Дефолт откладывается: адаптируемся в новой реальности

Задача сложная, но выполнимая

20.03.2022 13:00 Общество
5793

Первый «санкционный» шок прошел, дефолт, который обещали рейтинговые агентства и даже МВФ, не случился, можно относительно спокойно разобраться в способах адаптации экономики и составляющих ее «юриков» (предприятий) и «физиков» (домохозяйств) к жизни в наступившей новой реальности. Всем понятно, что реальность эта надолго, и даже скорое завершение спецоперации на Украине вряд ли ускорит обещанную отмену санкций. 

Весьма красноречиво представление президентом Эльвиры Набиуллиной на новую каденцию «правления» Центробанком (с 22.06.22) – ведь главу ЦБ уже отправляли в отставку, а то и далее, ее обвиняли в неосмотрительности, из-за которой почти половина золотовалютных резервов оказалась «заморожена» на Западе (читай – конфискована) и т.д. То есть, можно говорить скорее об эволюции бюджетной и структурной политики, чем о неких пожарных мерах. Хотя обстановка и «пожарная» - кризисная, и по теории требует прямых директивных мер, но эволюция в данном случае кажется более предпочтительной. Тем более, ажиотаж вокруг курса рубля Центробанку за этот месяц сбить удалось – к концу текущей недели рубль даже несколько укрепился после обвала. По-видимому, найден уровень поддержки, который просуществует как минимум до окончания срока платежей экспортерами (а они теперь обязаны продавать всю валютную выручку на внутреннем рынке). То есть, как минимум паузу ЦБ обеспечил, и правительство намерено ее использовать.

Основные направления были названы на совещании у президента о мерах социально-экономической поддержки регионов. Из ключевых тезисов можно отметить: анонсирование мер поддержки «физиков», в том числе скорой индексации пенсий и пособий, четкое понимание необходимости глубоких структурных изменений в экономике, в том числе формирование новых хозяйственных связей, логистических цепочек, развертывание производства товаров, выпавших из-за ухода западных компаний, сокращение административных барьеров на пути частного бизнеса. То есть, вопреки ожиданиям многих, переход к «социализму» не планируется, слово «национализация» на совещании не прозвучало. Особо отмечу требование президента увеличить авансирование по госконтрактам, выигранным частными фирмами – из астраханской практики можно вспомнить перипетии с реконструкцией Милицейского моста, которые начались именно с авансирования, и подобных примеров множество. 

Может быть, к теме национализации правительство еще вернется в контексте судьбы имущества ушедших из России брендов, но, похоже, решение будет другим и более соответствующим мировой практике – назначение временных управляющих брошенной собственностью с последующей возможностью ее возвращения владельцу на определенных условиях. То есть, расплевываться с мировой экономикой правительство не намерено, об этом же свидетельствует и оплата очередного транша по госзаймам валютой, хотя и была предпринята чисто политизированная недолгая попытка предложить кредиторам рубли – в итоге банк-комиссионер принял к исполнению платежное поручение в твердой валюте. Политика политикой, а «сжигать мосты» правительство не собирается, во всяком случае, сейчас.

Поскольку российская экономика оказалась в положении, сходной с северокорейской и иранской, необходим и принципиально новый подход к структурным реформам. Задача сложная, президент отметил (цитата): «Безусловно, в новых реалиях потребуются глубокие структурные изменения нашей экономики, и не буду скрывать, они будут непростыми, приведут к временному росту инфляции и безработицы». 

Намечаемые структурные реформы будут адаптировать российскую экономику в функционирование если не в изоляции, то, во всяком случае, в условиях трудного доступа к мировым рынкам. А ведь еще недавно структурные реформы направлялись как раз на интеграцию российской экономики в мировую, то есть, предстоит сменить курс на противоположный. Плюс адаптироваться к отсутствию еще недавно доступных технологий, поскольку 100%-ное «импортозамещение» - это как «горизонты коммунизма» - видишь их, идешь к ним, только дойти никак не удается. Разумеется, такие технологии придется покупать через третьи руки, на мировых «черных» рынках и т.д., но все заменить не удастся, начиная с электроники; вообще, больше всего откат ожидает отрасли хай-тека – от авто- и авиапрома до медицины.

