kaspyinfo.ru

астраханский новостной портал

Мы и заграница: с кем и против кого будем дружить в 2021-м году?

Новости

Внешняя политика в обществе традиционно считается сильной стороной российской власти. Наши СМИ ежедневно заполняются сводками и претендующими на аналитичность оценками наших побед на международных фронтах – совсем как о выдающихся достижениях в экономике и борьбе с пандемией.

Поскольку 95% населения России сроду не покидало российскую территорию, весь наш гигантский турбизнес обязан своим существованием примерно 5-7% наиболее обеспеченных граждан, выезжавших за рубеж, то небылицы о жизни за бугром население впитывает особенно охотно. Если экономика – вот она, в ближайшем магазине «шаговой доступности», победа над ковидом тоже рядом – вот она, стоит дойти до ближайшей поликлиники, то с внешней политикой агитпропу куда проще. Лишь под занавес года сравнительно широкие массы российского населения вдруг осознали, что теперь войска НАТО появились там, где их сроду не было – прямо на нашей южной границе Кавказа. А что НАТО – кто угодно, только не наш друг, это понимают абсолютно все. Как это стало возможным и все ли так здорово у нас на внешних фронтах, как сказано в докладе Дипакадемии нашего МИДа, который легко найти на сайте МИД или РГ?

В борьбе за наследство СССР
Упомянутый доклад по географическому охвату навевает ностальгию по советским временам, когда мы с нашими верными «братскими партиями» из «стран народной демократии» боролись «за мир во всем мире» в Латинской Америке, Африке, Азии, Индокитае, и на Ближнем Востоке. Почти те же названия стран, с которыми в 50-80-е ХХ века СССР строил новый мировой порядок во время Первой Холодной войны. Впрочем, содержание отношений сейчас существенно отличается, больше рассматривается частных экономических вопросов (например, двойного налогообложения и т.д.), так как экономика России интегрирована в мировую гораздо глубже, чем экономика СССР. Когда же дело доходит до политики – тексты и содержание речей почти неотличимы, поэтому еще раз воспользуюсь определением Вторая Холодная война – так можно охарактеризовать отношения, сложившиеся между РФ и условным «Западом». В 2020-м Россия пробовала себя на тех же полях, на которых потерпел поражение СССР. Проведем экскурсию по этим полям.

США: два петуха – пара
Ключевой наш оппонент на мировой арене, отношения с ним мало отличаются от тех, что сложились в начале 80-х годов прошлого века. С апреля 2013 г. США начали вводить против нас экономические санкции. По подсчетам РБК, Обама ввел с 2013 по 2017 г. против России 555 санкций, Трамп с 2017 по 2020-й – 291 санкцию. Сейчас под санкциями США находятся 433 физлица и 532 юрлица. Санкции нанесли существенный ущерб российской экономике, притормозили экономический рост, часть олигархов от них обеднела, часть, наоборот, разбогатела. Можно спорить о том, санкции или контрсанкции нанесли массовому российскому потребителю более существенный удар, но очевидно, что контрсанкции ограничили импорт и, соответственно, конкуренцию на нашем потребительском рынке, а ограничение конкуренции ведет за собой рост цен. О роли курса национальной валюты в потребительских ценах мы достаточно говорили, здесь лишь напомню, что еще в 2013 г. «зеленый» стоил чуть больше 30 рублей. Сравните накопленную инфляцию в наших магазинах за то же время, и все поймете сами.

Каковы перспективы? Следует признать, что, хотя Трамп не только ввел меньше санкций, но и притормозил ввод некоторых очень неприятных, которые усиленно проталкивали демократы и часть республиканцев. Бывший посол в РФ и видный деятель демпартии Макфол уже заявил, что администрация Байдена при вводе санкций будет руководствоваться не столько бизнес-интересами, сколько ценностями, фактически такой подход подтвердил недавно Конгресс США, продавив вето Трампа на очередной пакет, спрятанный в военном бюджете на 2021 г. Легко предположить, что санкционные риски при новой администрации усиливаются, но помним, что демократы более склонны к громким заявлениями и куда менее решительны в действиях, в отличие от Трампа и других республиканцев.

