Чем обернется снятие санкций с Ирана для Астраханской области | КаспийИнфо

Чем обернется снятие санкций с Ирана для Астраханской области

И для России в целом

Итак, международные санкции, наложенные на Иран из-за ядерной программы, в основном сняты. Правда, введены и новые – на этот раз из-за ракетной программы. Но основные и наиболее жесткие меры отменены. Что несет это событие России в целом и Астраханской области в частности?

Неожиданность. Приятная ли?
По поводу самих санкций и сроков их действия немало споров и спекуляций. Фактически санкционный режим действует со времен исламской революции, но реально суровые меры были введены только в марте 2012 года. И этих трех лет оказалось достаточно, чтобы Иран решился на радикальные меры по ликвидации двойных – так политкорректно выразимся – ядерных технологий. Даже для автора стало неожиданностью, что Иран пошел на демонтаж реактора в Араке, на котором можно было производить оружейный плутоний. Вся эта история с санкциями и их последствиями – предупреждение для горлопанов, любящих побазарить на тему “видали мы их санкции”.
А теперь о последствиях для нас. В Астрахани многие ожидали снятия санкций с надеждой – вот заработают на полную мощь астраханские порты, развернется торговля. Более осторожные опасались, что иранская нефть хлынет на рынок и ускорит обвал цен на нашу кормилицу. А там еще и газ иранский на подходе.
Как с любым крупным событием – последствия будут разные и разнонаправленные. Попробуем прикинуть баланс прибылей и убытков.

Минусы: цены на нефть
Убытки. Возможный объем нефти, который сможет выбросить Иран на рынок, пока составит полмиллиона баррелей в день или немного больше, а к концу года этот объем может вырасти раза в два, а то и выше. При мировом потреблении – немногим более 90 миллионов бочек в день, цифра небольшая. Конечно, рынки ее почувствуют. Но гораздо больше влияние замедления темпов роста китайской экономики и укрепление курса доллара. Плюс – переход развитых экономик на менее емкую углеродную энергетику. И в результате на рынке остервенелая борьба за долю в продажах и готовность продавца продать почем угодно, лишь бы продать. В Северной Дакоте уже зафиксированы случаи, когда продавец доплачивал покупателю по 50 центов за баррель – лишь бы тот вывез со скважин тяжелую высокосернистую нефть. То есть фатального падения нефтяных цен именно возврат Ирана на нефтяной рынок не вызовет.
Вообще мы уже не раз говорили о том, что со становлением фьючерсного рынка нефти цена на нее в большей степени производное от курса доллара и спекулятивных трендов, поскольку фьючерс – это ценная бумага, а не товар. И разумеется, 100 баксов за бочку – это мыльный пузырь, накачанный биржевыми игроками и манипуляторами из Федеральной резервной системы США, который наши политики по неграмотности приняли за реальную цену товара. Что касается Ирана, то в среднесрочной и долгосрочной перспективе у нас появятся высокие риски с приходом на европейский рынок иранского газа и дальнейшим вытеснением российского.

Плюсы: товарооборот
Теперь о прибылях. Когда за морем стагнирующая и изолированная экономика – это для соседей плохо. Когда за морем растущая экономика – соседям тоже кое-что перепадает. Во-первых, подключение Ирана к межбанковской системе “Свифт” закрывает проблему расчетов, в том числе и для астраханских предприятий. Во-вторых, есть шансы на рост торговли и товаропотоков через астраханские порты – и экспорта, и импорта. Иран за время изоляции серьезно поизносил основные фонды, авиация вообще неясно как летает. А тут сразу разблокируется порядка 100 млрд долларов – гигантская по иранским меркам сумма. Есть уверенность, что часть импорта в Иран пойдет не южным путем, а через Каспий.
Есть и неявные, и даже странные на первый взгляд выгоды. С наибольшим оптимизмом снятие санкций с Ирана приняли в Армении. Не удивительно – протяженная общая граница, значительная диаспора и сравнительно развитая система коммуникаций. Экономический рост Армении стратегически важен для нас – он означает хоть небольшое снижение нагрузки на бюджет и на наши госкомпании, работающие в Армении. И возможное улучшение состояния ее экономики – лишь одна из скрытых выгод.

Итог: сдержанный оптимизм
Есть еще спорные факторы, которые могут качнуть маятник в сторону как оптимистов, так и пессимистов. Например, получив доступ к деньгам, Иран наверняка резко увеличит закупку вооружений. Ясно, что у российского оружия значительное конкурентное преимущество. Но, обновив арсеналы, Иран может активизировать прокси-войны с Саудовской Аравией, а ханбалитский мир и так на взводе, уже пакистанские генералы обещают стереть Иран с карты мира. Вот уж горячая война по ту сторону Каспия нам точно не нужна. Призрачные выгоды от подскока нефтяных цен при таком сценарии нивелируются вероятным расползанием конфликта, да и практика ближневосточных войн вовсе не гарантирует подъема нефтяных цен.
Так что наиболее рациональная реакция – сдержанный оптимизм, а не буйные восторги. Но нам сейчас и такое подспорье хорошо.