Война войной, а наш обед усыхает. Как «милитаристские перекосы» связаны с экономикой и ценами

23.01.2022 14:00 Политика
7682

Казахстан как-то утратил актуальность, ковид-19, несмотря на начавшийся экспоненциальный рост, приелся и слегка поднадоел, а вот тема грядущей войны то ли с Украиной, то ли с Америкой или всем НАТО в целом опять забила все инфоканалы. За неимением «королей и капусты», как в одноименном бессмертном творении О.Генри (кто не прочитал еще – очень рекомендую почитать – там все про революции в войны очень доступно написано), поговорим о войне и тесно связанном с ней обеде. Любит наш человек поговорить о войне, преимущественно о том, как мы кому-нибудь «кузькину мать покажем», «вломим» или уже «вломили» и т. д. – синонимов великое множество.

Как и ожидалось, наши переговоры с США и НАТО закончились ничем. Означает ли сохранение непреклонных позиций сторон, что вскоре наши танки и самолеты встретятся на поле боя, а небо перечеркнут инверсионные следы ядерных ракет, летящих навстречу друг другу? Попробуем разобраться в ближайших перспективах, движущих интересах и последствиях словесной войны, в которой некоторые наши депутаты и агитпроповцы предложили нанести ядерные удары по США, а их американские визави предложили провести «денуклеаризацию России».

Так будет война?

Это вряд ли. Сначала об интересах. Украина для нашей элиты – это огромные активы – шахты, заводы, чернозем, порты и пр. Никакой политики на самом деле не вижу, политика здесь выполняет лишь сервисные функции. С другой стороны, протянув руку к этим пока виртуальным активам, можно лишиться вполне реальных активов в Европе и Америке, да и в третьем мире тоже – санкции, в том числе персональные, обещаны при любом пересечении украинской границы. Так что предположу, что здесь жадность борется с жадностью. Идеологические схватки «ястребов» с обеих сторон пока опускаю.

Честно, в подготовку к реальным боевым действиям ни с одной из сторон я не верю. Во-первых, все слишком уж громко и демонстративно, а подготовка войны, как и финансы, требует тишины. Во-вторых, останусь при своем – сосредоточенные российские армады, так пугающие другую сторону, явно недостаточны для вторжения и по численности, и по структуре – воюет-то максимум половина, остальные – это логистика, обеспечение и пр.

Третье. На пути города-миллионники, что, кто-то рискнет стирать их с лица земли авиацией и ракетами? Кроме всего, не могут войска непрерывно несколько месяцев находиться в полевых лагерях, особенно зимой – нужна ротация. «Радиоактивный пепел» тоже исключаю – это агитпропство исключительно для внутреннего плебса – что, наша элита будет бомбить свои активы и своих детей в Европе и США?

С другой стороны все абсолютно акторы исключили прямое участие своих вооруженных сил в боевых действиях – подкинуть противотанковое и противовоздушное вооружение и инструкторов, в том числе и для обучения партизанской войне – это да, Британия уже это сделала, а в США предложено снабжение украинской армии по ленд-лизу – опробованной системе. Но не отправка войск точно. Ни Европа, ни США в боевых действиях ни в каком масштабе участвовать не собираются.

А вот случайное начало конфликта при таком накале со всех сторон и насыщении войсками и вооружением сравнительно узкой, притом ну ооочень длинной (российско-украинская граница – более 2 тыс. км плюс белорусско-украинская еще более 1 тыс. км) полосы соприкосновения вполне возможно, тогда уже никто не будет разбираться, кто первый нажал на спуск. Войну легко начать, вот закончить – это вряд ли.

Насчет возможного участия Белоруссии или вторжения российской армии с территории Белоруссии – это тоже вряд ли: как бы ни хотел Лукашенко прямого столкновения Украины и России, он не настолько безумен, чтобы так подставиться, за ним и без того грехов многовато.

Возникает вопрос: но мы же НАТО и США пригрозили военно-техническими мерами, а они наши условия даже не обсуждают – надо же нам что-то сделать, чтобы не уподобиться зайцу из анекдота «А то будет как вчера»?

Рассмотрим обещанные варианты. Размещение наших ракет, в том числе ядерных, на Кубе маловероятно – Карибский кризис разрешился договорённостью: наших войск и ракет на Кубе нет и США ее не оккупируют. Как только одна сторона соглашение нарушит, другая может тут же снять с себя старые обязательства. Кстати, блокада Кубы продолжается и просто так ввезти на ее территорию что-то без контроля непросто, сейчас не 1962 год. Размещение ракет в Венесуэле? Тоже возможны ответные действия, хотя, учитывая расстояние, трудно понять смысл этого размещения (кроме финансовой помощи братскому народу), подводные лодки куда интереснее. Нарастить группировку в Калининграде? Возможно. Нарастить собственные стратегические силы? Ну так этот процесс и так идет.

