Едва не пропал дар речи. Цены разбухают, а экономика и бизнес – в глубоком локдауне

Перебиваемся с борща на борщевик.

01.08.2021 11:00 Общество
9554

Несколько дней назад Росстат опубликовал такие данные, что у экономического сообщества едва не пропал дар речи – инфляция встала, а реальные доходы населения России начали расти. Онемеешь тут, учитывая разницу между «все слышу» и «ничего не вижу». Дар речи терять, в общем, не с чего, и не такое слышали, тем более – как считать, в данном случае у Росстата основания так считать есть, ну а недоговорки – это у нас порядке вещей.


Теперь посмотрим, чем может похвастаться российская экономика устами статистики  и тут же заполним лакуны тем, что осталось за кадром. Цены, действительно, на некоторые товары снизились – сезон сбора корнеплодов и прочих овощей в самом разгаре, от импорта можно слегка отойти. Но на мясо, крупы и «макарошки» цены продолжают расти. По данным РОМИР, индекс цен на товары повседневного спроса с января 2019 по май 2021 г. подрос на 20% (в эту категорию не только продукты входят, но и мыло и прочие бытовые мелочи), а на медикаменты – так на 36%. Доля расходов на товары повседневного спроса в семейном бюджете тоже подросла – это показатель снижения качества потребления (к этому еще вернусь) и роста бедности.
Номинальная средняя зарплата по итогам полугодия выросла на 9,5% до 56171 р., но из-за инфляции реальный рост чуть больше 3%. 
Средние доходы за 2 квартал 2021 г. - около 37 тыс. руб., они выросли в номинальном выражении на 14,6%, с учетом инфляции – на 6,8%., за 1-е полугодие доходы выросли на 2,4%, но более половины населения живет на сумму менее 27 тыс. руб./мес – «африканская» планка «условной бедности – ниже $12 в день.
С пенсиями гораздо хуже – они сократились еще на 0,8%. Я писал с полгода назад, что при таком разгоне инфляции необходимо не позднее августа индексировать пенсии примерно на 6%, но, разумеется, ничего подобного на уме экономических властей нет в помине, у них другие заботы.


Недавно МВФ повысил прогноз по росту российской экономики – до 4,4% в 2021 г., мировая при этом растет быстрее – 5,3%, то есть, наше отставание даже в таком благоприятном случае будет нарастать. Отличная конъюнктура на рынке нефти, газа, металлов, удобрений – это основные продукты российского экспорта. Российский экспорт в США вырос более чем в полтора раза! Мировая экономика действительно восстанавливается и спрос на сырье растет, но – сырьевые экономики, как показывает многовековой опыт, всегда остаются в… хвосте и полной зависимости от импорта готовой продукции, что мы сейчас испытали на, казалось бы, исконно нашем, русском, простонародном блюде - борще.
Цены на продукты на мировом рынке после роста весной показали снижение в июне на разные товарные группы от 2,5 до 18,5%, в России тенденция противоположная, причем настолько тревожащая власть, что цена «борщевого набора» 1 июля обсуждалась аж в российском Минэке на межведомственном совещании.


Присутствующих просветила замминистра сельского хозяйства О. Лут: «…основные ингредиенты «борщевого набора» сегодня импортируются. Снижение цен на них ожидается в конце июля – августе». То есть, и морковка, и свекла, цены на которые взлетели в этом году минимум втрое, перекрыв цену неведомых простому советскому человеку бананов, по весне на наших прилавках тоже импортные, например израильские (площадь Израиля ровно половина площади Астраханской области, и воды пресной там нет).
Впрочем, в медицинских группах ходит такая шутливая версия подорожания корнеплодов: из-за ковидных ограничений морковку теперь сажают с интервалом 1,5 метра, а свеклу – 2 метра, вот их и не хватает. 
Я обещал вернуться к снижению качества потребления – так вот: коллеги, работающие в ковид-госпиталях, рассказывают, что наиболее тяжелый контингент – это как раз люди с очень низкими (вынужденно из-за безденежья) потребительскими стандартами, те, кто питается борщом, «макарошками», маргарином под видом сливочного масла, ну и сахаром, то есть те, кто питается углеводами и плохими жирами, а на белки денег не хватает. Эти больные страдают ожирением, диабетом и прочими болезнями обмена, у них плохой иммунитет из-за хронического дефицита белка, витаминов и микроэлементов в пище, и ковид для них смертельно опасен. Так что реальная цена «борщевого набора» - это человеческие жизни.


Изучая ежемесячный доклад Астраханьстата за январь-май 2021 г. (полугодовой доклад теперь выходит позднее – 3-4 августа по графику), тоже испытываешь немалое удивление: локдауна весной этого года не было, а в прошлом году был и очень длительный, но макроэкономические показатели застыли на уровне прошлого года, а то и ниже. Продукция сельского хозяйства на 2% ниже прошлогоднего уровня, грузооборот автотранспорта – на 5%, реальная зарплата вместо повышения усохла на 0,6%, оборот розничной торговли подрос на… 0,3% - и это при официальной инфляции 3,5% (в прошлом году за тот же период было 3%). 
Так где же «восстановление», которое объявлено по всей России? Единственный рынок, на котором заметен отскок – подрос объем платных услуг населению на 9%, но во многом это объясняется ростом цен на коммунальные услуги. А далее вообще шок – рост цен производителей – 44,8% - вот где запрятан потенциал еще более быстрого роста розничных цен.
Тут поневоле воспользуешься медицинским термином – персистирование – постоянное присутствие патогена во внешне здоровом (или почти здоровом) организме, который формально уже переболел и выздоровел или вообще внешне не болел. То есть, получается, что астраханская экономика из прошлогоднего локдауна так и не вышла, хотя прошлый локдаун отменен год назад. Это основание для весьма серьезных размышлений в правительстве области – если будет на то желание и воля.
Пока же мы видим новый локдаун, который представляется еще менее продуманным, чем прошлогодний. Введен он без предварительных консультаций с бизнес-сообществом, волюнтаристски и, кстати, с большим опозданием – если хотели притормозить эпидемию, то ограничительные меры надо было вводить на месяц раньше, в 20-х числа июня. В любом случае, бизнес к вероятному локдауну надо было готовить заранее – еще в феврале-марте, путем диалога органов санэпиднадзора и деловых структур (хотя бы ТПП, РСПП и др.), но это тема отдельного разговора.
Очевидно, что разрушенные в последние годы коммуникации, отсутствие многоуровневого диалога – едва ли не основной тормоз на пути развития астраханской экономики.

Автор:

фото Е. Зимней

ТОП-5. Общество

Все новости

Самое читаемое на сайте

Все новости