Ракетный Пакистан и торговая Индия: как на нас отразятся перемены на южном «фронте»

13.04.2022 20:02 Политика
3416

Пока все внимание приковано к событиям на западе, сразу несколько весьма примечательных событий произошло на юге. В целом, в Южной Азии постковидный экономический кризис развивается полным ходом, международные санкционные войны добавляют остроты. Вот уже из-за выпадения с рынков основных покупателей классического цейлонского чая на грани краха правительство Шри Ланки. Но если события в Шри Ланке вряд ли могут как-то отразиться на наших интересах, то падение пакистанского правительства и идеологический дрейф внутренней политики Индии отразиться могут, и еще как.

Обо всем по порядку. В минувшие выходные окончательно пало пакистанское правительство Имрана Хана. Стоит отметить, что как раз 24 февраля пакистанский премьер в ходе двухдневного визита в Москву встречался с президентом Путиным. Кроме самого факта встречи, никакой официальной информации о ее содержании нет, предположительно речь шла, преимущественно, об Афганистане. А во время третьей встречи министров иностранных дел — соседей Афганистана 31 марта глава МИДа Лавров заявил о том, что в прошлом месяце (т. е. в феврале) в Москве был аккредитован первый афганский дипломат. Напомню, что Талибан в России остаётся в списке (под номером 11) террористических организаций и его деятельность на территории России запрещена – ну вот такой «реалполитик» - другой власти в Афганистане все равно нет, а географию никто не отменил.

Визит Хана состоялся несмотря на предупреждение США о его нежелательности, вообще последние полгода Хан неоднократно конфликтовал с американскими представителями, что дало ему основание сейчас заявлять о роли «иностранного вмешательства» в его досрочном смещении. Пакистану вообще с премьерами не очень везет, еще ни одни демократически избранный не проработал положенного 5-летнего срока, Хан мог быть первым, но… Справедливости ради надо заметить, что Хан за последние полгода перессорился не только с Госдепом, но и со всеми политическими силами внутри Пакистана. 

Ухитрился Имран Хан поссориться и с военной верхушкой – осенью прошлого года был смещен руководитель межведомственной разведки Пакистана генерал Фаиз Хамид, отставка произошла через месяц после его знаменитого «кабульского чаепития», по итогам которого запрещенный Талибан отказался от анонсированных уже планов формирования инклюзивного правительства, а сопротивление в Панджшере было подавлено одним ночным налетом пакистанской авиации. Далее последовала чехарда с подписанием-неподписанием премьером назначений-отставок высшего комсостава, хронологически этот хаос совпал с резким усилением антикоррупционных расследований, проведенных по распоряжению Хана в отношении кланов Шарифов и Бхутто-Зардари. Хана начали обвинять в попытке узурпации власти и построения диктатуры, хотя сам он пришел к власти как народник-центрист и популист, во многом напоминающий покойного Жириновского. Хан вообще фигура в Пакистане культовая – капитан национальной сборной по крикету и чемпион мира 1992 г., а крикет в странах Британского Содружества едва ли не попопулярнее футбола и бокса вместе взятых. И вот финал полугодовой агонии. 

Что нам-то с этого? Пакистан – одна из крупнейших ядерных держав с населением более 220 млн. чел., имеющая средства доставки, уверенно перекрывающие весь наш юг и даже Южный Урал. Утверждают, что ракетно-ядерный потенциал Пакистана контролируется не правительством, а военными. В прошлом году пакистанская армия проводила весьма содержательные учения в Азербайджане, преподнося их как антитеррористические. Пакистан при Хане намечал некоторое военно-техническое сотрудничество с Россией, речь шла даже о возможных закупках авиации, а в сентябре прошлого года прошли совестные учения «Дружба-2021» в Краснодарском крае. Пакистан считается крестным отцом запрещенного Талибана и мог бы быть фундаментальным гарантом безопасности южных рубежей СНГ. Хотя в последние недели в нашей прессе появились успокоительные статьи об отсутствии какого-либо интереса талибов к Центральной Азии, в этих же статьях делаются оговорки насчет интересов запрещенного в России Талибана в Таджикистане и даже Фергане, а через неделю-две откроются перевалы на Памире. Возможное проникновение запрещенного в России Талибана или других радикальных организаций с территории Афганистана в Центральную Азию – очевидный риск, который надо иметь в виду, особенно, учитывая масштабы потенциальной социальной базы в самих центральноазиатских республиках.

Одновременно с пакистанскими событиями начал развиваться довольно своеобразный внутриполитический процесс у нашего, как считается, самого надежного партнера – Индии, на которого мы очень рассчитываем в связи с усилившимся санкционным режимом. В январе премьер-министр Моди в день 125-летия одного из основателей Индийского национального конгресса Чандры Боса торжественно открыл голографическую скульптуру Боса – голограмма заполняет пространство внутри «Ворот Индии» в Нью-Дели. Моди сообщил, что голограмма будет существовать до возведения на этом месте гранитного памятника. Чандра Бос придерживался принципиально иных методов, чем более известные у нас основатели ИНК – известнейшие в мире пацифисты Джавахарлал Неру и Махатма Ганди. Бос предпочитал вооруженную борьбу с британским колонизаторами и искал поддержку сначала в СССР, откуда он в марте 1941 г. перебрался в Германию. Затем он сотрудничал сначала с гитлеровским режимом, а потом, перебравшись на Восток – с японскими милитаристами. Нюрнберг Босу, пожалуй, не грозил, а вот Токийский трибунал – вполне, но в августе 1945 г. по официальной версии он погиб в авиакатастрофе на Тайване. Так как ни останки самолета, ни самого Боса не были найдены, и непонятно, почему он не воспользовался личным самолетом, родилась конспирологическая версия о том, что Бос был выкраден советской разведкой и умер позднее в плену. Никаких подтверждений этой версии нет, но она жива. Фигура Чандры Боса активно используется нынешним премьером Нарендрой Моди для политической борьбы с кланом Ганди и ИНК. Дважды в 2014 и 2019 гг. Бхаратия джаната партия Моди в составе Национально-демократического альянса с разгромным счетом выигрывала выборы у ИНК в составе объединённого прогрессивного альянса, следующие выборы в 2024 г. (выборы в Индии многоэтапный и многомесячный процесс из-за гигантского населения). 

Что нам с этого? Индия – крупнейший наш торговый партнер (в марте этого года индийские закупки российской нефти выросли вчетверо) и покупатель оружия (наряду с Алжиром). Индия может стать крупным поставщиком многих подсанкционных товаров, до автомобилей включительно. Внутриполитические процессы, особенно копание в истории, как показывает недавняя практика, могут неожиданно сильно отразиться и на внешнеполитических отношениях, и на торговле. 
 

Куда пойти учиться в 2022 году?! Выбираем ВУЗ или колледж