Рост цен становится угрожающим. Богатые продолжают богатеть, а бедные занимают под бешеные проценты

10.05.2021 14:00 Политика
4896

Жизнь – как в анекдоте про майора и поезд, только объектом, обязанным остановиться по команде майора, стал не поезд, а потребительские цены, рост которых заботит россиян последние месяцы куда сильнее всех остальных бед. Казалось бы, ковид почти победили, ограничения, на которые относили все экономические беды прошлого года, снимаются, макроэкономическая база прошлого года низкая - расти экономика с народным благосостоянием - не хочу! А она и оно расти не хотят, с благосостоянием так вообще все в противоположную сторону. Попробуем разобраться в механизмах этого всенародного бедствия, которые преследовало Российскую империю, СССР, теперь РФ на всем протяжении исторического пути. Во всяком случае, подорожание продуктов исключительно на рост мировых цен на продовольствие списать не удастся, у нас внутренних причин куда больше, чем внешних.

Инфляция - двигатель экономики. И нищеты

Любой экономист скажет: небольшая инфляция необходима для поддержания экономического роста - вон, мол, Япония десятки лет боролась с дефляцией и добивалась хоть небольшого роста цен год к году. Добилась, и экономика вышла из двадцатилетия застоя. Но инфляция выше 2% в год экономику как раз тормозит за счет снижения потребительских расходов, а мы уже много раз говорили о том, что самый эффективный инвестор в производство - это собственное население, которые покупает продукты, одежду, товары длительного пользования, жилье и прочие блага цивилизации. Чем больше общество потребляет, тем больше всего производится. Коммунисты скажут: безобразие, общество потребления - нехорошо! А что, идеями марксизма-ленинизма прикажете питаться вместо белков, жиров, углеводов, витаминов и микроэлементов? И одеваться-обуваться в обложку «Полного собрания сочинений»? Сами от гаджетов и мобильной связи откажитесь для начала.

Но, если шутки в сторону, то раскручивание инфляции в начале текущего года оказалось неприятной неожиданностью для нашего правительства, хотя неожиданного тут ничего нет. О новом скачке я писал в конце прошлого года неоднократно: нависающий «инфляционный козырек» в России срабатывает обычно с лагом в 2-4 месяца, потому прогнозы на самом деле у нас делать очень легко, надо только этот козырек заметить и понять - это он и есть. По замерам Банка России, инфляция по группе товаров повседневного спроса, так называемым «товарам с быстрым оборотом» (в мире это называется FMCG) составила около 17% (РОМИР намерял более 18%) при официальной в 5,53%. Даже официальная цифра шокирует, она съела все декабрьские индексации и надбавки, а таргет 4% (все равно вдвое больше «нормы») становится недосягаемым в ближайшие год-два. Недавно ЦБ вынужден был поднять ключевую ставку сразу на 0,5% - это было расценено как резкий подъем с целью притормозить рост цен, сделав рубль и кредиты дороже для бизнеса и для населения.

Что рубль грядущий мне готовит?

Что получили в результате: такой же резкий рост цен производителей, а это как раз и есть один из компонентов «инфляционного козырька» - он неизбежно выльется в рост цен потребительских, вопрос тех же 2-4 месяцев - с бензином мы это недавно проходили. На рубль давит рынок углеводородов, в котором Россия позиции постепенно теряет - не случайно же при исключительно благоприятной конъюнктуре на этом рынке рубль остается слабым, а инфляция внутри разгоняется. Впрочем, этот же рынок рубль может и поддержать при некоторых условиях как раз внутреннего характера. Но больше всего на рубль давит политика. Во-первых, политика нашего МИДа - вот скажут что-нибудь наши дипломаты, примут, например, в Москве делегацию Хизбаллы, и у всех окружающих возникают опасения новой войны - рубль катится вниз. Во-вторых, от политики Федеральной резервной системы (ФРС) США: ляпнет что-то министр финансов Йеллен, забыв, что она уже не руководитель ФРС - и уже доллар катится вниз, а чрезвычайно зависимый от доллара рубль немного подрастет, что мы и видели пару дней назад. Ну ладно, эти хитромудрости монетарной и прочей политики нашему населению по барабану, население хочет покупать, но не может - что делать?

Кредиты отчаяния

Население бросается в банки и прочие микрофинансовые организации подороже. У кого есть сбережения - их быстро тратят, так как сбережения обесцениваются куда быстрее, чем наш Роскосмос летит на Луну и Марс.

За 1-й квартал россияне потратили на покупки более 600 млрд. руб. сбережений. У кого сбережений нет ни копья, а это более 70% населения, бросились в банки и набрали кредитов на рекордные 1,2 трлн руб, увеличив долговую нагрузку населения до рекордных же 18,7%. Но это если еще не все, те, у кого кредитная история не позволяет брать дешевые (я не шучу) банковские кредиты, пошли в микрокредитные организации и взяли 2,35 миллиона займов в среднем по 13 тыс. руб. под 350% годовых. Какая бомба таким образом заложена под нашу финансовую систему - несложно посчитать, а чтобы эта бомба не рванула, Центробанку придется допечатать много тонн рублей для компенсации банкам «плохих» кредитов, которые граждане заведомо вернуть не смогут. Оплатим эту эмиссию мы с вами - через очередной скачок цен в магазинах. Вот приняла бы поскорее наша Госдума закон о запрете подобных компенсаций банкам - с какой стати те, кто не берет кредитов, должны расплачиваться за тех, кто их берет, заведомо зная, что не сможет расплатиться - но не примет же Госдума, скорее интернет запретит.

