Пляски на змеиных головах: почему России нужна Сирия

«Танцем на змеиных головах» называл ближневосточную политику самый успешный президент Йемена Али Абдалла Салех. Салех был президентом Йемена в общей сложности более 35 лет – он знал, что говорит. Впрочем, Салеху удача изменила в декабре прошлого года – его грохнули его же союзники, с которыми он сначала развязал очередную гражданскую войну, а потом решил сменить «друзей».

Смутная картина
Веселое это занятие – лезть на Ближний Восток со своими политическими интересами, даже при возможности поддержать эти интересы тяжелым бомбо-штурмовым кулаком.

Советский Союз в ближневосточных войнах был многократно обманут и жестоко бит, причем не всегда опосредованно – через союзников, случалось и очень даже непосредственно получать люлей. Союзники методично подставляли и «разводили» СССР, вдобавок регулярно старались прикрыться советскими солдатами. Но это длинная история.

Нынешнее российское руководство старается не повторять ошибок своих предшественников, иногда это удается. Отсюда и те «неясности» для широкой российской публики наших нынешних ближневосточных маневров. Если исходить из публикаций политически активных граждан в социальных сетях, то картина в умах следующая. Россия в Сирии воюет против ИГИЛ (запрещено в РФ), наши враги там, помимо самого запрещенного ИГИЛа, – его пособники из числа неназванных арабских стран (Саудовская Аравия в основном) и, конечно же, США, которые сами его и создали. Ну там где-то сбоку Израиль, который, говорят, тоже террористов поддерживает, но наш президент с их премьером почему-то встречается, вместо того чтобы вмазать нашими ЗРК по израильской авиации, которая в Сирии бесчинствует. А союзники наши вернейшие – Иран и Хизбалла, и еще «палестинцы» (хотя кто это конкретно, никто сказать не может, тем более понять, почему наши ВКС бомбят лагерь палестинских беженцев Ярмук в Сирии, а асадовские войска его штурмуют).

Двое из спецслужб
А теперь о «танце на змеиных головах». Обратим внимание только на два свежих факта. Несколько дней назад представитель президента РФ Александр Лаврентьев заявил о необходимости вывода из Сирии всех иностранных войск, кроме российских. Пару дней назад на встрече с Асадом в Сочи эту позицию подтвердил и президент. На День Победы в Москву очередной раз прилетел израильский премьер Нетаньяху и прошел вместе с Путиным в рядах «Бессмертного полка». Израильский премьер и наш президент, похоже, быстро находят общий язык – Нетаньяху служил в «Сайерет маткаль» – это аналог нашего спецназа ГРУ, «Альфы и «Вымпела» в одном флаконе, принимал участие в жестких операциях за рубежами Израиля, дважды ранен. И в ночь на 10 мая израильская авиация подвергает жесточайшей бомбардировке иранские базы в Сирии (которых официально там нет). Под раздачу попадают и сирийские ПВО, пытавшиеся защитить братьев по оружию. Российские ВКС и ПВО даже не пытаются реагировать.

Вывод: традиционная черно-белая логика в координатах «враг/друг» абсолютно непригодна для анализа важнейших для России ближневосточных событий. Стратегические интересы диктуют смену союзников по ситуации, а ситуация может меняться быстро. Кстати, абсолютно так же действуют и наши и союзники и оппоненты, причем далеко не все свои интересы они высказывают открыто. На Востоке важно не только то, о чем говорят, еще важнее то, о чем молчат.

Что мы там делаем?
Теперь о том, зачем мы в Сирии. Первое. Для СССР тогда и России теперь ближневосточные войны – это единственный доступный регулятор цен на нефть (а теперь еще и регулятор трасс газопроводов). Это к вопросу о рентабельности наших затрат на сирийскую гражданскую войну.

Правда, этот регулятор часто работает не так, как ожидалось – напомню триумф 1973 год и арабское эмбарго снабжения нефтью Запада, который через полгода сменился фиаско и дальнейшим катастрофическим падением цен на нефть, а за ним и СССР.

Второе. Очень может статься, что Сирия – это последняя наша возможность создать военные базы в Средиземноморье, которые так и остались несбыточной мечтой для СССР. С Египтом что-то не срастается, на Джибути денег нет, с Суданом тоже пока не получается (и далековато), хотя разыскиваемый международным судом за военные преступления президент Башир прилетал недавно в Москву нашим бортом (своим не может). А военные базы в Средиземноморье – это статус мировой военной державы, нет баз – нет статуса.

Так что ожидать скорого завершения наших сирийских дел не следует, это надолго. И союзнические отношения наши с кем бы то ни было в тех краях не надо принимать слишком близко к широкой русской душе, чтобы не пришлось потом удивляться, а то и обижаться.