Уроки Казани: драма, которая может повториться

16.05.2021 14:00 Политика
4397

Всего три года назад страна пережила драму в Керчи, и вот снова почти то же самое в Казани и по тому же сценарию. Шок - плохой советчик для действий, но действия нужны, их требует от власти вся страна. Как обычно, на эмоциях трезвые предложения тонут в шуме и, как всегда, самые громкие заявления делаются на нервах, и они же самые фантастические. Попробуем взвесить аргументы сторон. Отмечу три самых, пожалуй, фантастических требования, которые звучат громче всего: первое - «куда смотрела полиция (власть, чиновники и пр.)?!», второе - «запретить оружие!», третье - «был бы хоть один учитель со стволом!».

Запретить нельзя разрешить

О первом требовании. Никто еще в мире не сумел точно спрогнозировать и предотвратить нападения одиночек, даже благополучная Германия пережила подобное в 2002 и 2009 годах. Да, в данном случае одиночка не скрывал своих намерений и опубликовал их в Телеграме, но сделал это буквально за 15 минут до нападения - даже в век автоматических алгоритмов и, в специфических российских условиях, тотального контроля записей в соцсетях это очень мало времени. А вот то, что он шел по улице открыто с оружием - это шок. Интересно, что бы было, если бы он шел не с ружьем, а с транспарантом? Ни у кого нет впечатления, что наши силовые структуры в последние годы заточены не совсем на то, чего ждет от них общество?

О втором требовании. Резко ограничить гражданский оборот огнестрела пыталась Бразилия в 1980 году, в итоге за 20 лет получен почти трехкратный рост убийств с применением этого самого огнестрела. С 2005 года Бразилия вынуждена была существенно либерализировать гражданский оборот оружия, и убийства пошли на спад. Почему так произошло? Да потому, что в жизни, а не в кино, остановить вооруженного стволом убийцу может только законопослушный гражданин, тоже имеющий ствол, полиция всегда опаздывает. Пример Бразилии не единственный, таких примеров в мире множество.

Исключений можно назвать всего три: Великобритания, Япония и Южная Корея, но в них чрезвычайно высокий уровень суицидов, все объясняют национальной культурой - агрессия направляется не вовне, а на себя.

Второй момент - в преступных целях чуть ли не в 99% случаев используется нелегальное оружие. Классический пример - Немцов был застрелен из переделанного травмата. По разным данным (подсчитать это трудно по понятным причинам) в России (и в мире) количество нелегальных стволов на руках населения сопоставимо с количеством легальных или превосходит его. Жесткие ограничения на оборот оружия на основе данного случая (ствол был легальным) скорее стимулируют черный рынок.

Упертым сторонникам запрета на оружие могу порекомендовать сразу требовать запрета на совершение преступлений - чего мелочиться. Дума закон примет, и все послушаются. Кстати, доминирующим орудием убийства в России, где оборот огнестрела и так сильно ограничен, естественно, является нож, который вовсе не оружие, а предмет хозбытового назначения.

О третьем требовании («дайте «пушку» учителю»). Может показаться странным, но этот рецепт иногда срабатывает - есть мировая практика, например, те же США, где учителей в некоторых колледжах и университетах после очередного массового расстрела обязывали приходить на работу с оружием. И не торопитесь язвить на эту тему: показатель количества убийств на 100 тыс. населения в России почти в 2 раза выше (мы тут только Латинской Америке уступаем, пожалуй), чем в США - это наша же официальная статистика, которую мы предоставляем в Бюро ООН по преступности. Просто наши СМИ о предотвращенных таким способом случаях сообщать не любят.

А теперь традиционное российское «но». Допустим, нашелся бы учитель или еще кто, кто остановил бы убийцу и нанес вред его здоровью (согласитесь, в таком случае иначе не выйдет). Что бы было с этим учителем? Уверен, мотать бы герою-спасителю свои 8-10 лет, не меньше - подобных примеров наша судебная практика знает множество, а вот противоположные как-то мало известны.

Нам даже от бродячих собак запрещено защищаться, а тут двуногое человекообразное.

Почему анонсированное «принятие мер» даст скорее ограниченный результат и неспрогнозированные пока нежелательные последствия?

