Сами с усами: нужен ли нам Белорусский федеральный округ?

Рассуждаем 

30.05.2021 18:30 Общество
3265

Бывают друзья, с которыми не соскучишься, но послать их – язык не поворачивается. Бывают – как чемодан без ручки. Бывают как бигмак – на рекламном баннере красиво. А бывает и все сразу.

Демарш Лукашенко с посадкой самолета ирландской авиакомпании в Минске для задержания оппозиционера представляется весьма рискованным и для России. Знали ли российские власти о предстоящем демарше? Официально – нет, а неофициально в такую неосведомлённость поверить трудно. Если знали – то почему не притормозили? Считали, что цель оправдывает средства? Были уверены, что далее обычных сотрясений воздуха со стороны ЕС и НАТО дело не пойдет – это более вероятный вариант. 

Как бы то ни было, нельзя исключать, что выходка Лукашенко обойдется нашей экономике дороже, чем белорусской. На обсуждение «была ли бомба от ХАМАСа» времени тратить не будем, напомню лишь, что политбюро ХАМАСа устами его члена Абу Марзука обиделось на Лукашенко и заявило, что есть мировое общественное мнение и ХАМАС таким безобразием, как нападения на воздушные суда, больше не занимается.

Рискнут ли ЕС и НАТО выступить в роли цирюльника?

Что могут сделать и что реально сделают Беларуси ЕС и НАТО – ведь самолет, принадлежащий одной стране ЕС и НАТО, совершал перелет между двумя другими странами ЕС и НАТО, таким образом, одновременно задеты минимум три страны, входящие и в ЕС, и в НАТО. Поддержат ли два могучих блока – один гигант экономики, другой – гигант военной мощи – свое реноме грозной экономической и военно-политической силы? Или ограничатся традиционными дежурными репликами насчет «акта агрессии», «воздушного пиратства» и т.п.?

Что могут сделать два могущественных блока маленькой Беларуси? Могут вполне через ИКАО (международная организация гражданской авиации под эгидой ООН) кончить гражданское авиасообщение над территорией Беларуси – одни кукурузники летать будут, и то не факт. Но решится ли на такие меры ИКАО – очень сомневаюсь, какие-то ограничения уже введены, счетчик убытков для Белавиа и белорусского бюджета уже затикал. Могут запретить экспорт основной белорусской продукции - нефтепродуктов, калийных удобрений и металла (строительной арматуры) в ЕС и другие страны G-20. Допустим, это произошло. Но чтобы предотвратить экспорт через РФ, третьи страны или прямой экспорт в Африку и т.д., потребуется ввод вторичных санкций, санкционный механизм существенно усложняется и тоже не факт, что он будет реализован.

Но на этот раз политические ставки для ЕС и НАТО чрезвычайно высоки – если эта пара «всемогущих» не может справиться с крошечным государством, то чего она вообще стоит? Маховик демократических институтов раскручивается медленно, ИКАО вообще только в конце июня планирует что-то рассматривать, короче – улитка едет, когда-то будет…

Нас-то за что?

За то, что сами по недомыслию начали подставляться. Только что Росавиация на ночном заседании решила не ограничивать доступ в российское воздушное пространство воздушных судов, прилетающих в обход Беларуси. А ведь сначала кинулись возвращать зарубежные рейсы, решившие облетать белорусское воздушное пространство – и кто скажет, что это не была попытка наказать европейских перевозчиков за игнор нашего ближайшего друга? Но опомнились буквально через сутки после недоуменно-агрессивного запроса австрийцев с прямым подтекстом: «Уж не Лукашенко ли российские товарищи вздумали защищать»? Понятно было, что под горячую руку могут попасть и российские авиакомпании, что нам совершенно не нужно. Тем более, у нас висит суд по донбасскому «Боингу» и финал этого суда предсказать несложно. Разумеется, если спровоцировать сейчас ввод санкций против российских авиаперевозчиков и международного траффика через российское воздушное пространство, то наши убытки в сотни раз превысят убытки РБ.