Надежды некоторых телезрителей, что в США вот-вот вспыхнет новая гражданская война, не будут оправданы. Так что нас ждет некоторый период неопределённости – примерно полгода, если до осени ничего существенного по «иранской схеме» (отключение от SWIFT, замораживание валютных резервов, запрет на расчеты в долларах и т.п.) не появится, значит, все ограничится риторикой и шпильками в адрес наших миллиардеров. Но, разумеется, демонстрации мускулов вдоль наших границ усилятся, впрочем, без перспектив военного конфликта – с ума еще никто не сошел.

Евросоюз: дружба с отвращением
Здесь как правили бал социалисты, так и будут. Следует ожидать улучшения отношений США с ЕС: как-никак, демократы – это американская версия соцпартии. Для нас это может означать усиление военного сотрудничества и восстановление американского военного присутствия в Европе, хотя вряд ли оно достигнет размеров Первой Холодной. Впрочем, Евросоюз сам настроен усиливать свои вооруженные силы, которые после окончания Первой Холодной деградировали практически полностью, за исключением Франции и частично Британии.

Отношения наши с Евросюзом будут осложнять уже проигранные судебные процессы и те, что пока далеки от завершения, но потенциально скорее будут проиграны – например, по делу сбитого «Боинга». Открытым останется вопрос и с «Северным потоком-2»: если США ослабят пресс, у газопровода появятся перспективы, если нет, то и создание фонда-прокладки, который мог бы принять на себя весь санкционный удар, вряд ли поможет. То есть, ничего принципиально нового и каких-либо прорывов в отношениях наших с ЕС ожидать в 2021-м не следует, впереди или дальнейшая деградация отношений или нынешняя «дружба сквозь зубы».

Китай: гора и мышь
Газопровод «Сила Сибири» рассчитан на 38 млрд куб. м в год, по отчетам прокачано за год 4,1 млрд. – ничего не удивляет? С одной стороны, мы рассматриваем Китай как первейшего стратегического партнёра, чуть ли не союзника и соседа по окопу в противостоянии с США. С другой, китайские банки в 2018-м фактически включились в санкционные режимы, введенные против России США и ЕС. Китай жестко, не выбирая выражений, конкурирует с нами на рынках оружия, успешно прокладывает транспортный коридор Восток-Запад, фактически отрезая нас от Средней Азии и Закавказья.

Кстати, практически отсутствуют публикации о роли Китая в недавней карабахской войне. Не хочу строить предположений, лишь обращу внимание, что война началась вскоре после фактического запуска транспортного коридора, когда поезд-экспресс в 100 вагонов прошел из Китая через Казахстан и Азербайджан в Турцию. До войны новейшие автобаны, железная дорога и трубопроводы, идущие от Баку через Гянджу в Грузию, Турцию и далее в Европу, легко простреливались с территории Нагорного Карабаха. Теперь такой угрозы нет, выводы делайте сами. Кстати, поставки азербайджанского газа в Европу начались буквально через пару недель после окончания войны. При всей моей несклонности к конспирологии, очень уж все похоже на работу по расписанию.

Вывод: не надо полагаться на Китай, Россия для него – очень младший брат, источник сырья и рынок сбыта ширпотреба. А стремление Китая осваивать своими вооруженными силами Центральную Азию и Каспий вообще настораживает, 700 с небольшим лет назад мы урок уже получали.

Ближний Восток: зияющие высоты внешней политики
Здесь дела шли совсем неважно и отголоски этих дел мы получили в Закавказье. Ливия в упомянутом итоговом докладе упоминается один раз и вскользь. Неудивительно, такого триумфа турецкого оружия мир не видел с краха Византийской империи. Единственное, что может подсластить пилюлю – Хафтара поддерживали не только мы, но и Египет с арабской коалицией, тихо это делали и США с Израилем. Враждующий с Турцией Евросоюз, поддерживая правительство Сараджа в Триполи, фактически поддержал и Турцию (правда, Франция как-то странно оправдывалась относительно невесть как попавших в руки Хафтара американских «джевелинов»). Нашему МИДу следовало быть осмотрительнее и предупредить политическое руководство о нецелесообразности глубокого участия в ливийских делах, тем более, что расклад сил был известен, как и исход. В результате имеем турецкую военную базу в Ливии и дальнейшее укрепление идеологии ихванов («Братья-мусульмане», запрещены в РФ) на севере Африки, где и так есть Алжир и Тунис.

