Жить становится невозможно? Провожаем високосный 2020-й

29.12.2020 08:00 Общество
4
4335

«Ну скоро этот год закончится» - самый распространённый пост в соцсетях второй половины 2020-го. Чем так не угодил россиянам високосный 2020-й?

И так продолжающийся 6 лет с редкими паузами спад потребительских возможностей населения серьезно обострился пандемией и вызванным ей мировым кризисом. Реальные располагаемые доходы населения, и так сжавшиеся за эти 6 лет (по разным данным) на 7-10%, весной полетели вниз с удвоенной скоростью, а с ним и расслоение населения по уровню доходов, богатые богатеют, бедные беднеют, средний класс – как всегда основная жертва кризиса – пополняет ряды бедноты. Россия направила на поддержку экономики и борьбу в ковид-кризисом примерно 2,4% ВВП, меньше из G20 потратили только Турция, Индия и Мексика, остальные потратили от 10% ВВП и более. Тотальный локдаун едва не прикончил малый бизнес, а с ним и «средний класс». Безработица резко выросла, в Астраханской области за 11 мес. в 7,6 раза. За неполный год розничная торговля по области упала на 7%, услуги – на 13%.

Есть у граждан причины ждать и вопрошать: «Ну когда же это кончится»? Поэтому, думаю, Новый год все ждут с еще большим нетерпением, чем раньше. Для начала подведем итоги високосного 2020-го.

Демография с географией

Противоречивый итог года – сочетание растущих параллельно безработицы и дефицита трудовых ресурсов. Пандемия дополнила старение и ускоряющуюся естественную убыль населения проблемами с миграцией. Границы закрыты, трудовые мигранты вынуждены вернуться домой, а новых прибывает все меньше. Коренное население не хочет работать на тех местах, которые охотно занимают мигранты – это общемировая практика.

Россия переживает период депопуляции – население сокращается. Астраханская область – не исключение, в силу местной специфики последних лет из Астрахани идет еще и значительный отток образованной молодежи. В результате за 11 месяцев 2020-го в Астраханской области имеем рост естественной убыли населения в 4,4 раза (с -0,5 до -2,2), и мигранты этот отток не компенсируют.

Иллюстрирует демографическую ситуацию статистический бюллетень Росстата за 2007 г. – тогда Росстат еще не был подчинен Минэкономики. Пара цитат: "Если показатель младенческой и детской смертности имеет положительную динамику, то смертность в возрастах после 30 лет, особенно у мужчин, остается практически на уровне конца ХIХ века или даже еще выше." "При сохранении в дальнейшем современного повозрастного уровня смертности 43% российских юношей 16-летнего возраста не доживет до 60 лет." И на этом фоне в 2018 г. проведена пенсионная реформа. Разумеется, сейчас Росстат ничего подобного написать не посмеет, но в демографических таблицах тренды видны. Единственное «противоядие» сокращению трудовых ресурсов – внедрение технологий. «Старая Европа» идет по такому пути, но вполне успешно использует и интеграцию мигрантов, выбирая из их потока людей хорошо образованных и способных к ассимиляции, остальные или высылаются, или постепенно выдавливаются обратно домой, чемпионами в такой политике можно назвать Швецию и Германию, переварившую миграционный кризис 2015 г.

Два плохо – четыре хорошо

Так скандировали животные на знаменитой «Ферме» Оруэлла. Но я имею в виду не количество ног у млекопитающих, а количество кварталов в году. Первые два квартала 2020-го экономика России летела вниз пугающими темпами, ожидался спад в годовом выражении на 10% и более (и 20% в панике называли). Причиной был тотальный локдаун не только в России, но и в напуганном пандемией мире. Цены на нефть впервые в истории становились отрицательными(!) – производители платили за хранение никому не нужного в данный момент «черного золота». В 3-м квартале ситуация стала обнадеживающей – совместные усилия России и Саудовской Аравии в рамках ОПЕК+ привели к росту цен до 40, а затем и выше 50 долларов за бочку, при такой цене российский бюджет становится профицитным. Заключительные два квартала года, таким образом, проходят при исключительно благоприятной внешнеэкономической конъюнкутре, кроме того, к концу года Россия стала чистым экспортером полиэтилена – а это уже не совсем торговля сырьем.

