kaspyinfo.ru

астраханский новостной портал

«Новичок» отравил не только Навального: нам тоже нужно противоядие

Новости

Выступление канцлера ФРГ Ангелы Меркель 2 сентября с безапелляционным утверждением, что блогер Алексей Навальный был отравлен ядом из семейства «новичков», наделало столько шума, что россияне забыли даже о протестах в Беларуси, как ранее из-за событий в Минске забыли о событиях в Хабаровске. Сей факт спровоцировал даже не дискуссию, а схватку в экспертном сообществе — настоящем, допуск в которое требует ученой степени и научных публикаций.
Если уж эксперты так сцепились, то что говорить о политиках и среднестатистическом российском телезрителе: мнения колеблются из крайности в крайность от «натовской провокации» до «тираны-убийцы» без промежуточных форм.

Державники и народники
Вернемся все-таки к экспертам, людям по определению сдержанным (я имею в виду настоящих, а не тех псевдо, которыми нас пичкают московские телеканалы). Сообщество в основном разделилось на две группы, которых условно назову «державниками» и «народниками». Особых сомнений в достоверности фактов, изложенных канцлером Германии, в профессиональной среде нет — все знают кухню подготовки заявлений первых лиц и понимают, что Меркель выдала на публику далеко не все, что знает, а она наверняка знает и место, где вещество было произведено (не будем забывать и то, что она по образованию физикохимик и в свое время работала в Центральном институте физической химии при Академии наук ГДР). Поэтому среди «державников» возмущение вызвали не факты, а тональность заявления — нельзя разговаривать с ядерной сверхдержавой как с Хорватией, Черногорией или вообще Косово. «Народники» упирают на сам факт попытки политического убийства — иначе случившееся истолковать можно лишь из конъюнктурных соображений.

Шумиха и личная драма
Вспомнив, чему меня несколько лет учили на курсе военной токсикологии, я все-таки сделал попытку занять некоторую промежуточную позицию в дискуссии, которая сводится к следующему. Первое: попытка убийства омерзительна в любом случае, попытка политического убийства — тем более, уклоняться от такой квалификации случившегося после так и не расследованных до заказчика убийств, особенно убийства Бориса Немцова — опасно для нашего собственного общества, поэтому расследование должно быть быстрым и открытом, ну и честным, разумеется.

Второе: за шумихой утонула личная человеческая драма — медики обещали, что Навальный выживет и придет в себя, но, учитывая обстоятельства, серьезные проблемы со здоровьем у него останутся и исход далеко не предопределен.

Третье: есть серьезные опасения, что покушение на Навального – свидетельство конфликта внутри российской элиты, в том числе силовой, так как представить себе, что Навальный столько лет в наших специфических условиях, больше напоминающих Латинскую Америку 60-70-х, действовал без серьезного прикрытия сверху, я не могу. Не сомневаюсь, что по последнему пункту неафишируемая разборка уже идет.

Следы на пробирке
Теперь о том, почему серьезное и быстрое расследование необходимо. Дело вовсе даже не в самом факте попытки политического убийства в государстве, называющем себя образцом для копирования своей политической системы на весь мир: случившееся для державы оскорбительно, все-таки латиноамериканскими «гориллами» мы себя не считаем. Дело в колбе, точнее, в «новичках». Аналогичный яд был использован еще в начале 90-х в бизнес-разборках, тогда вместе с банкиром Кивелиди пострадали еще несколько человек.
История (современная) российской программы по уничтожению химического оружия началась в январе 1986 г. с заявления Михаила Горбачева, продолжилась с вступлением в силу в апреле 1997 г. Конвенции по запрещению химоружия, и официально завершилась 1 декабря 2017 г. (хотя официально последний боеприпас с VX был уничтожен в Чапаевске в сентябре того же года). СССР обладал крупнейшими запасами химоружия — сначала называлась цифра 50-55 тыс. тонн, потом сошлись на почти 40 тыс. тонн, столько и было утилизировано. Откуда такая чехарда с цифрами? Да очень сложно было договориться, какие из десятков групп веществ следует относить к химоружию, какие нет, жидкий хлор в бочках на головных сооружениях астраханского водопровода тоже является химоружием, хлор применялся еще в Первую мировую, а как его запретить — воду обеззараживать надо же?

