Вместо прорыва подрыв: как ирано-азербайджанский конфликт может повлиять на важный для Астраханской области коридор «Север – Юг»

10.10.2021 14:00 Политика
891

С начала октября ветры Персидского (он же Арабский) залива завеяли над южным Каспием – иранская армия начала крупнейшие учения в районе ирано-азербайджанской границы.

В информационных лентах агентств появилась информация о закрытии Турцией, Грузией и Азербайджаном автомобильных погранпереходов с Ираном, позднее частично эта информация была опровергнута, например, агентство «Анадолу» сообщило, что это Иран закрыл погранпереход в провинции Ван. Появилась и более тревожная информация о переброске турецкой тяжелой военной техники в Азербайджан, о концентрации пакистанских войск на пакистано-иранской границе и т.д. Впрочем, надо отметить, что пакистанская, турецкая и азербайджанская пресса отнюдь не изобилуют сообщениями о конфликтной ситуации, лишь в иранских лентах можно увидеть немало довольно решительных заявлений в адрес Азербайджана: республику обвиняют в предоставлении баз для военной деятельности Израиля, вплоть до переброски двух истребителей-невидимок F-35, иранские парламентарии и военные заявляют, что не допустят подобной деятельности, а председатель Стратегического совета по международным отношениям Ирана Камал Харази посоветовал Азербайджану «забыть иллюзию покупки безопасности у иностранных сил». Скорее всего, Харази имел в виду не только Израиль, но и Турцию и Пакистан, с которым Азербайджан также налаживает военное сотрудничество.

Реакция официального Баку последовала сразу – президент Алиев выразил удивление, так как подобные учения (в них принимают участие почти все виды вооруженных сил) не проводились Ираном десятки лет. Кажется, только что во вполне миролюбивой и дружественной обстановке Иран и Азербайджан вместе с Россией и Казахстаном провели соревнования на «Кубок моря», а затем совместные учения, и вот тебе раз – такое стремительное обострение отношений.

Впрочем, неожиданного ничего нет. Разногласия между Ираном и Азербайджаном обострились еще в ходе последней войны за Нагорный Карабах, Иран в войне поддерживал армянскую сторону и по ходу боевых действий предлагал свои посреднические услуги. Эти предложения были проигнорированы и воюющими сторонами, и главными «разводящими» - Турцией и Россией. После окончания боевых действий Иран еще более активно начал поддерживать Армению, а в адрес Азербайджана посыпались сначала упреки, а потом и прямые угрозы, например о том, что Иран может рассердиться и вернуть себе свои исконные Нахичевань и Карабах, которые в XVI в. были частью империи Сефевидов.

В сентябре обстановка быстро разогревалась, и сейчас мы видим серьезное военное противостояние прямо у наших южных границ на пути у транспортного коридора «Север-Юг», с которым Астраханская область связывает надежды на экономический прорыв. А тут вместо прорыва получается подрыв.

У конфликта есть все причины стать затяжным и вялотекущим с периодическими обострениями, регулярной демонстрацией бицепсов, установлением торговых барьеров и сопутствующим ущербом экономике всего региона, но до военного столкновения, надеюсь, дело не дойдет.

Разумеется, военный потенциал Ирана значительно превышает потенциал Азербайджана, население Ирана почти в 10 раз больше населения Азербайджана и так далее. Но в подсчете военного потенциала двух стран есть множество «но», начиная с количественного: в Иране по разным подсчетам живет от 15-16 до 35-40 миллионов этнических азербайджанцев, и они помнят о своих корнях.

Азербайджан около трех десятков лет серьезно занимался военным строительством и наладил настолько тесное военно-техническое сотрудничество с Турцией, что сейчас речь идет о создании объединенных вооруженных сил. Турецкие (и израильские) военные технологии Азербайджан только что успешно применил в победоносной войне. Уже такого сотрудничества вполне достаточно, чтобы предотвратить прямые военные действия между Ираном и Азербайджаном.

А в сентябре стал явным и факт серьезного военного сотрудничества Азербайджана с Пакистаном – крупной ракетно-ядерной державой – о турецко-пакистано-азербайджанских учениях я недавно писал.

Достаточно диверсифицированное, хотя, на первый взгляд, противоречивое военное сотрудничество (кто бы мог себе представить действия на одной территории и с одной целью военных специалистов Турции, Израиля и Пакистана) делает военный конфликт маловероятным, куда более вероятны различные операции, направленные на внутреннюю дестабилизацию и разрушение отношений между союзниками.

И вот уже азербайджанская полиция и «сотрудники профильных структур» проводит проверку санэпидрежима в бакинской мечети Хусейния, в которой проповедует представитель рахбара Хаменеи. В общем, противоречий и обид накоплено достаточно, чтобы конфликт стал длительным и глубоким, поэтому к его разрешению следует приступить как можно скорее.

Нам-то что с этого? Во-первых, ситуация серьезно осложняет развитие транспортного коридора «Север-Юг», на который мы так рассчитываем, во всяком случае, по западному берегу Каспия, а это наиболее разработанный и оборудованный маршрут, коридор может забуксовать, а морской трафик вообще оказаться под угрозой.

Во-вторых, мы еще с салафитской инсургенцией на Северном Кавказе до конца не разобрались, нам только шиитских эмиссаров теперь не хватало – к счастью, социальной базы для них пока нет, но эти кадры умеют уговаривать. То есть, совсем проекцию вовсе не дружественного и не конструктивного влияния на российские регионы из-за этого конфликта со счетов сбрасывать не стоит.

Сейчас в Закавказье сложилась уникальная стартовая ситуация для быстрого экономического роста всех участников, мы в таком росте кровно заинтересованы, нет никакого интереса жить рядом с разоренными войной странами. Обидно будет эту ситуацию упустить.

ПОДПИСКА НА ГАЗЕТЫ