Все по 150 | Астрахань

Бежали через окно: как девушки попадали в астраханские публичные дома

Более 100 лет назад

Как девушки попадали в астраханские дома терпимости столетней давности? КаспийИнфо продолжает цикл исторических публикаций о жизни женщин легкого поведения.

Живой товар
Газета “Астраханский листок” от 15 октября 1909 года опубликовала статью под названием “Из жизни проституток”. Две крестьянки Казанской губернии Марфа Васильева 22 лет и Елена Тяглова 18 лет, состоя в Казани на частной службе, в середине июня 1909 года приняли предложение неизвестной им пожилой женщины, с которой познакомились случайно. И согласились переехать на жительство в Астрахань для улучшения своего материального положения. Они были переданы неизвестному татарину, жителю Казани, который, отобрав у них паспорта, купил им билеты на пароход, кормил в пути за свой счет и доставил прямо с парохода в дом Муралевой.

Муралева содержала в Астрахани на 1-й Армянской улице с разрешения полиции татарский дом терпимости на 12 кроватей с 24 января 1895 года. Очевидно, что Васильева и Тяглова попали в руки агента, занимавшегося поставкой живого товара в дома терпимости при посредстве агентов женского пола за денежное вознаграждение. По национальности Васильева – черемиска православная, объяснявшаяся на русском языке, Тяглова – русская и православная. Можно предположить, что цель и назначение заведения Муралевой им были известны. Размер вознаграждения, полученного поставщиком товара, не был установлен. Тем не менее не подлежит сомнению, что такса на такого рода товар существовала и что Муралева причитающийся гонорар татарину уплатила.

Бежали через окно
Васильева и Тяглова, пробыв в заведении Муралевой две недели, 29 июня 1909 г. в 11 часов вечера бежали оттуда через окно при помощи жившей в заведении татарки по имени Фахри Джамял. Они явились в управление 5 полицейского участка, просили отобрать у Муралевой их паспорта и разрешить им переночевать в участке, так как они оставаться в татарском публичном заведении не желают. В участке отнеслись к ним формально и разрешили переночевать. По просьбе Муралевой, заявившей о пропаже у нее платья и 4 руб., на другой день сделали обыск и составили протокол для передачи мировому судье 5 участка. Причем обязали Васильеву и Тяглову не отлучаться с места жительства до решения дела. Что в свою очередь заставило этих женщин, разрыдавшихся от перспективы тюремного заключения, на коленях просить прощения у Муралевой и принять ее великодушное предложение возвратиться обратно в то заведение, откуда они бежали. У них не было ни средств, ни знакомых, к которым они могли бы обратиться за помощью. Вопрос о паспортах, которых женщины домогались, не был расследован в участке, равным образом не было обращено внимание и на то, что из дома терпимости бежали женщины, не имевшие установленных медицинских билетов на право заниматься проституцией.

Заразилась венерической болезнью
Васильева и Тяглова перешли к Наталии Петровой, содержавшей одиночные квартиры для русских проституток. Они получили из городского полицейского управления медицинские билеты только 10 июня 1909 г. Находясь в заведении Петровой, Васильева в середине июля заразилась венерической болезнью и была отправлена в больницу Приказа общественного призрения. Васильева и Тяглова изъявили желание покинуть заведение Петровой и вернуться на родину.

Решили вернуться в Казань
Притон Муралевой пополнялся преимущественно пришлым элементом, экспортируемым из Казанской губернии. Из показаний было видно, что Муралева безжалостно эксплуатировала проституток, чему способствовал установленный в ее заведении строгий режим, совершенная обособленность от окружающего мира. Под влиянием такого порядка вещей, как заявила проститутка Гизятулина, она в течение трех лет никуда из заведения Муралевой не выходила и, совершенно не зная Астрахани, не решалась никому жаловаться. Муралева уверяла, что проституткам никто не поверит и их же посадят в тюрьму, потому что вся полиция ей знакома. В день допроса шесть проституток заявили сначала нерешительно, а затем, посоветовавшись между собой, категорически выразили желание оставить заведение Муралевой и отправиться обратно на родину в Казань, если им будут даны хотя бы небольшие средства на переезд. Приглашенная в сыскное отделение Муралева после долгого колебания согласилась выдать пособие каждой из своих проституток по 5 руб. и передала их в тот же день приставу 5 участка Романову.

Осталась одна проститутка
Таким образом, публичное заведение Муралевой фактически пересталосуществовать, так как единственная проститутка, отказавшаяся добровольно возвратиться в Казань и не явившаяся на следующий день вместе с другими на пароходную пристань, перешла в другое публичное заведение. А остальные проститутки Муралевой либо скрылись раньше, либо бежали как причастные к краже денег у русского гостя, о чем сыскным отделением производилось расследование. Путем допроса проституток удалось установить, что некоторые из них стали жертвами агентов, специально занимавшихся поставкой живого товара в дома терпимости.

За полверсты от храма
Газета “Астраханский вестник” от 18 февраля 1910 г. сообщала, что открытие домов терпимости разрешалось только в местах, отдаленных не менее полуверсты от храмов, учебных заведений, приютов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Капча: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.