В Астрахани почти никто не попадет под экономическую амнистию

Войдите, чтобы добавить в закладки

07.07.2013 07:27 Политика
0
16085

07.07.2013 11:27

Из-за того, что статьи «Мошенничество» и «Растрата» под амнистию не попали

 

АСТРАХАНЬ-НОВОСТИ-ЭКОНОМИКА-АМНИСТИЯ

 

На этой неделе, 2 июля, Госдума приняла постановление об экономической амнистии. Постановление немедленно вступило в силу. Амнистия действует в течение полугода. О тех, кто, увы, не попадет под амнистию в Астрахани и кому приходится другими путями защищать свой бизнес, рассказала уполномоченный по защите прав предпринимателей при губернаторе Астраханской области Наиля Никитина.

 

 

- Наиля Зинуровна, до Дня Конституции 12 декабря по экономической амнистии должны выйти те, кто попал под 27 статей УК из главы «Экономические преступления». Но сначала цифра была больше – 52. Кто не попадет под амнистию?

- В апреле 2013 года члены экспертного совета при уполномоченном при президенте по защите прав предпринимателей Борисе Титове вышли с предложением о предпринимательской амнистии, 21 июня на питерском международном экономическом форуме Владимир Путин согласился с возможностью проведения амнистии - это очень важный политический шаг.

Да, не все статьи УК, по которым осуждены предприниматели, попали в проект постановления, но в тоже время – впервые делается амнистия по экономическим статьям УК. Не попали в постановление такие статьи, как «Мошенничество» (№ 159) и «Растрата» (№ 160).

- Все равно - у нас подобных больших экономических амнистий не было вообще или были много лет назад.

- Последний раз - в конце 90-х. В 2005 году к 60-летию Победы по некоторым статьям была еще одна,  но по ней вышли всего 300 человек.

- Те цифры в несколько тысяч человек по России, что называются, – насколько это много, по-вашему?

- Довольно много. Но важна судьба любого предпринимателя, имеющего возможность восстановить справедливость. Не будем забывать про ряд ограничений. Первое - погашение ущерба. Второе - характеристика начальника места заключения. Третье - согласие потерпевшей стороны.

- Но взять хотя бы первое ограничение. Если сумма ущерба значительная, возместить разве реально? Ведь человек в тюрьме или под следствием.

- За счет собственных средств. Какая точно будет процедура – не до конца понятно. Мы изучали многие дела – суммы ущерба бывают значительными – и 15, и 20 миллионов. Сегодня, изучая документы заявителей, могу сказать: не все смогут компенсировать ущерб в больших размерах. Но, с другой стороны, в делах, что я рассматривала, встречаются и незначительные суммы.

- Можно сказать, что все, кто подпадает под 27 статей, достойны амнистии?

- Не могу сказать, что все мы белые и пушистые. Предпринимателям надо понимать степень и своей ответственности. Не только предъявлять претензии к надзорным, правоохранительным органам.

Поэтому надо проводить для бизнеса не только тренинги «как развивать продажи», но и «как избежать рисков». Проводить правовое обучение. Иначе будем уметь продавать, но не будем понимать, как не переступить грань закона.

В прошлом году мы проводили семинар для предпринимателей с ОБЭП, обсуждалось, как себя вести во время проверок контролирующими органами, какие документы должны составляться при изъятии документов и техники  и так далее. По-моему, такой семинар был первым в Астраханской области. Проводили семинары, на которых присутствовал руководящий состав главного управления МЧС России по Астраханской области. Планируем вместе с прокуратурой издать памятку для предпринимателей,  а также ряд других мероприятий.

- Много предпринимателей пришло встречаться с ОБЭП?

- Около 30 человек. Да, все верно, у наших предпринимателей наблюдается некоторая пассивность, усталость, недоверие. И надо побуждать их заниматься самообразованием – на конкретных примерах, конкретных фактах.

Есть конкретные примеры и результаты работы за небольшой период. По ряду обращений предпринимателей приняты меры прокурорского реагирования. Одно дело касалось иностранного гражданина, которого привлекли к административной ответственности муниципальные власти.

- Давайте перейдем к свежим случаям, если вы не против.

- Две недели назад на рабочей группе в рамках работы уполномоченного с ГУ МЧС рассматривалось дело предпринимателя, на которого наложили штраф в 400 тысяч – из-за чего бизнес должен был попросту закрыться.

Имя человека называть не будем. Скажем, что он – владелец магазина площадью 100 кв. м. При проверке установлено, что в помещении отсутствует указатель для огнетушителя, и коробки с бумагами стоят слишком близко от лампочек. Инспектор наложил штраф – предприниматель обратился к нам. В рамках рабочей группы, созданной в ГУ МЧС России по АО, было принято решение снизить размер штрафа с 400 до 15 тысяч рублей.

Что касается применения более мягких санкций в отношении предпринимателей - есть, к сожалению, административный кодекс, предусматривающий жесткие наказания без градации. И при разных подходах, как объясняют сотрудники МЧС, прокуратура может  обвинить их в «коррупционной составляющей». В нашем конкретном случае - переквалифицировать на должностное лицо.

