Японский городовой на Курилах? Никогда!

Очередные, 25-е российско-японские переговоры на высшем уровне, ожидаемо закончились ничем. Вопрос мирного договора вновь сброшен на уровень МИДов – в бесконечность.

Они наши, и все
Редкое по нынешним временам общенародное единодушие #КурилыНеОтдадим нарушило плавный ход давно ведущихся и, казалось, уже близких к взаимоприемлемому завершению российско-японских переговоров о заключении мирного договора – спустя почти 75 лет после окончания Второй мировой войны. Почти 75% россиян категорически против передачи Курил, лишь 17% «за». С чего бы вдруг российское общественное мнение, не обратившее внимание на сравнительно недавнюю передачу территорий Китаю, Норвегии и др., вдруг так восстало против передачи пары островов на краю земли Японии, которой эти острова буквально видны из окон?
Видимо, корни следует искать в сложившихся после революции/реставрации Мейдзи второй половины 1860-х российско-японских отношений, которые радужными и даже спокойными не были никогда. В 1875 году по Петербургскому договору Япония отказалась от претензий на Сахалин, но получила в обмен все Курильские острова. По итогам русско-­японской войны 1904-1905 годов Южный Сахалин до 50-й параллели перешел к Японии.

Уперлись в коллизии
С тех пор отношения России/РСФСР/СССР с Японией оставались чрезвычайно напряженными. Япония из государства с армией трансформировалась в армию, формировавшую государственные институты. Показательно фактическое развязывание Квантунской армией мировой войны в 1937 году, хотя официальной датой начала Второй мировой считается 1 сентября 1939 года. Нам сейчас интереснее итоги 2-й мировой, которые Япония в отношении России никак не признает. Почему?
Причин, минимум, две. Первая. СССР, объявляя войну Японии согласно своим обязательствам перед союзниками по антигитлеровской коалиции, нарушил соглашение о нейтралитете 1941 года, которое Япония вроде бы соблюдала, даже несмотря на давление Германии. Вторая. Поскольку Япония никогда не завоевывала Курильские острова (см. выше о Петербургском договоре 1875 года), у союзников не было никаких оснований отторгать их по итогам войны, хотя это отторжение было условием вступления в войну СССР в 1945 году. Есть и еще одна причина: советско-­японское соглашение 1956 года, на которое часто ссылается наша пресса – мол, Япония согласилась обсуждать передачу только двух островов (Шикотана и Хабомаи), и которое СССР сам расторг в 1960 году после соглашения Японии и США о совместной обороне. То есть сейчас обе стороны уперлись в правовые коллизии, допущенные предшественниками. Плюс общественные настроения в России – «но и своей вершка не отдадим» и Японии – «нас несправедливо обидели и вообще #КурилыНаши». Вот и топчемся уже почти 75 лет без особых перспектив нормализации отношений.

Нужны японские инвестиции
Теперь о том, что приобретает каждая сторона от заключения мирного договора и почему обе стороны на уровне политиков так к нему стремятся.
Проще мотивация Японии: возвращение клочка потерянной 75 лет назад земли и завершение заскорузлого спора — бальзам на национальную душу, а для японца это очень много. Огромные рыбные ресурсы Шикотана, полагаю, играют здесь очень небольшую роль.
Сложнее мотивация России. Цепь внешнеполитических провалов, в том числе с «восточным разворотом», требует каких-то прорывов, которые можно предъявить российскому населению при быстром падении рейтингов властных и околовластных институтов. Кроме того, критически нужны инвестиции, а желающих инвестировать в российскую экономику все меньше, скорее идет обратный процесс – даже со стороны Китая, на который была сделана ставка в «восточном развороте». Да, за прошлый год наш товарооборот с Китаем рос рекордными темпами и даже превысил рекордную цифру в 100 млрд долл. (с Японией – 20 млрд). Но это все равно очень мало. То есть ожидаемая от подписания мирного договора с Японией политическая и экономическая выгода значительно перевешивает ущерб от потери рыбных богатств Шикотана и небольшой территории.

Туманные перспективы
Но тут вмешался фактор общественного мнения, формировавшийся не один десяток лет и резко обострившийся в массовом сознании после присоединения Крыма. Этот фактор, умноженный на слегка поспешные действия японского МИДа, делает подписание мирного договора в ближайшее будущее маловероятным. Как бы не желали его политики, общественное мнение с обеих сторон пока в нему не готово, и путь к миру лежит через трансформацию общественного мнения. Увидим, кому первому и когда удастся решить эту проблему. А пока предложение В. Путина автору «абэномики» (премьер-министр Японии Синдзо Абэ -ред.) – японского экономического чуда 2000-х – увеличивать японские инвестиции в российскую экономику повисло в воздухе…