Почему при укреплении рубля цены на продукты выросли на 9,99%

Парадокс-999

17.10.2021 11:59 Политика
3801

В экономике и советской (а ныне российской) пропаганде хорошо известен так называемый «парадокс Триффина», связанный с госдолгом США, точнее - с огромными и постоянно растущими его размерами. Отечественная пропаганда смакует американский госдолг, уже более 100 лет предрекая скорый (завтра-послезавтра) крах бакса и развал США. На самом деле, так как американский доллар останется главной резервной валютой мира, американский аналог нашего ЦБ – Федеральная резервная система (ФРС) попросту вынужден постоянно эмитировать «зеленые», чтобы обеспечить все банки мира ликвидностью (наращивая таким образом дефицит собственного платежного баланса).

Так что госдолг США - это вовсе не то, что вы думаете и что говорят нам по телеку - это не чистый долг госбюджета, а преимущественно количество баксов, переданных (точнее проданных) другим банкам мира. Пропагандисты это знают, но так приятно вешать нам лапшу на уши и обещать скорую погибель злейшего супостата. Хотя бы потому, что под шумок очень удобно врать и про нашу родную инфляцию и ее движущие механизмы.
Минувшая неделя претендует на статус эпохальной: определители курса рубля - нефть и газ – стремительно дорожают на мировых рынках, приток валюты в Россию бьет рекорды (об оттоке стараются не говорить во избежание лишних вопросов граждан), рубль гордо крепчает, подавляя бакс, падший до символического плинтуса в 70 рублей. Фанфары, товарищи!..

Но вместо фанфар наш Минэк, потупя взор, вместо победной реляции о достижении обещанной продуктовой дефляции, повышает прогноз по общей инфляции с 5,8% до 7,4%, констатируя, что она и так уже 7,63%, а продуктовая аж 9,99% (так и напрашивается аналогия с ковидной статистикой - выше потолка ни-ни!). При этом цены на капусту выросли на 80%, на картошку - почти на 60%, морковка подорожала на треть, как и курятина - самое демократичное мясо. Назову этот невероятный феномен - рубль укрепляется, а инфляция разгоняется - «Парадокс-999», вдруг попаду в скрижали экономики, как Роберт Триффин.


Минэк винит «ввозимую инфляцию» из-за мировых проблем с логистикой и прочим: резко выросли цены производителей - минуточку, а как же с импортозамещением? Кстати, внутри России цены производителей растут куда быстрее инфляции - я уже не раз писал о нависающем «козырьке» и о том, что он неизбежно рухнет на наши прилавки и кошельки. Еще Минэк обещал сезонную дефляцию (падение цен) на овощи и не только благодаря урожаю. Что-то не слышно больше этих бодрых речей: с урожаем дела так себе, в том числе с фундаментом пищевой цепочки - зерновыми. 
Еще можно было во всем обвинить мировой рост цен на продукты. И то правда - индекс ФАО (международный индекс цен на продовольствие) за неполный год вырос на треть. Но, извините, индекс ФАО - это средняя температура по больнице, это в Зимбабве и Южном Судане продовольственная инфляция под 60%, а в «загнивающей» Европе - так 2-4%, мы же на Европу пытались равняться с мечтами войти в ТОП-5 экономики по ВВП (правда, рассчитанному по паритетам покупательной способности, которые вообще для сравнения ВВП не предназначены). Ах, извините, мы уже вполне официально от этой мечты отказались, молча смирившись с тем, что по текущему курсу наш ВВП где-то на 11-м месте с тенденцией скоро спуститься на 12-е. Что еще придумаем, чтобы никто не подумал, что продуктовая инфляция, точнее, ее темпы в России, носит преимущественно внутренний характер?

Между тем, подсказка на поверхности - очевидно, что дорожают особенно активно те продукты, без которых население не может обходиться - это раз. Два: обратили внимание, что наиболее высокая продовольственная инфляция в тех странах, где политические режимы, мягко говоря, не привыкли разговаривать с населением, а для «паблик рилейшнз» предпочитают использовать что потяжелее и покрупнее калибром? Зимбабве, оба Судана, Мьянма и далее по списку. К счастью, нам пока до этих «лидеров» далеко, но тенденция пугающая.


Останется вопрос, заданный выше: почему при укреплении рубля цены на продукты при нашей глубочайшей и нарастающей зависимости от сельхозимпорта (семенного фонда и многое другое, без чего никакой урожай не вырастишь) продолжают расти? Ответ может тоже лежать на поверхности: во-первых, поступающая валюта идет не в инвестиции, а в резервы или вывозится обратно за рубеж. Во-вторых, хочешь не хочешь, но начинаешь думать, что рубль переоценён, и мы видим очередной пузырь, который неизбежно лопнет с последующим резким ослаблением рубля - произойти это может как только цены на углеводороды стабилизируются или вообще пойдут вниз - интересный намек для биржевых спекулянтов.

Что же касается механизмов, поддерживающих продуктовую инфляцию выше пристойного развитой стране уровня, то корни наконец назвал президент: Путин заявил, что проблема - в бедности населения. 

Именно поэтому быстрее всего дорожают продукты, спрос на которые наименее эластичен - «борщевой набор», курица, молочные продукты и пр., а на товары и продукты люксовые цены не растут. Учитывая, что более чем 60% россиян имеют средства только на покупку продуктов и оплату коммунальных услуг - понятны и перспективы и механизмы «лечения». Я уже писал не раз, что еще в августе нужно было индексировать пенсии выше инфляции - примерно на 7-8%, но вместо этого пенсионеры получили по 10 т.р. к выборам. Сказав «а», надо говорить «б» - индексация пенсий и детских пособий с 2022 года должна быть более 10%, а под Новый год для поддержки промышленности надо выплатить «13-я пенсию» и «13-е детское пособие». Пока же мы видим намерения опережающей индексации тарифов на ЖКХ и увеличение ФНБ (Фонда национального благосостояния) с 7 до 10% ВВП. То есть рекордный приток денег из-за рубежа пойдет не на нужды населения, а сокращение в 2022 году расходов на здравоохранение вообще выглядит кощунством.

Второй аспект «лечения» связан с ценами производителей. Помните, несколько месяцев назад предприниматели предупреждали, что новые фискальные инициативы правительства неизбежно приведут к росту цен на продукты и свертыванию производства? Предупреждения были проигнорированы, и это произошло. 
Третий аспект (также писал о нем не раз) - преодоление монополизма, так как монополисту-производителю товаров с неэластичный спросом легче производить меньше и продавать дороже. А чтобы с монополизмом бороться, нужно развивать конкуренцию, а конкуренция даже как слово глубоко отвратительна наше системе, все более тяготеющей к госвмешательству во все щели, прямому командованию и салазаровскому корпоративизму.
 

 

ПОДПИСКА НА ГАЗЕТЫ