Почему это оружие нужно было уничтожить? Уже в начале 80-х применять химическое оружие против обученной и подготовленной к химической войне армии было бессмысленно — войска были хорошо защищены и применение химоружия на поле боя не особенно снижало их боеспособность. А вот гражданское население химоружием поражалось чрезвычайно легко, поэтому данный вид вооружений был признан варварским средством истребления мирного населения. Но в итоге ни одна из крупных военных держав исследования не прекратила — «на всякий случай». «Новички» появилась в конце 80-х — начале 90-х и в Конвенцию не попали (попали в списки запрещенных только год назад). Так что любой из «новичков» после его «премьеры» легко может быть синтезирован в любой стране, имеющей развитую химическую науку и промышленность. Есть только один нюанс: производственный процесс на конкретном предприятии всегда оставляет следы в виде примесей в готовом продукте, поэтому я ранее сказал, что Меркель наверняка знает, из какой лаборатории происходит вещество, попавшее в организм Навального.

С расследованием тянуть нельзя
Поэтому абсолютно все, и те, кто тащится от Навального, и те, кто видит в нем воплощение темных сил, должны требовать публичного открытого расследования о факте отравления и происхождении яда. Самое точное определение ситуации, по-моему, дала Е.Шульман, заявив, что когда государство утрачивает монополию на насилие, жить становится страшно. Наш традиционный бардак во всем — это едва ли не предмет нашей национальной гордости — «вот такие мы лихие!». Но в данном случае бардак физически угрожает каждому из нас — если кому мало вируса, то можно еще получить свободное хождение и распространение чрезвычайно опасных токсинов, которые, кстати, долго сохраняются во внешней среде.

Чем дольше наше государство будет отрицать очевидные факты, тем больше подозрений будет в его адрес, тем выше вероятность новых санкций и мы можем хоть до посинения хором орать, что это не отравление, но остальной мир воспринимает происходящее именно так, поэтому с расследованием тянуть не надо и лучше допустить к нему международных экспертов ОЗХО.

Что дальше? Массовых протестных акций не будет, они уже не начались и не начнутся — нет сейчас для них условий. Международные экономические и персональные санкции какие-то будут, но они вряд ли окажутся серьезными, увесистые санкции наверняка приберегут для чего-то более существенного, например, присоединения Беларуси, игр с распространением ядерного оружия и т.д., хотя трудно сомневаться, что теперь все переговоры высокого уровня будут или отложены или сводиться к обсуждению покушения. Но сказанное вовсе не отменяет необходимость тщательного расследования с раскрытием источника яда и всей «производственной» цепочки — от лаборатории до Навального с привязкой к каждому звену конкретного исполнителя. Иначе рано или поздно подобные токсины превратятся в товар на российском рынке, и едва ли не каждый сможет разжиться этим товаром для сведения счетов с недругами.

Обсуждение

  • Стакан:

    Когда спецслужбы травили Хоттаба, все получилось. Пропитали ядом письмо, Хоттаб его трогал, и вскоре умер мучительной смертью. Кроме того, умерли по цепочке все курьеры, которые доставляли письмо. А ведь они его трогали через конверт! Тут один дебил пшикал себе в лицо ядом из флакона, и выжил. Второй принял внутрь перорально и выжил. Святые люди! ))

    6+
  • Астраханка:

    Александр Васильев, отличная статья! Все так как Вы пишите, расследование необходимо при любых мнениях и отношении к случившемуся.

    7+
  • Sobakovod:

    Автора на зону, или гражданства лишить

    1+

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.