Политическая заправка к новогоднему салату: чем нас «баловали» в уходящем году и «порадуют» в наступающем

Год 2018 был насыщен событиями, многие социологи называют его переломным. Ну, переломный или нет — об этом позже и вообще увидим. А пока отметим если не и эпохальное событие, то уж с претензией на эпохальность точно. Хотя на это событие, случившееся под занавес года, обратили внимание скорее экономисты.

Разрушение статистики
Автор в числе тех, кто готов отнести это событие к эпохальным: смена руководителя Росстата. Главный наш орган госстатистики регулярно подвергался нарастающей критике. Находясь между молотом внутриполитических обещаний «повысить», «улучшить», «обеспечить прорыв» и наковальней обязательств поддержания достоверности и сопоставимости данных статучета, наш Росстат взял за моду сначала оперативно отчитываться о выдающихся достижениях, а потом задним числом вносить коррективы, приближая данные к реальным значениям. В итоге гневные окрики настигли главного статистика страны, не сумевшего обеспечить должный рост реальных доходов населения и он был уволен.
Самое неприятное, что может в этой чехарде произойти — даже не потеря доверия к статданным. Страшнее всего потеря динамических рядов — результата многолетних наблюдений. То есть, через 50 лет невозможно будет сопоставить результаты наблюдения за одним и тем же процессом. Сейчас такая возможность еще есть. А вот дальше… Ведь любой инвестор перед входом в дело сначала глубоко изучает именно статданные. Разрушение статистики — это подкоп под экономику и под будущие поколения.

Сломанный договор
Пока Росстат наставляется «на путь истинный», 2018 год становится пятым подряд годом падения реальных доходов населения, и весьма вероятно, что 2019 станет шестым. Цены будут расти, покупательная способность населения снижаться. Разве что новый начальник Росстата исправит ситуацию.
Теперь насчет «переломного года». Действительно, социологи накануне президентских выборов отмечали вполне естественные надежды на лучшее будущее, которые через несколько месяцев — по объявлении пенсионной реформы — стали рушиться и, более того, сменились на прямо противоположные. Пенсионная реформа сломала сложившийся неписаный общественный договор — население не лезет в политику, а политика не прессует население. И тут на тебе! Причем к прессу пенсионной реформы добавилось повышение налогов и охота на самозанятых.
В итоге к концу года российские исследовательские центры зафиксировали существенное падение рейтингов властных институтов и наиболее аффилированных с ними социальных. Кроме того, в обществе усилился страх войны. И для этого внешние основания есть, а центральные телеканалы продолжают усиленно накачивать общество агрессией, в том числе усиливая и этот страх.
Это о внутренней политике. Здесь можно только констатировать, что ее стабильность и неизменность нам гарантирована.

Китайская неудача
Внешнеполитические тренды тоже вряд ли будут существенно меняться, хотя они в 2018 г. были куда более переменчивы, чем внутриполитические. Но эта переменчивость могла быть замечена только специалистами. Из существенных итогов можно отметить катастрофический провал «восточного разворота» на Китай. Не получилось ни с китайскими инвестициями — они, наоборот, превратились в отток китайских вложений в российские производственные активы, ни с широко разрекламированной продажей российских углеводородных активов китайскому собственнику, ни с переходом на расчеты в юанях/рублях — 75-85% российско-китайского импорта-экспорта так и номинируется в долларах. Китай отказался подписывать даже ничего не значащие документы типа меморандума или соглашения о намерениях. И т. д. Более того, все громче звучат жалобы российских предпринимателей на китайские банки, которые ведут себя куда жестче американских. В обмен внешняя политика предложила нам перспективы заключения мирного договора с Японией и намеки на переориентацию «восточного разворота» еще восточнее. По крайней мере, хоть пообещали что-то новое, пусть оно и несбыточное, но все-таки веселее.

Истребители на пальмовом масле
Из внешней политики к нам наверняка прилетят новые, уже серьезные санкции. Если введенные с 2014 года стоят нам примерно 1,5% ВВП в год (общий ущерб оценивается в 6% ВВП и выше), то следующая волна (или волны) могут принести еще больший ущерб. Вдобавок начался очередной цикла падения цен на углеводороды, но наш бензин от этого не подешевеет точно.
Зато в уходящем году мы импортируем рекордное количество пальмового масла, только за 10 месяцев цифра перевалила за 800 тысяч тонн, а концу года должна превысить 1 миллион тонн — делим его на 145 миллионов жителей и считаем. С пальмовым же маслом связан и исторический контракт на поставку наших новейших истребителей Су-35 в Индонезию — часть платы мы получим натурой, именно пальмовым маслом.

Раньше думай о Родине…
Для внутреннего же употребления нам и в новом году предложат все те же увлекательные рассказы о том, как и кого мы нагнем в мировой политике. Впрочем, как утверждают социологи, все более привлекательной для российского населения становится все-таки внутренняя повестка, а от внешней наш человек изрядно подустал — надоедает все о Венесуэле и Сирии с Ливией заботиться, хочется немного и о себе подумать, о своем, российском уровне жизни.
Вот с этой надеждой — в то, что в 2019 году мы начнем больше думать о себе и меньше о мировых заботах — давайте и вступим в Новый год!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Капча: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.