Ждет ли нас новая афганская война?

После ухода из страны американцев

29.07.2021 18:00 Политика
3592

Едва ли не центральная тема мировой политики – поспешный вывод американских (и натовских в целом) войск из Афганистана. Еще полыхает по всему миру пандемия, на грани «горячей» войны Китай и Тайвань, гиперзвуковые ракеты развертываются в Европе и т. д. и т. п., но впечатление такое, что, кроме вывода американских войск из Афганистана и его последствий для окружения других вопросов в мировой повестке нет. Причем те, кто методично критиковал вход американцев и их присутствие в Афганистане, теперь критикуют выход и грядущее отсутствие, в том числе это делает наш МИД.

Почему они уходят?
Американцы провели в Афганистане ровно 20 лет – это самая долгая война США и их союзников по НАТО. Уходить они собирались давно, и лет 5 или более назад этот выход анонсировался едва ли не ежемесячно. Задачи, ради решения которых натовская коалиция входила в Афганистан, давно выполнены, Аль-Каеда (террористическая организация, запрещена в РФ) разгромлена. И американцы давно поняли, что фактически за средства своих налогоплательщиков решают проблемы безопасности Центральной Азии и занимаются миссионерством, пытаясь превратить конгломерат афганских племен в единую нацию. Оно им надо? Вот Байден окончательно и решил, что не надо. Во-первых, афганцы должны сами сделать выбор и либо объединиться в национальное государство, либо создать несколько государств по этно-религиозным признакам или оставаться в положении перманентной гражданской войны между собой. Во-вторых, поскольку вопрос безопасности в Центральной Азии куда более касается даже не самих центральноазиатских стран, а России и Китая. Вот пусть эти две крупные державы, с которыми у США отношения неважные, и оплачивают эту безопасность, тратя на нее деньги, людей, прочие ресурсы.

Игроки и интересы
Игроков в Центральной Азии можно разделить на явных, неявных и опосредованных. Явные – это Таджикистан, Узбекистан, Туркменистан, Киргизия, Китай со своим союзником Пакистаном, Россия и Казахстан, обеспокоенные проницаемостью границ. Где-то рядом Иран, во-первых, имеющий границу с Афганистаном, во-вторых, религиозно и языково близкий Таджикистану. 
Сложнее с неявными. В Таджикистане, особенно в Душанбе, Горно-Бадахшанской и некоторых других областях чрезвычайно сильны позиции исмаилитов. Нынешние исмаилиты под руководством Ага-Хана IV – это зеркальная противоположность низаритов, тысячу лет назад основавшим империю ассасинов. Династия Ага-Ханов – это светские львы и меценаты мирового уровня, обласканные британским двором, вкладывающие миллионы в развитие университетов, библиотек и инфраструктуры на Памире. Принадлежность исмаилитов к шиитскому исламу не делает простыми их отношения с Ираном, у Ага-Ханов всегда были чрезвычайно близкие отношения с шахским режимом, а вот с Индией и Британией связи теснейшие. Вот вам и опосредованные игроки.
Особняком стоит Турция, стремящаяся объединить тюркоязычный мир и наращивающая военное и другое сотрудничество с Узбекистаном (недавно прошли азербайджано-узбекистано-турецкие учения), Казахстаном и Киргизией (недавно состоялся визит президента Киргизии Жапарова в Турцию). Турция планирует оставить воинский контингент в Афганистане, что устраивает далеко не всех.

Китай
Китай – особая и бездонная тема в тех местах. Часть территории Афганистана – высокогорный Ваханский коридор – старая головная боль Китая, эту территорию из-за географических условий практически невозможно контролировать. На протяжении многих лет Китай периодически вводит туда воинские контингенты для зачистки, но надолго ее не хватает. У Китая тесные связи с Пакистаном (есть оговорки, но о них как-нибудь в другой раз), а Пакистан поддерживает талибов ("Талибан" - террористическая организация, запрещенная в РФ), премьер-министра Имран Хана называли их рупором еще во время его губернаторства.
Министр иностранных дел Китая Ван И прямо сейчас совершает турне по Центральной Азии. Китай многим рискует в случае выхода ситуации из-под контроля: железнодорожные и трубопроводные сети, которыми Китай опутал Центральную Азию, оказываются под ударом, может посыпаться вся логистика по коридорам Туркмения-Афганистан-Пакистан-Индия, Индия-Пакистан-Иран-Турция, без работы останется сухой порт Кветта в Пакистане напротив афганского Кандагара, под ударом окажется даже флагманский проект нового «Шелкового пути» - Гвадар-порт, который и так буксует. То есть, головной боли Китаю вывод американских войск из Афганистана добавил много, так можно и о Тайване забыть.

Тем временем в Афганистане
Предположения, что нынешнее правительство Афганистана растворится без следа при одном появлении Талибана (террористическая организация, запрещенная в России, но наш МИД принимает делегации движения в Москве), немного преувеличены. Да, Талибан контролирует значительную часть территории Афганистана, вышел на северные и западные границы. Но! Крупнейший сухой порт Акина на границе Туркменистана только что отбит правительственными войсками, бои идут на подступах ко второму сухому порту Торгунди. Далеко не все население Афганистана готово поддержать талибов – хазарейцы (населяющие центр Афганистана потомки монголов, шииты, воюющие в Сирии на стороне Ирана в составе бригад Фатимийюн и Зайнабийюн) настолько против, что в боях принимает участие даже женский спецназ, и я не рекомендую шутить на эту тему – курдские женские батальоны сыграли заметную роль в разгроме запрещенного в России ИГ (едва ли не единственная сила, обращавшая боевиков в бегство, так как смерть от руки женщины лишает билета в Парадиз к гуриям).
Разумеется, Талибан (запрещен в РФ) выглядит сильнее и его социальная база весьма широка, но его властью многие сыты по горло еще с 90-х, говорят, узбек маршал Дустум, несмотря на возраст, готов вернуться в Афганистан, а сын «пандшерского льва» Масуд-младший готовит своих воинов к защите районов к югу от границы Таджикистана. То есть, разрастание гражданской войны до неуправляемых масштабов выглядит весьма вероятным.

Ближайшие перспективы
Талибы обещали не предпринимать атак против центральноазиатских стран, но Талибан (запрещен в РФ) не однородная структура, а ситуационный союз, раздираемый этническими интересами. Кроме того, кроме того, из вышесказанного понятно, что талибы и правительство – это далеко не единственные вооруженные силы в Афганистане, а за остальных поручиться никто не может. Вооруженная таджикская оппозиция может захотеть пересмотра итогов гражданской войны в Таджикистане, может получить топливо застарелый конфликт на узбекско-киргизстанской границе и т. д. То есть, в успокаивающую информацию верить хочется, но сделать это трудно. Скорее всего, и России, и Китаю придется потратить немало денег и сил на то, чтобы деструктивные элементы не хлынули потоком в бывшие советские республики, в Синцзянь-Уйгурский район Китая и на Тибет.
А американцы высвобождают войска и деньги для оперативного усиления в других зонах – в Европе, в Персидском заливе и на хорошо известном им по Второй мировой Тихоокеанском театре военных действий.
Подковерная политическая карта и распределение сил, в том числе войск на местности, сейчас будет быстро меняться у нас на глазах.
 

ПОДПИСКА НА ГАЗЕТЫ