Шейхи, президенты и уровень жизни: любопытнейший документ появился в открытом доступе


Любопытнейший документ выложил в открытый доступ российский Минфин в конце прошлой недели. Называется он: «Правительство одобрило профицитный (!) бюджет на 2020-2022 годы: расходы растут на социальную сферу и реализацию нацпроектов». Тра-тата, звучат фанфары. Дальше без цитат не обойтись, но постараюсь покороче.

Останемся унылой бензоколонкой

«В предстоящий трехлетний период прогнозируется профицит федерального бюджета – в 2020 году на уровне 0,8% ВВП, в 2021 году — 0,5% ВВП, в 2022 году — 0,2% ВВП». Хорошо, пока отмечаем только динамику — профицит будет падать ежегодно. Далее. «Ненефтегазовый дефицит в 2020-2022 годах стабилен и прогнозируется на уровне 5,8%-5,9% ВВП». То есть, как были бензоколонкой, так и будем оставаться в ближайшем будущем, хотя вроде еще пару дней назад Росстат захлебывался от восторга непонятно откуда взявшимся промышленным ростом (есть предположения, что это досчеты на производство военной продукции, то есть — чистые затраты бюджета). Опять включаем фонограмму фанфар. «Расходы федерального бюджета увеличиваются в течение всего трехлетнего периода. Наибольшие бюджетные ресурсы направляются на социальную сферу и повышение качества жизни граждан. Например, расходы на здравоохранение в 2020 году по сравнению с 2019 годом растут почти на 50%, такой рост произойдет впервые с 2005 года». Бальзам на мою врачебную (бывших врачей не бывает) душу. О состоянии медицины, точнее — скорости ее деградации мы говорили много раз. Самое неприятное: в начале нулевых в медицину действительно были произведены огромные инвестиции и потоком хлынули новые, неведомые еще россиянам западные технологии. Оставим пока в стороне спекуляции на тему кто и какие откаты поимел на закупках медоборудования. Есть два факта, с которыми мы имеем дело сейчас. Первый — технологии в медицину закачивались крайне неравномерно, практически выпало из первой волны модернизации первичное — амбулаторно-поликлиническое звено. Зайдите в любую поликлинику и сами все поймете с порога. Второй — закупленное более 10 лет назад современнейшее медицинское оборудование работало на износ и уже устарело и выходит из строя. Заменять его давно нечем. Обещанный рост инвестиций в наше здоровье на 50% — это здорово, но он лишь притормозит деградацию. Россия так и останется в районе 90-100 места в списке стран по доле ВВП, направляемой на здравоохранение.

Доходы выпадают за наш счет

Продолжим чтение документа Минфина. «После повышения объема бюджетных ассигнований в 2020 году до 17,3% ВВП в дальнейшем прогнозируется умеренное снижение расходов федерального бюджета до 16,9 % ВВП к 2022 году». Как говорится — «тебя Минфин предупреждал». Далее. «По отношению к ВВП доходы будут постепенно сокращаться с 18,5 % ВВП в 2019 году и 18 % ВВП в 2020 году до 17,7 % ВВП в 2021 году и 17,2 % ВВП в 2022 году. Указанная динамика обусловлена снижением нефтегазовых доходов по отношению к ВВП с 7,2% ВВП в 2019 году до 6% ВВП к 2022 году большей частью из-за следующих факторов – снижения цен на энергоносители и роста выпадающих доходов, связанных с предоставлением льгот предприятиям топливно-энергетического комплекса». Ну, смеяться тут от радости или плакать — решайте сами. Только угадайте с одного раза — кто будет компенсировать объявленный «рост выпадающих доходов, связанных с предоставлением льгот предприятиям топливно-энергетического комплекса»? Конечно, малый и средний бизнес и население, налоговая нагрузка на которые неизбежно будет расти — закон сообщающихся сосудов из школьного курса физики помните?

Нацпроект «Скупка валюты»

Ладно, хватит цитат. Там дальше еще про нацпроекты. Нацпроекты — это здорово. Дороги действительно строятся, жилье какое-никакое тоже, доступнее оно пока не становится, но на рынке оно есть, про медицину мы уже все сказали.

На днях президент предостерег правительство от «закачивания избыточных денег в экономику» — логично, лишние деньги ведут к перегреву и скачку инфляции. Одно маленькое «но» — то есть, при нынешней все более дефицитной экономике (пример — те же медикаменты) существующие и проектируемые (если таковые есть) производственные мощности даже при наличии обеспеченного заказа не в состоянии произвести необходимую для населения или для ненефтегазового экспорта продукцию, и это признается на высшем уровне.

В табличке, приложенной к документу Минфина есть пара хитрых строчек, с которыми без Excel и коньяка не разберешься. Называются так: «нефтегазовые доходы» и «из них базовые нефтегазовые доходы». В чем хитрость? В арифметической разнице между ними. Помните «бюджетное правило»? Это то самое, по которому вся валютная выручка от цены нефти более 40 баксов за бочку должна идти в госрезервы. Так вот сумма этой разницы за три года — 6,6 трлн руб. — это та сумма, на которую ЦБ должен напечатать или рубли (что может ускорить инфляцию), или облигации ОФЗ — долговые бумаги, то есть. Почему-то думаю, что второе более вероятно, тем более, намечен ежегодный рост госдолга. Напомню, что все расходы госбюджета на указанный трехлетний период составят примерно 19, 20 и 21 трлн. руб. То есть, скупка валюты остается самым приоритетным нацпроектом.

Дорогие игры в геополитику

А теперь при чем здесь шейхи и президенты. Только что к нам очередной раз прилетал президент Венесуэлы Мадуро. Денег просить. Наверняка дадим. С шейхами из Персидского залива нм играть тоже вроде бы надо в надежде удержать неизбежное перенасыщение нефтяного рынка и падение цен. И вообще игры в геополитику — самое увлекательное занятие нашей элиты. Но игры в геополитику — самый дорогой вид спорта. Чем и кем он будет оплачиваться — вы поняли из предыдущего повествования.