Кстати, с притоком твёрдой валюты ситуация будет примерно той же – она будет поступать, но в меньших объемах, и стоить будет дороже, но совсем перекрыть все ручейки вряд ли кому по силам. Впрочем, изоляция от мировых рынков несет и некоторые выгоды – правительство уже сообщило, что примерно 500 млрд. руб. удастся сэкономить на тех расходах, которые из-за санкций стали бессмысленными – правда, конкретные статьи бюджета не были названы. Сокращение заграничного туризма тоже позволит сэкономить валюту, как и ограничение вывоза валюты за рубеж. Но тут обольщаться не стоит, золотовалютные резервы (ЗВР) неизбежно будут распечатаны и насколько их хватит, вопрос открытый. В 2014 году назывался срок 4 года, сейчас расчетов на слуху много, но они скорее умозрительны, кроме того, резервы не сводятся к одним ЗВР, есть еще аккумулированные средства некоторых предприятий и населения. 

Теперь чуть-чуть о массовых сказках, бродящих по умам и устам. Сравнение нынешней ситуации с дефолтным 1998 г. неправомерно – тогда реально денег не было в казне, а сейчас они есть. Ситуация в чем-то напоминает конец эпохи «дорогого Леонида Ильича», чем-то – начало 90-х, чем-то начало 1920-х, но она принципиально иная, с такими факторами мы еще не имели дела, придется думать на ходу. Опыт Ирана и Северной Кореи мало поможет, кстати, это две принципиально разные модели экономики, опирающиеся на принципиально несхожую культуру, а российская культура не похожа ни на одну из них, то есть путь придется искать свой. Панические скупки долларов и сахара не имеют никакого смысла. О долларах я пару недель назад писал – так и произошло, поспешившие слегка потеряли кэша, могут потерять еще в апреле. А переходящие остатки сахара в России к новому урожаю сроду не были менее 2,5-3 млн тонн при годовом потреблении около 6 млн. тонн (кстати, душевое потребление сахара в РФ примерно в 4 раза превышает физиологическую норму – наверное, из-за самогонщиков), и производстве более 6 млн тонн в год (в 2019-20 было 7,8 млн.т) – тот есть каждый год сахара производится больше, чем потребляется), никакого дефицита за последние 30 лет не было и быть не могло; логистические проблемы – да, но дефицит – нет. Уверения о том, что сахар не портится – это тоже выдумки, влагу он из воздуха забирает в любой упаковке, так что любителям запасов рано или поздно понадобится отбойный молоток. 

Далее. Китай нам не помощник – если он с удовольствием будет смотреть, как другие вставляют шпильки Америке, то с Евросоюзом Китай ссориться не будет никогда: более 200 млн. TEU - стандартных 20-футовых контейнеров в эквиваленте - Китай ежегодно отгружает на европейские рынки, и смешно думать, что он будет рисковать таким сбытом. Кроме того, фактически Китай во многом уже включился в санкционный режим – просто молча, без громогласных заявлений. Позиция Китая – это бородатая притча о мудром царе-обезьяне, который сидит на холме и смотрит, как в долине дерутся два тигра. Насчет поддержки в рамках БРИКС – например, Бразилия, а возможно и Индия, вроде бы даже намерены расширить сотрудничество, тоже «будем посмотреть». Сказок ходит очень много, все не перескажешь, но они точно не повод для экзальтированных ожиданий. 

В новой реальности старые рефлексы вряд ли помогут, сделав сознательный выбор, придется так же сознательно адаптироваться к жизни на избранном новом и неизведанном пути.
 

Куда пойти учиться в 2022 году?! Выбираем ВУЗ или колледж