Власть гневаться изволит: почему растут цены? Объясняем на примерах бигмака, Вороньей слободки и Эллочки-людоедки

Войдите, чтобы добавить в закладки

13.12.2020 11:00 Общество
7
2252

Премьер Мишустин нервно потребовал от министров остановить рост цен. Неудивительно, накануне возмущение ценами выразил сам президент В. Путин, утверждая, что на наши-то продукты цены никак расти не могут, к пандемии рост цен на провиант не имеет никакого отношения и нельзя допускать ситуацию, когда у граждан нет денег на продукты.

О том, что вслед за ослаблением рубля неизбежно вырастут и наши внутренние цены, причем вырастут больше всего на продукты, спрос на которые наименее эластичен (самые ходовые), подробно было рассказано в начале ноября. Собственно, это и произошло, удивляться нечему.
Пора подробнее разобраться с инфляцией как базовым механизмом ликвидации среднего класса и изъятия денег у наименее обеспеченной части населения. Разумеется, статья на сайте – это не талмуд по макроэкономике, так что все далее будет весьма схематично.

Золотой или деревянный: что такое инфляция?
Инфляцию можно определить как обесцениваниие национальной валюты или повышение общего уровня цен на все, чем пользуется население и предприятия. Инфляция растет, когда держава для выполнения социальных функций печатает денег больше, чем может произвести товара, дальше все по принципу сообщающихся сосудов – то, что в избытке, становится дешевле, то, чего не хватает, становится дороже.
Отдельно можно выделить инфляцию на потребительском рынке (магазины, базары) и инфляцию издержек, внешне выражающуюся индексом цен производителей – когда товаропроизводители поднимают отпускные цены. Инфляция издержек – очень хитрая штука, так как производитель-монополист легко может воткнуть в цену товара и банкеты на Багамах, и содержание санаториев в Сочи, но прежде всего она зависит от курса национальной валюты и доли импортных технологий и материалов, которые данный производитель использует для производства своего товара.
Инфляцию издержек потребитель прямо не наблюдает, он сталкивается с ней опосредованно в магазинах, наблюдая ценники, формирующихся под давлением открытой инфляции. Раз есть открытая, значит, есть и «закрытая» инфляция, она называется подавленной. В чем разница между этими двумя видами? Открытая инфляция – это когда вы приходите в магазин 1 января (или любого другого месяца) и видите, что пачка, например, масла вместо 120 руб. стоит 132. Или получаете счет за коммуналку, открываете рот и ищите предыдущую квитанцию, затем, от недоумения хлопая глазами, начинаете их сравнивать.
Как строить невинные глазки
Подавленная инфляция – это когда цена на ту же пачку масла или отопление не меняется, но вам по телеку объявляют, что для улучшения вашего драгоценного здоровья партия и правительство решили повысить влажность сливочного масла в пачках и, открыв дома эту самую пачку, вы с недоумением видите капли воды на ноже, которым это самое масло намазали на бутерброд. Подавленная инфляция – это когда в магазине докторская колбаса стоит 2 р 20 коп, но ее там нет, а с заднего крыльца того же магазина вы можете купить ее по 5 р. Подавленная инфляция – это то, что мы видели в финале существования СССР, все приведенные случаи – из моей практики. А из теории могу напомнить о микроэкономических исследованиях, публиковавшихся в конце 80-х: про знаменитый грузинский чай №36, в котором мусора становилось все больше, а чая все меньше, про подсолнечное масло, в котором осадок занимал почти полбутылки и пр.

С чего это я так подробно о подавленной инфляции? А с того, что прошедшее заседание правительства, на котором премьер Мишустин устроил разнос министрам за плохое регулирование потребительских цен, как раз напомнило мне заседания Совмина СССР. И с того, что подросло поколение, сроду не видевшее СССР – это раз, и с того, что память у пожилых часто бывает короткой и про тотальный дефицит продуктов, карточки, драки в очередях оно уже забыло – это два. Госрегулирование цен ведет к одному-единственному последствию – товары из магазинов перекочёвывают на черный рынок, где они стоят гораздо дороже, других вариантов нет. Подавленная инфляция позволяет чиновникам строить невинные глазки – мы ж, мол, регулируем цены в поте лица, а какие-то скрытые враги на местах нам мешают, потому и дефицит.
Дефицит может спровоцировать и снижение покупательной способности населения, когда крупным сетям становится невыгодным закупать те или иные наименования товаров, если заглянуть в наши гипермаркеты, то сокращение ассортимента уже бросается в глаза. Поскольку пока мы имеем дело с открытой инфляцией, поговорим о ней.
Почему картинка в телеке не соответствует виду прилавка
Каждый периодически задумывается и возмущается – официально публикуемый индекс потребительских цен в годовом выражении равен 3-4% (в месяц он вообще измеряется десятыми или сотыми долями процента), а придя в магазин мы видим сразу скачки на 5-10-15% и более – в чем дело? А дело в методике расчета. Сразу скажу, она очень сложна, без высшей математики тут не обойтись, но назвать ее «манипуляциями Росстата» нельзя, это не так. Расчет ИПЦ (индекса потребительских цен) – это серьезная международная проблема, до конца не решенная, хотя первые межгосударственные соглашения по методике расчета появились еще в 1925 г. Под эгидой ООН методику шлифуют такие авторитетные международные институты как Международная организация труда, Международная конференция статистиков труда, ОЭСР, МВФ, ЕС и пр. Россия входит во все эти институты и связана международными обязательствами. То есть, как бы Росстату ни хотелось приукрасить реальность, сделать это трудно, каждый раз при таких попытках он попадается и следует более или менее веселый скандал.

