«Спокойно наблюдают за легковушками»: волки стремительно умнеют, адаптируюсь к суровым условиям

Если раньше в Астраханской области владельцу двухстволки достаточно было выйти за село и в ближайшем ильмене без особых «напрягов» добыть пару-тройку уток, а по дороге домой подстрелить косого, то сейчас нужно организовывать целые экспедиции с привлечением транспорта и серьёзных денежных инвестиций, что, понятное дело, не каждому по плечу.

Если в былые времена у астраханского охотника была лодка с мотором (бензин стоил копейки), он мог выбраться на раскаты, где настрелять полсотни, а то и поболе уток да гусей вообще было плёвым делом.

Сейчас возле сёл живности практически не осталось, зайцев выбили любители ночной охоты с фарами, и теперь за ними нужно отправляться далеко в степь, и не факт, что ещё раздобудете. Если вам захочется уток, то даже наличие катера и золотого бензина не есть гарантия хорошей охоты на раскатах, ибо раскаты обмелели и пролезть в хорошие места, где много уток, можно только на болотоходе.

Птицы и звери, конечно, не перевелись, но они гораздо быстрее рыбы, например, адаптируются к прессингу со стороны человека. Те же утки и гуси стали настоящими интеллектуалами и прекрасно знают, когда и где можно брать хлебушек с рук у посетителей московских прудов, а когда лучше забиться в самые глухие и заповедные уголки Волжской дельты. Зайцы и фазаны всё меньше стараются покидать заросли камыша и серебристого лоха, из которых ни один охотник даже с собаками выковырять их не может. Ну а уж кабаны и волки особенно прогрессируют, есть ощущение, что говорить скоро научатся. Волки уже давно отличают простого крестьянина в фуфайке от охотника в камуфляже, сломя голову убегают от УАЗиков и Нив, на которых обычно передвигаются охотники, и спокойно сидят у дороги, наблюдая за проезжающими легковушками.

Наверное, это и хорошо, в противном случае живность давно бы закончилась, учитывая то, как её охраняют, я про общедоступные угодья. Слава богу, с этим более или менее хорошо обстоит дело в Астраханском заповеднике, где живность плодится и откуда расселяется на близлежащие территории. В других местах звери и птицы сохраняются не благодаря, а вопреки человеку.