Конечно, предприниматель заинтересован в том, чтобы вообще никакого штрафа не было, но  есть Административный кодекс.

- Все время в ручном режиме решать подобные проблемы – не выход.

- Конечно. Надо не только жаловаться, но и участвовать в обсуждении законопроектов, предлагать изменения, принимать активное участие в общественной жизни региона.

- У нас часто выписываются большие штрафы за небольшие нарушения?

- Штрафы выписываются в соответствии с Административным кодексом. Следует отметить, что в ГУ МЧС формируется новая система регистрации всех историй проверок по каждому предприятию. По ней руководство управления сможет увидеть всю историю проверок и не позволит злоупотреблять ни одной из сторон.

- Над какими делами сейчас работаете?

- Павел Арсланов, руководитель предприятия «Радиострой». В прошлом году в отношении него было возбуждено уголовное дело по статье «Мошенничество». Дело вели полгода, статью переквалифицировали на другую статью «Растрата». Предприниматель строил малоэтажное жилье для молодых семей и ветеранов. Он вышел из предприятия из-за конфликта с учредителем. Но строительство еще не было закончено. Предприниматель сам порекомендовал двум клиентам фирмы пойти в прокуратуру, заявить на учредителя, что тот не предпринимает никаких мер, чтобы достроить жилье. Выяснилось, что агентство по делам молодежи задержало на год-полтора платежи. В итоге было возбуждено дело  против самого Арсланова.

Один из эпизодов: дом был закончен по смете на миллион сто и не достроен на 72 тысячи рублей. В суде все перевернулось – «построил на 72, растратил 1 100 тысяч». Итого накопилось эпизодов на пять с лишним миллионов рублей. То есть крупный ущерб плюс участие бюджетных денег.

Однако, что интересно, не было гражданского иска. Не было суда с требованием компенсировать ущерб или достроить дом. Сразу  уголовное дело.

Для того чтобы услышать все стороны конфликта, я присутствовала на всех заседаниях суда в качестве слушателя. Меня удивило – двое потерпевших признались в суде, что их вызывали, просили написать заявление на предпринимателя. В итоге эпизодов хватило, чтобы посадить человека на три с половиной года.

Суд в первой инстанции состоялся 12 марта. Приговор: «Похитил денежные средства, предназначенные для строительства домов молодым семьям, и растратил по своему усмотрению». Нет подтверждающих документов, где было бы видно, что Арсланов на растраченные деньги купил себе часы или «Мерседес».

- На чем сейчас все закончилось?

- Приговор первой инстанции был отменен, но человек до сих пор в СИЗО. Адвокат писал жалобы,  не помогло. В июне суд снова продлил срок заключения,  пока дело не закрыто. По рассказам близких, у Арсланова уже плохо со здоровьем. Мне трудно сказать, почему его оставили в СИЗО. В прокуратуре обещают, что на днях Арсланов выйдет под подписку о невыезде. Мы надеемся, что дело будет закрыто.

Никто из юристов мне не смог объяснить, почему оказалось возможным оставить человека в СИЗО.

- Получается, действительно, самые серьезные дела – это по тем самым статьям – 159 и 160?

- Да. Вот еще один случай. Предприниматель Ибрагим Калимулин участвовал в строительстве дома в Енотаевском районе  как исполнительный директор ООО «Рассвет». Дом был построен, передан в собственность по акту ветерану войны. Ветеран обратился в суд общей юрисдикции, который в претензии отказал, было заявлено в Следственный комитет. В течение трех дней возбудили дело. Эксперты и адвокат стали разбираться – за что, собственно? Дом передан по акту, претензий в момент передачи не было.

Участвуя в суде в качестве слушателя, обратила внимание: проведены две взаимоисключающие экспертизы. Первая оценка: в доме жить нельзя, использованы некачественные материалы. Вторая: нет претензий.

Адвокат на суде возмутился: ни одна из экспертиз не может быть законна, только жилищная комиссия вправе решать, пригоден ли дом для проживания. Сослался на законодательство. Что интересно – на следующее утро в районе была создана жилищная комиссия, которая повторила доводы первой экспертизы.

Изучая документы, задаемся вопросом: раз применены некачественные материалы, в которых обвинялись подсудимые, - почему не была привлечена организация, которая их изготавливает? Почему не привлечена организация, которая дает сертификат на эти материалы как годные? Дома по таким проектам строятся не только у нас, но еще в Казахстане, Турции. Но только в Енотаевском районе дом оказался непригоден к проживанию.

Было возбуждено уголовное дело по статье «Мошенничество». Хотя что именно мошеннического было сделано – из материалов дела не совсем понятно.

- Что в итоге решили на суде?

- Заявители требовали также построить новый дом плюс миллион сто тысяч компенсации морального вреда. Решение суда - компенсировать только судебные издержки. Но уголовное дело висит. Подана апелляция, в тюрьму ни исполнительный директор, ни главный инженер, полагаем, не сядут. Но они хотят  полностью оправдаться, т.к. не считают себя виновными. Судимость влияет на будущее детей, на невозможность получения кредитов. Бизнес у человека разрушен, предприятие сейчас банкрот.

