а эти самые «человейники» на 26 этажей, скрывшие храм от глаз астраханцев и гостей города – я такие архитектурные свершения считаю кощунством, хотелось бы знать реакцию прихожан храма на эти новостройки.

Лишить людей истории – значит лишить цели жизни
 

Самый простой и надежный способ извести любое общество, добиться его полной деградации – это лишить его истории. Пока наша история еще сохранена на астраханских улицах, у нас есть шансы остаться самими собой, сохранить свою идентичность. Почувствовав угрозу – в прямом смысле – выкорчевывания корней астраханского общества, часть астраханской общественности выступила за сохранение нашей многовековой культуры. В области возрождается отделение Общества охраны памятников истории и культуры. В пятницу на нейтральной площадке прошла встреча председателя гордумы Игоря Седова с астраханскими краеведами и архитекторами, всю жизнь посвятившими реставрации зданий-памятников, разговор оказался вполне адекватным и содержательным, несмотря на известный ледок недоверия в начале. Есть шанс, что нынешняя гордума все-таки займется Астраханью как историческим поселением, в отличие от ее предшественников за последние более чем 100 лет. Посмотрим, не хочу раздавать авансы – надежда есть, но подождем реальных действий.

Патриотизм лозунгами не выковать
 

Впрочем, всплыли и любопытные детали. Автор этих строк обратил внимание на парадокс: в Астрахани есть здания-памятники федерального и регионального значения, а муниципалитет, с которого общественность вполне резонно требует мер по спасению этих памятников, фактически не имеет к ним отношения, разве в части квартир и нежилых помещений, находящихся в муниципальной собственности. Нет у города и ни малейшей возможности закладывать в бюджет средства на поддержание в жизнеспособном состоянии зданий-памятников и их реставрацию – на то нет ни законодательной базы, ни средств, так как в городском бюджете остается менее 4% собираемых налогов. Федеральный законодатель хорошо помнит, что интернет надо регулировать и нашу биометрию собирать, но не помнит о том, что собственную историю местных поселений надо сохранять. Патриотизм не куется лозунгами, он выращивается воспитанием на улице, откуда ты родом, и разрушение истории местных поселений – это деятельность против интересов России.