Экскурсии вместо шопинга

Помните такие популярные в СССР куплеты: «Нас связал с восточным краем спутник «Молния-1», ловлю крабов наблюдаем - не едим, так поглядим»? Ну, 98% населения РФ сейчас не до крабов точно. Хотя РОМИР отмечает некоторый рост среднего чека не на товары FMCG, вызван он скорее ростом цен и кредитами, которые набрало население, пойдет так дальше - скоро в магазины будем ходить на экскурсию.

По оценке бизнес-омбудсмена Титова, реальные зарплаты в малом и среднем бизнесе за квартал рухнули на 17% в годовом выражении. Про пенсионеров не говорю: более всего за инфляцию платят потребители самых дешевых товаров - это на макароны и растительное масло цены растут быстрее всего, а на бриллианты - так падают. В кризис богатые богатеют, бедные беднеют, кризисы всегда материально выгодны элите.

Вообще-то, в августе необходимо проводить индексацию пенсий, а по-хорошему - еще и зарплат в бюджетной сфере, но здесь можно выкрутиться за счет разовых премий и надбавок. А вот с пенсиями куда серьезнее - как я и предполагал, инфляция в первые же месяцы съест всю предновогоднюю индексацию. Собственно говоря, индексация страховых пенсий с 1 января 2021 года на 6,3% была попыткой компенсировать скачкообразное падение уровня жизни пенсионеров в 2020-м, а в 2021-м ситуация с реальными располагаемыми доходами пенсионеров существенно ухудшилась, выше уже сказано, что темп инфляции по группе товаров первой необходимости опережает «официальную среднюю» более чем в 3 раза.

Что делать?

Традиционный вопрос и попытки ответов на него в конце разговора - что надо делать? Ведь на мировую конъюнктуру Россия, с ее ничтожной - 1,6-1,8% - долей в мировой экономике повлиять не может, мы немного можем влиять на мировые цены на зерно и еще на 2-3 вида продукции, и это всё - ни на цены морских перевозок, ни на остальные товарные группы мы не влияем. Но мы очень можем повлиять на внутренние процессы: вспомним недавний скандал с госкорпорацией МСП (малый и средний бизнес). Это додуматься же надо: создать госкорпорацию в этом секторе экономики, (даже не решаюсь предположить диагноз - Альцгеймер или Аспергер это или еще что), у которой Счетная палата выявила абсурдное соотношение затрат на собственное содержание и зарплаты служащих с аналогичными затратами на тот самый МСП.

Здесь ограничусь двумя факторами, раскручивающими инфляцию в России: политика и монополизация экономики. 

Политика и госмонополизация - два основных механизма инфляции

Про роль внутренней и внешней политики сказано уже немало - чем больше мы ссоримся с окружением, тем больше мы тратим на военную машину, чем больше давим любую самостоятельную деятельность граждан, тем больше тратим на содержание репрессивного аппарата, а эти два сектора добавленную стоимость не генерируют. Выводы очевидны, но делать их никто не намерен.

А вот госмонополизация всего и вся, намеренное удушение конкуренции в любом секторе экономики - здесь определенные шансы есть. Когда в Астрахани появлялись гипермаркеты, трезвые головы обращали внимание - да, покупать в них удобно, да, пока они дешевле даже Больших Исад, но это на первых порах: когда они вытеснят из торговли местный мелкий бизнес и убьют тысячи рабочих мест, а бывшие владельцы магазинчиков сядут кассирами в гипермаркетах, цены в них подрастут и выигрыш населения и экономики от централизации торговли будет спорным, во всяком случае, власти придется содействовать созданию ниш, где массы населения могли бы реализовать свою деловую активность на благо державы и общества. Но, как мы видим, никто созданием таких ниш не озаботился. За сетями огромных гипермаркетов пришли сети «магазинов шаговой доступности», и эта ниша для местных оказалась закрыта. Менее заметно для населения аналогичные процессы идут в оптовой торговле. В последние месяцы наметилась аналогичная монополизация сферы услуг - той, которую даже в СССР огосударствить и госмонополизировать до конца не сумели, загнав коробейников под крышу Службы быта. Но и это не все, новый закон о просветительской деятельности занес десницу над самозанятыми, которые тоже будут вынуждены вступать в профильные де-факто - госкорпорации, что приведет к их дополнительным затратам и росту цен. Поэтому, пока не поздно, этот управленческий раж необходимо остановить. Население должно понять, что конкуренция на любых рынках товаров и услуг - это единственное средство борьбы с ценами.

Надежды на один «хороший государственный магазин», где все цены твердые государственные и все есть - это от Альцгеймера или Аспергера. В жизни товарное изобилие и доступные цены бывают лишь тогда, когда магазины и сервисные организации жестко конкурируют друг с другом в борьбе за потребителя, тогда они вынуждены всерьез заниматься повышением внутренней эффективности и снижением цен. Дойти до осознания азбучной истины население должно само - все же считают себя взрослыми, самостоятельными…