Все по 150 | Астрахань

Единственный на всю страну: астраханец живет с уникальным сердцем вопреки всем пессимистичным прогнозам

Когда Игорю было полтора месяца, его мама узнала, что ее сын не такой, как все. Оказалось, что у мальчика трехкамерное сердце. “Он долго не протянет”, – заявляли медики. Однако Игорь Тартышный вполне успешно живет 29 лет, занимается спортом, имеет семью. Что помогло ему не сложить руки и не отчаяться?

Уникальный человек
Таких людей в России больше нет. Конечно, случается, что младенцы рождаются с подобными пороками сердца – вместо четырех камер три (отсутствует один из желудочков), но их оперируют практически в первые месяцы жизни. А вот тех, кто дожил, как Игорь, до 29 лет – нет. Он единственный в своем роде. “Сейчас уже поздно делать операцию. Хотя врачи предлагают. Однако шанс на то, что я останусь жив – 5%. Негусто. Лучше я таким, как есть, поживу”, – рассказывает Игорь КаспийиИнфо.

Для того чтобы сделать его “как все”, врачам пришлось бы провести трансплантацию не только сердца, но и легких, а также аорты, разделить кровоток, чтобы не смешивалась венозная и артериальная кровь. Таких операций в России еще не проводили, но в принципе это возможно. “Я не хочу, чтобы на мне экспериментировали”, – отмечает Игорь.

Жизнь продолжается
Когда местные врачи в 1990 году обнаружили у новорожденного редкий порок сердца, то они просто не знали, что с ним делать (операции, которые делают младенцам сейчас, тогда не практиковали), и отправили его в Москву, где его лично осмотрел именитый кардиолог Лео Бакерия. Диагноз столичных врачей был неутешительный. Маме мальчика сказали, что он, возможно, вскоре умрет. “Мама не стала долго держать меня в больнице, она поняла, что медики мне не помогут. Они с бабушкой чуть ли не выкрали меня из медучреждения и привезли домой”, – поведал герой нашей статьи.

Дальше мальчик начал жить как все обыкновенные дети: ходить в школу, гулять, болеть. Болел Игорь чаще, чем его ровесники, из-за слабого иммунитета. Ежегодно после осмотра кардиолог предупреждал его маму, что нужно быть готовым к самому худшему. Время шло, мальчик рос. После окончания школы Игорь поступил в колледж и, закончив его, получил специальность “финансист”. “Да, я понимал, что не такой, как все, что иногда из-за этого у меня бывают проблемы со здоровьем. Но я никогда не жаловался и никому об этом не рассказывал. Мои одногруппники не знали, что у меня трехкамерное сердце”, – вспоминает он.

Любовь и дочь
Со своей будущей женой Игорь познакомился во время учебы в колледже. Сначала ребята были просто друзьями. Девушка помогала Игорю в учебе, кстати, сама она закончила колледж с красным дипломом. Потом их пути разошлись.

Через несколько лет молодые люди случайно встретились на остановке и возобновили общение, которое переросло в настоящую любовь. У пары родилась совершенно здоровая дочь, которой сейчас шесть лет. Хотя врачи настоятельно предупреждали Игоря о том, что у ребенка, скорее всего, будет такой же порок сердца, как и у него. “Мне не только нельзя заводить детей, мне, если верить медикам, нельзя ничего из того, что я делаю: работать, ездить на велосипеде, путешествовать, в общем, жить полноценной жизнью. Но именно моя семья и то, что я делаю, позволяют мне чувствовать себя нормальным человеком, а не ущербным инвалидом”, – отмечает Игорь.

Об инвалидности
Только в 22 года Игорь при поддержке мамы добился того, что ему была присвоена бессрочная инвалидность. До этого каждый год ему приходилось доказывать, что в его трехкамерном сердце не вырос отсутствующий желудочек.

“На протяжении всей моей жизни маме говорили, что я скоро умру. Она никогда от меня этого не скрывала. При этом мама находила силы сделать так, чтобы в нашем доме не было ощущения давящей депрессии и тоски. Она всегда меня поддерживала. Поддерживает и сейчас”, – говорит Игорь.

От государства особой помощи нет, разве что пенсия. Лекарство, которое в полной мере подходит Игорю, не входит в категорию льготных. А его заболевания просто нет в перечне позволяющих претендовать на бесплатное санаторно-курортное лечение.

Победить самого себя
Игорь признается, что в какой-то момент, лет в 16-17, у него наступил период отчаяния, когда казалось, что впереди его не ждет ничего хорошего. “К сожалению, для многих инвалид – это человек второго сорта. Не надо с этим мириться, старайтесь жить полноценной жизнью, все в ваших руках”, – делится он эмоциями.

Игорь любит путешествовать – объехал все побережье Крыма и Кавказа (от Новороссийска до Сочи), в будущем мечтает переехать жить к морю. Он увлекается физкультурой и ездит на велосипеде. Также имеет опыт сплава на байдарке. Свою силу он черпает в своей семье и считает, что главное в момент отчаяния – победить самого себя, направить свою злость в нужное русло и не сидеть сложа руки.