Два часа с Казарновской. Незабываемое эротическое путешествие

17.06.2014 16:58 Культура
18460

Концерт? Театр одного актера? Шоу? То, что показала примадонна мировой оперной сцены Любовь Казарновская в программе «Дорога любви» 9 июня в Астраханском театре оперы и балета, очень трудно передать словами. Но я постараюсь. Аншлаг!   Но сначала, как водится в «КК», о нас любимых, о зрителях. Не скрою, было приятно видеть заполненный до отказа зал. На концерте легендарного БГ в старом здании театра были проплешины. Доросли до высокого! И билеты для Астрахани не из дешевых - от 500 до 3000 рублей. Что отрадно - явилась не только старая музыкальная гвардия из числа почтенных постоянных зрителей, было и очень много молодежи. И примадонна, появившись на сцене, порадовалась вместе с нами - за новый театр. - Роскошный театр! Поздравляю вас с таким потрясающим событием - возрождением оперных постановок и незабываемой волжской энергетики! Энергетика - это о нашей землячке Максаковой и Шаляпине, постоянном гастролере. А ведь чего только не говорили о нашем театре: вбухали такие деньги, а зачем? И акустика, мол, тут неважная, и якобы Гергиев из Мариинки морщился при открытии. Но заподозрить Любовь Казарновскую в некомпетентности, как я убедилась, невозможно. Это не просто потрясающая певица с уникальным голосом - как пишут во всевозможных музыкальных энциклопедиях, «у нее мощное, глубокое, великолепно управляемое сопрано, выразительное по диапазону». Это, оказывается, и доктор наук, профессор. Не случайно в последнее время ее все чаще приглашают во всевозможные жюри на музыкальных передачах, и, пожалуй, именно она превращает их из развлекательных в познавательные. Кстати, и этот концерт-театр-шоу стал самым роскошным музыкальным ликбезом в моей (и, думаю, не только) жизни. Представьте певицу, которая так же замечательно и завораживающе говорит и движется, вдохновляемая музыкой, как и поет, - это и есть Казарновская.   О «штучке» Мусоргского Понимаю, что невозможно переложить все это чудо звука и пластики на бумагу. (Кстати, музыкальное сопровождение тоже было на высоте: поддерживали Казарновскую две Анны - Кривцова и Снежина, пианистка и скрипачка.) Собственно, все это действо о любви. Не о Любови Казарновской, а о той самой любви, которая всегда рядом, но кто-то видит ее, а кто-то - нет. И на этом концерте казалось, что вот она, вот. Мы видели, как любили итальянцы, испанцы, русские. От музыки барокко до Мусоргского, а в финале, конечно же, наши прославленные романсы: «Ямщик, не гони лошадей», «Хризантемы в саду», «Только раз...». И при этом Казарновская не только поет, но и рассказывает - как рождалась та или иная мелодия. Вот, например, вы знали, что «эту штучку» Мусоргского, как говорит певица, «Блоху» композитор писал для женского голоса? Звучит «Блоха» в ее исполнении, и на сцене «оживает» Шаляпин. Нет, Казарновская не подражает Шаляпину, у которого всю жизнь училась, - она как бы подмигивает ему. Так и кажется, что он стоит рядом и ему чертовски нравится все происходящее. Оказывается, у певицы и Шаляпина «общие корни» - Казарновская училась у его аккомпаниатора Надежды Малышевой-Виноградовой. Может быть, мне показалось, но, пожалуй, и шоу было выстроено как любовная история - прелюдия, кульминация чувств и такая длительная упоительная развязка. Кульминация - это, конечно, Кармен. Эту оперу «освистали, назвали пошлой» при жизни Безе. А между тем Безе был и поэтом! Когда его спросили, для какого голоса написана Кармен, он ответил: «Для эротического». Вот этот неповторимый эротичный голос Казарновской мы и слышали на концерте. Музыковеды твердят, что у Казарновской - сопрано (и действительно, она поет Татьяну, Саломею, Виолетту, Тоску), но партия Кармен все же для более мощного, грудного, бархатистого голоса - меццо-сопрано. Так что диапазон голоса певицы впечатляет, но еще больше - неповторимый тембр.   «Возьмите мое колечко!»   На этом великолепном шоу было много удивительного. Обычно до мощных выдохов «Браво!» зрители дорастают ближе к финалу, сначала - вдох, поглощение этой мощной энергетики. Но на этот раз «Браво» зазвучало при первых же ариозо, и первые цветы оказались на сцене тогда же. После концерта Казарновская еще целый час не уходила со сцены: подписывала диски, фотографировалась со зрителями, еще что-то рассказывала, шутила. Потрясла одна зрительница. Она сняла с пальца оригинальное колечко, протянула Казарновской и сказала: - Цветы завянут, возьмите, пожалуйста, мое колечко! Наверное, такое у примадонны было впервые. - Роберт! Иди сюда! - тут же окликнула она мужа. - Посмотри, что мне подарили! Это чудо! Роберт Росциком - австрийский продюсер, вместе они почти четверть века. А скоро, наверное, будут гастролировать втроем - сын Андрей, будущий скрипач, учится в консерватории. К концу этого второго за вечер шоу - со зрителями - я, признаться, подустала, а Казарновская была так же энергична, улыбка не сходила с лица. А ведь концерт шел без антракта - «Дорога любви» с перерывами воспринималась бы, наверное, иначе... Поэтому мой первый вопрос был, конечно же, о том, где она черпает энергию. - У меня такое чувство, что на концертах я как будто улетаю в другие миры, я не здесь, - призналась певица. - Поэтому каждое исполняемое мной произведение - вещь сакральная. Так что слушайте Казарновскую, заряжайтесь ее энергией! «Есть города намоленные»   Почему певцы так любят возвращаться в одни города и страны, а другие как будто избегают? Разве публика не везде одинаковая? - Она везде разная! - ответила Казарновская, - есть города намоленнные и ненамоленные, с отстраненной публикой, как в северных странах. Там театр — просто часть буржуазной жизни. Пойти туда — то же самое, что и в магазин, рестораны. И реакция на хорошую постановку соответствующая - «вкусно!» Совсем другое дело — театралы в южных городах. Если ты зажег свечу в их сердце, они будут кричать... В Нью-Йорке гениальная публика. Там постоянно кипит концертно-оперная жизнь. И там любят личности, идет постоянный обмен энергией. А российскую публику просто обожаю. Мы говорим на одном языке, языке сердца. И наша публика не простая. Ее надо завоевать! Чтобы на твой концерт пришли и во второй, и в третий раз, и в пятый. «Из оперы сделали помойку» А вот многие последние зарубежные и отечественные оперные постановки примадонна не жалует. Она говорит, что зареклась на них ходить. В «Руслане и Людмиле» слишком много откровенных сцен. Людмиле, например, делают тайский массаж. «Мама, куда ты нас привела?!» - заявили дети ее подруге. Есть где разгуляться режиссерам и в «Травиате», и в «Евгении Онегине». - У вас, говорят, тоже выверты хорошие. Я наслышана, - заметила певица. Но до запада нам, конечно, далеко, где, как сказала в интервью примадонна, у постановщиков «очень сильно желание самовыразиться в грязи». Из оперы, по ее мнению, «сделали помойку». Поэтому и готовит примадонна свои целебные, очищающие программы, возвращающие опере оперу. Конечно, с Казарновской трудно не согласиться. И все же вы заметили — молодежь пересаживается с галерки в партер? В театре оперы и балета больше молодых лиц. А завоевательская политика всегда агрессивна. Может быть, новые западные тенденции — явление преходящее?

ТОП-5. Культура

Все новости

Самое читаемое на сайте

Все новости