Аналогичная ситуация в Сирии, но она куда более многослойная, и это дает нашим дипломатам и агитаторам возможность маневра в СМИ. Точно обрисовал ситуацию на Ближнем Востоке один из ведущих российских востоковедов нового поколения, эксперт Совета по международным делам при МИДе А. Мардасов, опубликовав статью «Избавление от иллюзий: Россия и Ближний Восток в 2020-м», в которой ясно сказано: никакой стратегии на Ближнем Востоке у России нет. В статье, среди прочих, упоминается и неуклюжее интервью российского посла в Израиле, спровоцировавшее международный скандал не меньшего масштаба, чем публикация в фейсбуке чиновницы российского МИДа, после которой перед президентом Сербии Вучичем пришлось извиняться не только Лаврову, но и лично Путину. И после этого никто не был уволен.

Вскоре после ввода российских войск в Сирию президент В. Путин пообещал, что операция рассчитана примерно на полгода, в начале 2016 г. он же заявил о выводе войск, но война, влекущая для нас одни затраты, тянется уже шестой год и конца ей не видно, скорее, наоборот. Уход России из Сирии означает расставание со статусом мировой державы, кроме того, армия дееспособная куется в реальных делах, но эти аргументы не очень вдохновляют россиян, озабоченных своими делами, и война на Ближнем востоке не пользуется популярностью в российском обществе.

Сирийский хаос 2020-го – одна из причин, приведшая Турцию в Закавказье, и теперь это наша головная боль, требующая дополнительных затрат. Почему МИД не смоделировал такое развитие событий и не предупредил его, вообще допустил ситуацию, когда Турция становится чуть ли не равным конкурентом России – для меня загадка, ведь сценарий был очевиден давно, я немало писал о вероятных негативных последствиях непродуманной, примитивной ближневосточной политики. Первый раз на эту тему мне пришлось высказаться еще в 2000 г. в статье «Восстановим Оттоманскую империю в границах 2001 г.», посвященную турецким притязаниям не только на Кавказ и Центральную Азию, но и чуть ли не на Поволжье.

Необходимость возникла после прочтения некоего программного заявления на сайте турецкого МИДа. Кстати, статья была написана после того, как А.П.Гужвину был показан перевод этой декларации, и он счел необходимым отреагировать на турецкий демарш. Неужели наш МИД эту декларацию не читал?

2021-й: ежик в тумане
Учитывая накопленные проблемы, внешняя политика РФ в 2021-м вряд ли сумеет поддержать российскую экономику. Напряженность в отношениях с арабской коалицией из-за дружбы с Ираном в любой момент может отразиться на нефтяных ценах, хотя пока тенденции более чем благоприятны. Впрочем, цены выше 50 долларов за бочку в любой момент могут стимулировать американский сланец, а с внешними рынками, в первую очередь европейским, у нас не все ладно, в том числе и из-за политических «ценностных» разногласий. Рассчитывать на монетизацию нашего проникновения в Центральную Африку? Вы верите, что мы получим отдачу в бюджет, даже если наш бизнес сумеет укрепиться на урановых, алмазных и прочих месторождениях в тех краях?

Следующим осложняющим наши отношения даже с самым ближайшим зарубежьем фактором остается невоздержанность на язык наших официальных лиц. Хорошо, что на заявления некоторых наших парламентариев казахстанское руководство отреагировало сравнительно спокойно, но три эпизода (Сербия, Израиль, Казахстан) за пару месяцев – это многовато, тем более на Востоке, где подтекст важнее текста, причем реакция на подтекст зависит от его интерпретации стороной-получателем, и ситуацию не могут выправить никакие уверения стороны-отправителя вдогонку.

То есть, год обещает быть разнообразным, и не очень здорово, если наш навигатор по этому году будет действовать как ежик в тумане.

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.