Поручение президента директору Росгвардии разобраться с оборотом отдельных видов оружия не может быть выполнено в том объеме и виде, которых требуют «запретители». Меры уже анонсированы: повышение возраста покупки охотничьего оружия с 18 до 21 года - вполне логичная и адекватная мера, если речь не идет о северной и сибирской глубинке (надеюсь, не надо объяснять, почему); пятилетний стаж для приобретения полуавтоматов и «ланкастеров» (почему-то забыто парадоксальное сверление - это не одно и то же с «ланкастером», а такое оружие использовалось в теракте в Дагестане) - тоже логично (хотя для спортивной стрельбы можно было бы эту меру не вводить при условии хранения оружия в клубе), я вообще считаю охоту с полуавтоматами безобразием, они допустимы только для спортивной стрельбы. А вот намерение давать медсправки только в государственных учреждениях, ввести психологическое тестирование и некий «курс молодого бойца» заставляют задуматься: а в курсе Росгвардия, как сейчас собираются документы, которые ей же и предоставляются в подразделения лицензионно-разрешительной работы? Во-первых, ключевые медицинские справки дают два исключительно государственных учреждения - наркодиспансер и психдиспансер, без этих двух справок никакое частное ЛПУ ничего вам не даст. Психологические тесты приходится заполнять при каждом обращении в психдиспансер (что, еще какие-то ввести дополнительно для галочки?), а ЧОП, в котором вы сдаете экзамен на знание закона и умение обращаться со стволом, не даст вам справку, если вы не подтвердите на глазах у инструктора ваши навыки стрельбы из длинноствольного и короткоствольного оружия, иначе придется учиться и немало. Накрутки новаций в этой сфере больше похожи на банальный передел рынка.

Кстати, почему-то все помалкивают об одном, крайне негативном последствии российской практики ограничения доступа к гражданскому оружию, а именно - уровне огневой подготовки армии и прочих силовых структур. На соревнованиях российского ранга (и не только) мне приходилось видеть и военнослужащих из не самых последних подразделений, и действующих «внутренних» силовиков. Не хочу никого обидеть, но армейский уровень в среднем я бы назвал «вызывающим озабоченность», а в прочих силовых структурах за изъятием небольшого процента элитных подразделений как «вызывающий тревогу». Что же касается навыков безопасного обращения с оружием, то все сказанное я бы умножил на 2 минимум. А если говорить о короткоствольном оружии, то все еще хуже. Ведомства ссылаются на свои нормативы, но эти нормативы когда в последний раз пересматривались - ощущение, что лет 70 назад. Неплохо бы вспомнить, как за такой уровень финская армия наказала Красную в 1939-40 г.г., несмотря на кружки ОСОАВИАХИМа.

Была бы надлежащая массовая подготовка в гражданских клубах будущих военнослужащих и приравненных к ним, была бы возможность у массы населения регулярно иметь дело с оружием под надзором опытных инструкторов - ситуация была бы иной вне всякого сомнения, на это тоже есть мировой опыт.

Что делать?

Во-первых, понять, что дешевая охрана школ, дошкольных учреждений, больниц, других мест массового пребывания по 10 тыс. руб. в месяц не имеет никакого смысла - выкинутые деньги. Во-вторых, признать, что исключить полностью повторение подобных случаев еще никто в мире не научился, надо заниматься тем, чтобы их минимизировать, предельно сократить время реакции компетентных органов на событие и повысить качество этой реакции - тут непаханое поле. В-третьих, перестать заниматься ахинеей типа «запретить оружие» - майор Евсюков владел табельным ПМом на законном основании. В-четвертых, думать о безопасности детей, в том числе и в таких случаях на этапе проектирования, например, ну никому же не приходило в голову, что может возникнуть у директора школы жизненная необходимость немедленно перекрыть коридоры школы, чтобы ограничить возможность убийцы расхаживать по зданию. А ведь такие меры еще надо состыковать с противопожарной безопасностью и т. д. В-пятых - вернуть гражданам право на самооборону, не надо лицемерить, сейчас его де-факто нет.

И конечно же, менять государственную информационную политику: закачанная в общество через центральные телеканалы агрессия неизбежно выливается в бытовое и уличное насилие - я пишу об этом второй десяток лет, хотелось бы, чтобы такие прогнозы не сбывались, но, увы, реальность их подтверждает.

Приведу высказывание одного из основателей современной психологии в России, академика Александра Асмолова в интервью «Коммерсанту»: «Различного рода лидеры мнений день за днем сеют ненависть и тем самым, как по «Злоумышленнику» Чехова, сами того не осознавая, готовят новых «казанских стрелков». Речь идет в том числе об экспертизе выступлений депутатов, выступлений, как я их называю, «соловьев-разбойников» — телеведущих, нагнетающих атмосферу ненависти. Российское телевидение, к сожалению, очень многое делает для раскачки ненависти, а ненавидеть начинают чаще всего тех, кто слабее,— совсем необязательно только тех, против кого направлена риторика». Вот так.

Верните на центральные телеэкраны «Очевидное-невероятное», «Спокойной ночи, малыши», «Клуб кинопутешествий», «Кинопанораму», вечерние посиделки с Оксаной Пушкиной и Татьяной Толстой и прочее вместо истерических новостей и идиотских политических ток-шоу в прайм-тайм - может тогда через несколько лет и общество здоровее станет.