Проблема методики заключается в следующем: чтобы получать сопоставимые результаты и выводить тренды, необходимо отсекать от измеряемой «корзинки» товары с наиболее волатильными (колеблющимися) по сезонам ценами. А это вся плодоовощная продукция и бензин, определенные коммунальные и транспортные услуги, сезонная одежда и обувь и т.д. – список этих товаров огромен и может сильно меняться. Кроме того, необходимо отсекать «административные и прочие шоки» - внезапные резкие колебания курса национальной валюты и связанных с ним цен, эти шоки связаны с трудно прогнозируемыми заранее решениями властей или резкими перепадами мировой конъюнктуры – в этом году пандемия свой вклад в шоки внесла, да еще какой.

Так называемые Базовый индекс потребительских цен и Базовая инфляция, необходимые для планирования – это показатели, очищаемые от сезонных факторов и кратковременных шоков. Вот отсюда и разница между телеком и прилавком. Индексы на сезонные товары могут считаться отдельно, если посмотреть на сводки Росстата, их легко найти.
Почем паритетный рубль для народа?
Остающаяся у наших Росстата, Минэка, Минфина и Центробанка в руках хитрость – это расчеты по паритетам покупательной способности. Про эту хитрость я уже много писал, у нас очень любят считать наш ВВП (валовой внутренний продукт) по ППС (паритетам покупательной способности) и утверждать, что Россия имеет аж пятую экономику мира. Ничего кроме смеха такие заявления вызвать не могут. Самое карикатурное выражение расчет ППС нашел в «Индексе Биг-Мака» - если верить всемирно известному бутерброду с котлетой, то зеленая бумажка сейчас должна стоить менее 25 руб., но ЦБ почему-то оценивает ее в 73 руб. с лишним, видать, не уважает ЦБ любителей ППС. Принцип ППС придуман более 100 лет назад вовсе не для расчетов ВВП (его придумали на 15 лет позднее), а для сравнения валютных курсов разных стран. С тем же успехом можно измерять расстояние от Земли до Луны в литрах водки, которые успеют потребить космонавты от взлета до посадки.
Хотя принцип ППС используется не только в России, но и солидными международными институтами типа МВФ, все прекрасно понимают, что он учитывает только количество товара, которое могут купить жители разных стран, но не качество товара. Принцип ППС приравнивает пачку сливочного масла от коровы к пачке масла от пальмы, «Мерседес» к «Ладе-гранте», часы «Брегет» к часам «Слава» и т.д. – помните, как Эллочка Щукина соревновалась с Вандербильдихой? По ППС наша Эллочка выигрывала у американской миллиардерши.
Бессмысленно измерять то, что уже обрезано
В заключение о последствиях инфляции и борьбе с ней, но сначала еще об одном ее виде, очень, кстати, сложном и весомом – инфляционных ожиданиях. Его измеряют не статистики, а социологи. Опять параллели из любимых «12 стульев»: помните, как все жители Вороньей слободки заранее знали, что она должна сгореть – вот она и погорела. Инфляционные ожидания – то же самое. Если все знают, что цены должны расти быстро и сильно, если в контракты со сроком исполнения менее года включается пункт об индексации суммы, то галопирующая инфляция не за горами.
Всегда ли инфляция – это плохо? Нет, умеренная, примерно 2% годовых инфляция необходима для экономического роста: один из самых неприятных периодов для Японии – «потерянные» два десятилетия, когда ее перенасыщенная товарами экономика скатилась в дефляцию. Нам до японских проблем далеко, но дефляция может угрожать и нам – из-за сжатия потребительского спроса – помните формулу Шаляпина: «Если у меня нет денег, чтобы заказать себе новые брюки, на что мой портной будет кормить свою семью»?

Первое последствие инфляции – беднеют люди с фиксированными доходами – зарплатами, пенсиями. Выигрывает государство и наиболее обеспеченная часть населения, те, кто любит брать в долг и не спешит возвращать, те, кто может экспортировать продукцию и получать доход в твердой валюте. Второе – падает интерес к долгосрочным инвестициям в производство, разворотливые дельцы больше зарабатывают на финансовых спекуляциях, разоряя мелких наивных инвесторов, стремящихся сохранить свои усыхающие и без того тощие сбережения. Третье последствие – скрытая конфискация государством денег у населения и бизнеса через налоги, так как индексация номинальных доходов автоматически переводит физиков и юриков в более высокую категорию налогообложения. Есть еще масса других последствий, все они укладываются в одну формулу: «богатые – богатеют, бедные – беднеют». Малый бизнес и средний класс инфляция буквально истребляет. Так что распиариваемая индексация пенсий и зарплат – это пиар и есть, реальные располагаемые доходы все равно падают, что и фиксирует Росстат. Измерять то, что уже обрезано – занятие для пропагандистов и мазохистов.
Монетарные власти против Биг-Мака
Как с инфляцией бороться? Вкратце: ограничивать денежную массу, но, значит, еще больше изымать деньги у населения, а это палка о двух концах; стимулировать малый бизнес, но правительству на это обычно денег жалко, вдобавок можно еще больше раскрутить инфляцию; проводить структурные реформы, то есть, отказаться от государственно-монополистической модели «экономики смотрящих», разукрупнять монополистов, строить здоровые институты – выборы, конкуренцию, справедливое судопроизводство, но для этого нужны вряд ли приемлемые в нашем обществе политические усилия. В той или иной мере наши монетарные власти применяют все три категории методов – в меру политических возможностей, а эти возможности все три направления антиинфляционной политики делают все более похожими на лебедя, рака и щуку. То есть – и хочется, и колется, но чем дальше затягивать – тем тяжелее будет похмелье после выключения телевизора.

ТОП-5. Общество

Все новости

Самое читаемое на сайте

Все новости