Сирийский преферанс. Чья карта бита?

Российская пресса бурлит в попытке выяснить, сколько же российских наемников погибло на востоке Сирии в результате недавнего авиаудара США по наступающим асадовским войскам. Какой бы ни была окончательная цифра (если мы ее вообще узнаем), речь идет о самых больших единовременных потерях за все время российского участия в сирийской войне.

Вывод и ввод
А ведь так все хорошо начиналось: прилетел 11 декабря прошлого года президент Путин на авиабазу Хмеймим российских ВКС и сказал: ИГИЛ (запрещенный в России) мы победили, войска постепенно начинаем выводить. И действительно, часть авиации вывели, астраханцы хлебом-солью встречали летчиков в Приволжье.
Правда, журналистское сообщество DEBKA сообщило, что в результате вывода (широко освещался в СМИ) и ввода (вообще не освещался) российская группировка выросла примерно на 6 тыс. чел. Наше
Минобороны, как обычно, в ответ посоветовало лечить больное воображение.
Впрочем, наперекосяк все пошло еще под Новый год. Та самая российская авиабаза Хмеймим подверглась обстрелу. Были повреждены, по одним данным, 4 самолета и два вертолета, по другим — не менее 7 самолетов. Были и потери личного состава. Вскоре та же база была атакована стаей дронов, атаку удалось отбить силами российской ПВО.

Болезненная потеря
Далее события развивались еще интереснее. Многократно уничтоженный по российским и американским реляциям запрещенный ИГИЛ вдруг начал успешное наступление на своих собратьев по джихаду, вольно или невольно помогая асадовцам в центре страны и на юге, вблизи израильской границы – из-за этого израильские войска вынуждены были открыть огонь по игиловцам, хотя до того старались избегать любого вмешательства в сирийский “междусобойчик”. Лишь к середине февраля с большим трудом игиловский котел в Хаме был ликвидирован, точнее – выдавлен в провинцию Идлиб, где сейчас разворачиваются обширные военные действия.
Эти военные действия мы на себе тоже почувствовали, и еще как – сбит российский штурмовик, пилот геройски погиб в неравном наземном бою. Это очень болезненная потеря – мы привыкли, что наша авиация в Сирии неузявима. А тут сначала “духи” демонстрируют наш ПЗРК (переносной зенитно-ракетный комплекс) “Игла”, а через пару дней эта “Игла” сбивает наш штурмовик, что поневоле навевает воспоминания об Афганистане – там тоже все пошло наперекосяк, когда у духов появились ПЗРК.

Наши под огнем
И вот в довесок история с частной военной компанией (ЧВК) Вагнера. Когда началось наступление асадовских милиций на позиции курдов на левом берегу Евфрата в районе деревни Хушам, американцы запросили, есть ли в наступающих порядках российские военнослужащие. Ответ, естественно, был отрицательным: ЧВК – не военнослужащие. Американцы, поддерживая попавших под мощный удар курдов, ввели авиацию, в том чиселе и стратегический бомбардировщик В-52, ударные вертолеты “Апач” и даже летающую батарею “Спектр”. Бой закончился рано утром, когда российский офицер связи попросил прекратить огонь, чтобы можно было эвакуировать убитых и раненых.

Сектантская война
Но и это еще не все неприятности на сирийских фронтах: израильский премьер Нетаньяху настоятельно попросил президента Путина надавить на Асада и убрать иранские военные базы от израильских границ на Голанах. Полновесное включение Израиля в сирийские дела никому не нужно, оно приведет к катастрофическим последствиям для Асада и российских интересов в Сирии.

Таким образом, наш прошлогодний прогноз о том, что с разрушением военной структуры запрещенного ИГИЛ сектантская война в Сирии лишь обострится, находит достаточно подтверждений. Завершение кампании и мир остаются недостижимой мечтой, в том числе в контексте безуспешных переговоров в Астане и не закончившегося ничем конгресса в Сочи. В российскую ближневосточную политику пора вносить серьезные коррективы, пока эта война не высосала из нас все соки, как афганская.