Российские риски от «дружеских» демаршей Лукашенко можно разделить на две категории. Первая связана с прямой поддержкой белорусской экономики для амортизации последствий вводимых против РБ экономических санкций. Вторая – косвенный ущерб от проблем с белорусским транзитом, поскольку через РБ идут основные экспортно-импортные коммуникации РФ. Уже сейчас наши предприятия вынуждены отказываться от прямых контактов с белорусскими нефтеперегонными заводами из-за риска вторичных санкций. Срыв поставок белорусских нефтепродуктов в РФ может спровоцировать их дефицит на нашем рынке, и так напряженном, а это тоже прямой и косвенный ущерб. Через Беларусь идут многие транзитные пути, идет через белорусскую границу и санкционка – форель и прочие морепродукты белорусские вам понравились? Впрочем, рост цен в продуктовых бутиках, торгующих санкционкой, российское население в массе не тревожит – и по текущим ценам там ничего не укупишь, ну подрастут они еще – кто может себе позволить такие покупки – он и новые цены переварит. Но переключение транзитных потоков с Беларуси на другие направления точно усложнит логистику доставки импорта на российские прилавки.

Но и это еще не все. Внешний госдолг Беларуси - 18,1 млрд. долл. – около 30% ВВП (по обменному курсу), он некритичен, если Беларусь сохранит объемы экспорта, но как раз против экспорта введение санкций вероятно и оно частично уже началось. Займы для выплаты внешнего долга сейчас возможны лишь в России, но может еще помочь Китай, или непосредственно, или через третьих лиц, не исключено, что и Турция, хотя ее экономика трещит по всем швам под напором неоимперских амбиций нового халифа (уже в сети ходят шутки насчет сроков присоединения Беларуси к Тюркскому совету, что, впрочем, имеет некоторые исторические основы). Если сложить все долги (внешний, внутренний и корпоративный) то получим сумму уже более 100 млрд.долл., при ВВП чуть более 60 млрд. по обменному курсу и 180 млрд. по ППС – это уже серьезнее, для стагнирующей российской экономики это очень много. Поэтому стоит немного охладить горячие головы, требующие немедленного присоединения Беларуси к РФ.

Что мы выиграем, присоединив Беларусь и что проиграем?

Допустим – оно свершилось – то есть, просыпаемся мы утром, а Беларусь уже не РБ, а Белорусский федеральный округ и Лукашенко в нем полпред президента. Отгремят победные реляции, отгромыхают овации и мы начнем подсчитывать сальдо прибылей и убытков. Политическая прибыль понятна – почти СССР восстановили. А что кроме «гордости великороссов»? Ну, приобретаем буфер между нами и враждебным блоком НАТО – хорошо? Хорошо, но этот буфер и так есть, без слияния. Ликвидируем риск превращения Беларуси во вторую Украину? Да, ситуация в бывшей РБ станет более предсказуемой и управляемой, по крайне мере, на какое-то время. Приобретаем новое население, новую территорию с расположенными на ней предприятиями машиностроения и химии, развитым аграрным комплексом и пищевой промышленностью. Это актив. 

Теперь про пассив. Мировым сообществом такое слияние будет однозначно оценено как аншлюс, что делает неизбежным новый виток экономических санкций уже к единому государству, но при этом за двоих сразу – теперь ЕС и заокеанским членам G20 не надо будет разрываться между двумя «империями зла» – они объединились и упростили задачу, и теперь пусть новообразованная держава расплачивается и за себя, и за того парня с усами. То есть санкционная нагрузка на нашу экономику будет усилена. Плюс все быстрее увязающая в долгах Беларусь – эти долги повиснут исключительно на нашей шее, плюс огромные (никто не скажет точный размер) вливания в предприятия для поддержания их на плаву и выплаты зарплат, поддержки социальной сферы, а еще содержание гипертрофированных сверх всякой меры (едва ли не мировой лидер, даже Бруней позади) белорусских силовых структур... 

Таким образом, образование БелФО в качестве выигрыша преимущественно дает понты, а в проигрыше оказываются кошельки. То есть, сложивший статус нам гораздо выгоднее, чем прямое присоединение, выигрыш от которого лежит исключительно во внутриполитической сфере. Собственно, целесообразность сохранения существующего неопределенного статуса подтвердил президент В.Путин на встрече с Лукашенко в пятницу, заявив, что со строительством союзного государства «не надо забегать вперед».