Демократия – это то, о чем договорились два хорошо вооруженных джентльмена

О встрече Путина и Байдена

18.06.2021 12:00 Политика
3451

Ключевое международное событие года – очный саммит Путин-Байден. Хотя некоторая информация о повестке встречи публиковалась официально, догадок было куда больше. Автор был среди гадающих, предположивших, что основная, неафишируемая тема встречи будет касаться российско-китайских отношений, а максимально возможным результатом можно будет считать снижение градуса риторики и возвращение послов. Примерно это и произошло. Разумеется, основное содержание переговоров останется известным лишь узкому кругу, наблюдатели могут делать выводы только по сказанному президентами на пресс-конференции и по последующим действиям – и то через некоторое время.

«Мы не говорим о доверии, мы говорим об общих интересах…»

На оценку последующих действий президента Путина президент Байден дал полгода, заявив, что через 6 месяцев мы поймем, сможем ли мы работать вместе. То есть, можно ожидать, что следующих раундов санкций (а утверждают, что в качестве аргумента Байден привез в Женеву минимум три пакета) в эти полгода не последует – это уже определенная стабильность.

Китай президент Байден упоминал на пресс-конференции дважды, президент Путин – ни разу, то есть, о Китае речь шла. Байден напомнил нашему президенту о «тысячекилометровой» общей границе с Китаем и о том, что Китай себя считает самой мощной экономической и военной державой, прямо указывая на риски такого соседства, особенно в условиях глубокого кризиса российской экономики. То есть, возможные альянсы России и Китая Байдена беспокоят и он готов надавить, прежде всего – на Россию. 

На вопрос журналиста о многолетнем знакомстве и дружбе с «товарищем Си» Байден ответил: «Мы давно друг друга знаем, но мы не друзья, у нас чисто деловые отношения» – то есть, просто позвонить другу Си и утрясти по-пацански спорные вопросы Байден не может. Это означает, что политика США по сдерживанию Китая и защите Тайваня будет продолжена (впрочем, на Тайване сильны прокитайские силы, вполне способные поднять мятеж в тылу). Но отметим принципиальный момент: до саммита Путин-Байден прошли саммиты G7 и НАТО и на обоих обсуждалась политика в отношении и России, и Китая. Так вот, в отношении России использовался термин «угроза», а в отношении Китая – «вызов». Китай гораздо глубже интегрирован в мировую экономику и на международной арене ведет себя гораздо гибче (или увертливее) прямолинейной России.

Еще Байдена беспокоили права человека в России, к этой теме он неоднократно возвращался, объясняя, что без ее обсуждения его не поймут американские избиратели, для которых права человека – это альфа и омега государственной политики.

Третий ключевой момент, к которому Байден обращался неоднократно – кибербезопасность, он прямо заявил об американском превосходстве в этой сфере и о том, что если его предложение о 16 критических сферах, на которые не могут быть направлены хакерские атаки, не будет принято, то последуют аналогичные действия США.

Обсуждалась еще и иранская ядерная программа, и гуманитарная помощь Сирии и, разумеется, Украина. По последнему вопросу консенсуса явно не было найдено, президента Путина категорически не устроит членство Украины в НАТО и вообще приближение американских войск к российским границам – «наши же войска не прижимаются к границам США», - заметил он.

Скажи мне, кто твой Байден…

Президент Путин сосредоточил внимание на вопросах стратегической безопасности – достигнута долгожданная договоренность о возврате послов США и РФ на рабочие места в странах пребывания. Достигнуты договорённости о начале диалога по стратегической безопасности и кибербезопасности. Отвечая на вопросы о правах человека в России, Путин отметил, что США объявили Россию враждебным государством и, соответственно, будут финансировать в России только те организации, которые «раскачивают лодку», поэтому Россия будет ограничивать деятельность таких организаций и их лидеров. Заявления Байдена о том, что от России исходит кибергуроза, Путин отверг. Иран с его ядерной программой наш президент на пресс-конференции тоже не упоминал ни разу, как и Китай.

В отношении Украины Путин подчеркнул необходимость следования минским соглашениям и обвинил Украину в их несоблюдении и попытках ревизии. 

Значительное время Путин уделил диалогу об использовании Арктики, Байден же об этой части переговоров вообще не упоминал.

Что можно ожидать в ближайшие полгода?:

Весьма наглядной была реакция рубля: в начале пресс-конференций рубль укреплялся, после окончания – пошел вниз, демонстрируя избыточный оптимизм бизнеса в отношении итогов саммита. Произошло то, что и единственно могло произойти – дипотношения на уровне послов восстановлены, начнется некий ни к чему не обязывающий диалог по ядерной и кибербезопасности, санкционный режим сохранится и, в лучшем случае, в ближайшие полгода не будут вводиться новые санкции. Отношения между нами останутся холодными, но оба президента подчеркнули, что холодной войны не будет, а будет твёрдая защита своих интересов каждой стороной, но по некоторым вопросам могут быть выявлены общие интересы. Обе стороны подтвердили приверженность принципу Горбачева-Рейгана – в ядерной войне не может быть победителей.

То есть, некоторая определённость и более-менее равновесная обстановка может просуществовать до конца года примерно. По истечении этого срока Байден оценит, «изменила ли Россия свое поведение и стала ли придерживаться международных правил». Ну а в 2022 г. в США промежуточные выборы, что-то Байден своим избирателям должен будет предъявить, и выбор просматривается лишь из двух вариантов. Терция нон датур – как говорили древние римляне.

На радикальное улучшение отношений вряд ли можно рассчитывать – между нами и США непримиримый ценностный конфликт, и ни одна из сторон не намерена двигаться в направлении сближения ценностных ориентиров, напротив, намерена твердо оставить свои и будет это делать насколько хватит ресурсов. То есть, некоторая пауза у бизнеса есть, но об армейской поговорке про толстого и тонкого забывать не стоит.