То есть, могу лишь подтвердить высказанный ранее тезис – нас ждет долгая словесная война и дорогостоящая гонка вооружений. Жертвой этой перебранки и гонки станет наш обед – в переносном смысле и в прямом. Так что поговорим об «обеде», точнее о том, во что нам обходится это, по большому счету, сотрясение воздуха.

Первой жертвой милитаристского перекоса бюджетных расходов пала наша пенсионная система. Напомню, первая заморозка была в августе 2013 г. – никакого «майдана» еще не просматривалось, а Янукович незыблемо восседал в Киеве. Сейчас мы имеем одну из худших пенсионных систем в мире, среднему пенсионеру хватает денег на коммуналку (куда денется, заплатит), на какую-то еду, на лекарства уже не хватает – смотреть на наших пенсионеров в аптеках и на Татар-базаре у рыбных рядов больно.

Второй жертвой пало здравоохранение, на которое мы тратим в 2,5-3 раза меньше, чем страны, с коими мы тужимся соревноваться.

Третья потеря – уже всеобщая – цены на продукты (на медикаменты тоже). Буквально на днях на глаза попались сразу три статьи наших экономистов.

Ученые Уральского экономического госуниверситета, видимо в дань уважения к нашему правительству, очень любящему все пересчитывать по паритетам покупательной способности (ППС), тоже решили пересчитать наши продуктовые цены по ППС, то есть, соотнести их со среднедушевым доходом. Получилась неприятная картина – в Германии и Китае все основные продуктовые группы дешевле наших, а в США дороже нашего только картошка и яблоки (почитать самим можно здесь).

Причиной роста цен ученые называют монополизм производителей и продавцов, возникший из-за продовольственного эмбарго (контрсанкций).

Вот эту статью из Киберленинки вообще читать жутковато – цитата: «Таким образом, в результате применения нетарифного регулирования (продовольственного эмбарго) произошло снижение трех из четырех комплексных оценочных показателей продовольственной безопасности, в соответствии с Доктриной (продовольственной безопасности РФ – ред.): экономической и физической доступности продовольствия для населения, соответствия пищевой продукции требованиям законодательства ЕАЭС о техническом регулировании». И здесь тоже причиной ускоренного роста цен на продукты называется монополизм производителей и продавцов. Мировые цены, утверждают экономисты, играют незначительную роль в нашей продуктовой инфляции. Кроме того, ученые напомнили о резком снижении ассортимента и качества продуктов, огромной доле фальсификата, особенно молочной и рыбной продукции, и потреблении россиянами более 1 млн. тонн пальмового масла в год, кое по рекомендациям ВОЗ никак к здоровой пище отнести нельзя.

А в этой статье на основе объемного исследования утверждается, что госрегулирование цен на медикаменты и попытки импортозамещения жизненно важных препаратов привели к статистически значимому росту летальности по ряду нозологий.

Ну и еще о цене вопроса. Стоило нашему высокопоставленному чиновнику МИДа вслух вспомнить о Карибском кризисе, российский фондовый рынок спикировал хуже, чем в кризис 2014 году. Что это значит? Помните, что последние годы нас всех агитировали хранить накопления (у кого они есть) не на депозитах, а «инвестировать», то есть вкладывать в акции российских компаний (для покупки зарубежных надо быть квалифицированным инвестором, а этот порог мало кто может перейти). Процент по инвестсчетам гораздо выше, чем по депозитам – в теории так и есть, но теория не учитывает настроения наших чиновников. И вот на 1 октября 2021 г. россияне вложили в фондовый рынок 2,6 трлн руб., а за 2021 г. количество инвесторов выросло вдвое – аж до 17 млн., вполне справедливо рассчитывая или получить через год дивиденды, или, если нужда заставит, хоть продать акции дороже, чем покупали ранее. Обвал (или облом) в начале января после биржевой паники из-за «Карибского кризиса 2.0» измеряется сотнями миллиардов рублей – столько потеряли россияне, рискнувшие и вложившиеся в российские «голубые фишки». Пожалуй, пока хватит.

Попробуем спрогнозировать, что будет дальше. Почему-то кажется, что дальше процесс будет слегка спускаться на тормозах. Уже появилось заявление Лаврова о том, что все не так плохо, письменный ответ НАТО только ожидается и т.д.

Рынок акций сразу вздохнул и немного отыграл падение. Рискну предположить, что сейчас обе стороны будут искать выход без потери лица, «игра на повышение» сделает некоторое плато. Но по весне нас ждет очередной сезонный подъем. А лучше бы заняться своими внутренними делами, они бесконечно отодвигаться взад не могут….

Куда пойти учиться в 2022 году?! Выбираем ВУЗ или колледж