Уникальная скрипка попала в руки к астраханцу: он хотел передать её музею в Праге, но всё оказалось непросто

В редакцию КаспийИнфо обратился преподаватель высшей категории Детской школы искусств имени М.П. Максаковой по классу скрипки, заслуженный работник культуры России Геннадий Чуркин. Он поделился с нами историей одного необыкновенного музыкального инструмента. Полвека назад Геннадий Чуркин приобрел скрипку, которая сделана в 1918 году чешским мастером. Астраханец хотел бы подарить антикварную скрипку Музею музыкальных инструментов в Праге, но выяснилось, что сделать это весьма сложно. Вот эта история от первого лица.

«Как-то лет 50 назад я приобрёл у одного астраханского музыканта скрипку, которая очень заинтересовала меня. Во-первых, на деках скрипки не было прорезанного уса (специальной «канавки» по краю деки, которая предохраняет скрипку от нечаянного удара). Ус был нарисован тушью. Но в облике скрипки чувствовалась рука скрипичного Мастера, а, самое главное, внутри скрипки была приклеена этикетка: ЮЛIЙ АЛОИС ГУБИЧКА. ВОЕННОПЛЕННЫЙ. ПОЛК №28. БАЛАШОВЪ. АННО 1 марта 1918. Ргаguе.

 

Захотелось что-нибудь узнать о мастере, и тут мне повезло: я в то время учился в Астраханской консерватории. И как-то заведующий кафедрой струнных инструментов Л.Г. Джергения, видя моё увлечение ремонтом скрипок и других музыкальных инструментов, подарил мне роскошно изданный в Праге двухтомник «Энциклопедия скрипичных мастеров» на немецком языке под редакцией Карела Яловеца.

Из энциклопедии я узнал, что Юлиус Губичка родился 5 февраля 1886 года в городе Иозефштадте (по-чешски Йозефов) в семье Вацлава Губички — дирижёра военного оркестра 98 пехотного полка. Первые уроки по изготовлению смычковых инструментов брал у скрипичного мастера Йозефа Чермака. Секреты приготовления насыщенных тёмно-красных и зеленовато-коричневых лаков Юлиус Губичка унаследовал от Фердинанда Йозефа Гомулки — тоже замечательного чешского скрипичного мастера. В своей практике Юлиусу Губичке не раз приходилось реставрировать смычковые инструменты немецких и итальянских мастеров, в том числе Амати, Страдивари и Гварнери. Эта работа приоткрыла для него тайны мастерства изготовления скрипок. Впоследствии он довёл свои собственные скрипки до высокого качества. В энциклопедии имеются фотокопии этикеток Губички за 1908-1913 годы, которые приклеены внутри построенных скрипок мастера.

После начала первой мировой войны Юлиуса Губичку мобилизовали в австро-венгерскую армию. Затем он попал в плен в городе Балашове Саратовской области России, где 1 марта 1918 года за колючей проволокой в бараке для военнопленных и родилась скрипка…

Остаётся только догадываться, в каких условиях работал мастер, где искал подходящее дерево для скрипки (клён и ель), как изготовлял специальные миниатюрные рубаночки и шерхебели, свёрла, стамески, зажимы и струбцины, где искал смолы, лаки и прочее.

Настроение у военнопленного Губички было, судя по всему, неважное, но великая страсть к искусству изготовления скрипок поддерживала мастера. Между тем, в 1918 году Россия, подписав Брестский мир, вышла из войны. В стране бушевала гражданская война, и военнопленных было решено эвакуировать в Европу, причём через Владивосток. Эшелоны с военнопленными растянулись по транссибирской магистрали от Пензы до Владивостока. Вспыхнул так называемый «белочешский мятеж» — причины которого не до конца понятны…

Но вернёмся к Юлиусу Губичке, который из Владивостока на французском корабле вернулся в Прагу, где занялся любимым делом — изготовлением скрипок. Об этом говорят этикетки скрипок Губички за 1919 и последующие годы.

Мне подумалось, что на родине выдающегося чешского мастера должны узнать то, о чём рассказала нам его скрипка. Я в конце восьмидесятых годов написал письмо председателю музыкальной комиссии центрального правления общества советско-чехословацкой дружбы, профессору Московской государственной консерватории, доктору искусствоведения Льву Соломоновичу Гинзбургу. Вот что он ответил мне: «Юлиус Губичка скончался 28 марта 1955 года в Праге. Я запросил известного пражского скрипичного мастера Ф. Шпидлена, и он сообщил мне, что несколько лет тому назад умерла и жена Губички. Детей у них не было. Если Вы решили подарить скрипку Ю. Губички, то целесообразно было бы, вероятно, подарить её Музею музыкальных инструментов в г. Праге. Мне думается, что это было бы благородным, дружеским актом и имело бы должный общественный резонанс».

Далее была длительная переписка с Москвой. Вот что я узнал. Все предметы искусства, в том числе скрипки, изготовленные до 1945 года, считаются антикварными и вывоз их за рубеж запрещён (в качестве дара тоже). В случае разрешения вывоза должна быть уплачена таможенная пошлина 100% стоимости скрипки (стоимость определяет эксперт Музея музыкальной культуры). Оказывается, не так-то просто передать что-либо в дар. Такова судьба у этой скрипки…».