- Мы хорошо видим, как ведомства стараются отчитываться: в этом году штрафов выписали на столько-то миллионов больше, чем в прошлом. Может, дело в этом?

- Это негативно влияет на экономику Астраханской области. Хотелось бы, чтобы экономические споры не решались в уголовной плоскости, на что указывал и президент РФ.

 Следует отметить, что не во всех случаях мы вмешиваемся в процесс восстановления прав предпринимателей, есть случаи, когда подтверждается виновность предпринимателя, либо отсутствие нарушения со стороны органов власти. В таких случаях мы направляем ответ с обоснованием отказа нашего вмешательства.

- Сколько у вас дел сейчас в работе?

- Около 80. 15 закрыто, по основной части дел были восстановлены нарушенные права предпринимателей, приняты меры прокурорского реагирования. По остальным проводится работа. К нам обратилась учредитель фирмы, ее семья судится восемь лет за восстановление своих прав. За это время умер отец, участвовавший в судебных процессах. В первый раз заявитель обратилась к нам в слезах, сказала, что ей больше некуда обращаться. Позже она говорила, что после нашего обращения в прокуратуру увидела изменения при участии в судебных процессах.

Мы стараемся разобраться в нарушении прав предпринимателей, привлекая общественное мнение и независимых экспертов. Безопасное ведение бизнеса – одно из условий благоприятного предпринимательского климата.

- Сколько у нас в Астраханской области людей, которые все-таки смогут попасть под амнистию?

- Я интересовалась в правоохранительных органах, сколько у нас возбуждено дел по экономическим преступлениям. Но полной картины по предпринимателям у меня нет. Думаю, что в итоге будет не такое  большое количество, но важна судьба каждого человека, получившего возможность восстановить справедливость. Но даже небольшое количество – это первый большой шаг.

Изменение законодательства - это одно из направлений работы уполномоченных. К примеру,  история с маломерными судами, когда люди не могли начать путину из-за нереально строгих требований законодательства. Большая работа была проведена губернатором Александром Жилкиным. В мае я участвовала в работе межфракционной группы Госдумы совместно с уполномоченным при президенте Борисом Титовым, к которому обратились наши предприниматели по вопросу изменения законодательства о маломерных судах. Депутаты поддержали внесение изменений.

Что касается уголовного законодательства – нужна его гуманизация. На бизнес-форуме «Деловой России» 26 июня председатель правительства Дмитрий Медведев отметил, что амнистия - это важный шаг, но нужно менять уголовный закон, иначе через некоторое время придется «вновь проводить новую амнистию».

- Насколько сами предприниматели виноваты в том, что с ними происходит?

- Исходя из тех материалов, которые мы получали, причинами правонарушений становятся халатность, незнание процедур заключений договоров, низкая правовая культура. Ведь и за небольшие суммы ущерба государству – в 100-200 тысяч - человек может оказаться в тюрьме.

А ведь предприниматели могут заранее готовиться к плановым проверкам. Увы, не все знают, что о плановых проверках можно узнать, открыв сайт областной прокуратуры. В конце года график проверок уже бывает готов. Без согласия прокуратуры плановых проверок никто проводить не вправе.

- В итоге остальное общество с сомнением относится к справедливости экономической амнистии.

- Сегодня в ряде случаев обществу навязывается мысль, что предприниматели – жулики. А ведь они участвуют в формировании бюджета, платят налоги, создают рабочие места. Пример -  дело Арсланова. На третий день весь Интернет уже пестрил: «Украл шесть с лишним миллионов». В других СМИ: «Семь миллионов». А ведь цифры ущерба не соответствовали обвинению, а приговор в силу не вступил.

К сожалению, говоря молодежи о важности быть предпринимателем, мы забываем, что родители-предприниматели, приходя домой, часто говорят: ни в коем случае не идите в бизнес, идите лучше в чиновники или полицию. По статистике, всего 2-3% молодых людей хотят стать предпринимателями.

 

 

Кто имеет право на экономическую амнистию

Амнистия коснется от 3 до 10 тысяч предпринимателей по всей России, отбывающих наказание за экономические преступления. Под действие амнистии попадают приговоренные к лишению свободы вне зависимости от срока наказания, осужденные по экономическим статьям впервые. Обязательным условием для амнистии является возмещение убытков потерпевшим.

Также амнистия касается тех, кому выбрано наказание, не связанное с лишением свободы, а также осужденные условно, с отсрочкой исполнения приговора и условно-досрочно освобожденные. Дела в отношении предпринимателей, находящихся под следствием, будут прекращены.

Наказание с осужденных снимается, они смогут вернуться к предпринимательской деятельности.

Амнистия коснется осужденных и подследственных по 27 статьям УК РФ – по делам о незаконном предпринимательстве, нарушении авторских прав, уклонении от уплаты налогов, мошенничестве в сфере кредитования.

Проект экономической амнистии был разработан по инициативе бизнес-омбудсмена Бориса Титова. Президент Владимир Путин внес его на рассмотрение в Госдуму 25 июня.

 

ТОП-5. Политика

Все новости

Самое читаемое на сайте

Все новости