В итоге к концу года мы выйдем на цифры спада в диапазоне 3,9-4,5% - дальше как наш Росстат посчитает, напомню, что его возможности приукрашать действительность ограничены международными обязательствами и избыточная художественная самодеятельность несет риски международно-юмористического характера, так что, надеюсь, результаты будут близки к оценке международных институтов. Спад на 4% - что это значит? Ничего хорошего: чтобы население России чувствовало себя нормально (если исключить фактор «Джини» - абсурдного даже по африканским меркам расслоения россиян по уровню дохода) и Россия не отставала все сильнее от мира, нужны годовые темпы роста 3-3,5%, выводы делайте сами.

Цены: рублевое дело

Предновогодний рост цен шокировал широкие народные массы – соцсети забиты постами возмущения или черного юмора (хорошо, еще находятся силы и настроение шутить, хоть и мрачно).

В чем причина роста цен? Дело не только в сезонном факторе предновогодних продаж. Дело – в рубле, точнее, его курсе по отношению к твердым валютам. Осенью (и весной) в периоды резкого падения курса рубля, я писал о том, что с некоторым лагом (задержкой) примерно в 2 месяца, вслед за ослаблением рубля полезут вверх цены. Механизм прост: запасы в торговле примерно на полтора месяца. Практически все, что мы потребляем, содержит импортируемый компонент: семена для выращивания хлеба, картошки, овощей, коров, свиней и пр., оборудование, на котором производятся продукты и ширпотреб, комплектующие для ширпотреба, автомобилей, или, как минимум – технологии и патенты, за которые наши производители платят регулярно и тоже твердой валютой.

В открытой экономике все страны что-то импортируют в обмен на свой экспорт. К сожалению, Россия, как и СССР, экспортирует в основном сырье – нефть, газ, металлы. Дефицит продуктов в СССР был вызван дефицитом валюты для импорта, так как «валюта первой категории» тратилась на закупку станков и оборудования (в том числе для военных предприятий). Наше правительство, столкнувшись с дефицитом валюты из-за падения цен и спроса на нефть, решило восполнить валютный дефицит ослаблением рубля, чтобы по номиналу отчитаться о выполнении своих социальных обязательств. Но в экономике все по принципу сообщающихся сосудов: опустили рубль – с двухмесячным лагом подняли цены. Население в массе, правда, в такие тонкости не вникает – доллар скакнул пару месяцев назад, а цены полезли две недели назад, не видно явной связи, вот население в массе и не следит за курсом валюты - «не на доллары и евро же покупаем, а на рубли». Нет уж, извините, еще как на доллары и евро покупаем, салат свой новогодний «оливье» с учетом импортной компоненты пересчитайте - прослезитесь…

Государство и дефицит

Если бы Ленин жил в 1980-е, его работа «Государство и революция» вполне могла бы называться «Государство и дефицит». В последние месяцы в соцсетях мне все чаще попадаются публикации о том, что «в СССР колбаса была из мяса, а не как сейчас, и товаров были полные прилавки». Ну, когда такую ахинею несут бывшие партхозактивовцы, сроду с лицевой стороны прилавка не стоявшие, а получавшие все с «заднего крыльца», это понятно, когда эту чушь пишут обычные старики, людей просто жалко – плохое забывается, а тогда они были молоды, но, когда этот бред повторяют молодые – вот тут становится жутковато. Говорят, каждое поколение должно иметь свою войну, иначе оно в нее не поверит, в кино все выглядит иначе, романтично и все хорошие остаются целы. Не дай Бог иметь никакую войну, ни горячую, ни ту, что наше поколение вело года так с 1970 и до 1990-х, когда продукты не покупались, а «доставались» или привозились из Москвы и Ленинграда. Недавно одному «бывшему» пришлось напомнить об астраханском гидролизно-дрожжевом заводе, который заливал Астрахань ароматами куда круче нынешних, завод в кластере АЦКК производил микробный белок из отходов целлюлозы, потом этот вредный для здоровья людей белок шел в «колбасу», если кто забыл – напоминаю.

С чего вдруг я вспомнил про дефицит? А с того, что наше правительство, абсолютно в духе Госплана и Совмина СССР вдруг начало вручную регулировать цены на определенные продукты. Эту глупость, раз начав, трудно закончить – принцип воронки никто не отменял. Можно не сомневаться, что далее номенклатура подпадающих под такую регуляцию товаров будет расширяться, за подсолнечным маслом и мукой последует «яйцо куриное», всякая фальсифицированная «молочка» и т.д.

Прямое госрегулирование цен ведет всегда к одному – сокращению производства этих товаров и нарастанию их дефицита и росту цен на черном рынке, куда эти товары перекочуют из магазинов (еще их качество будет снижаться). Исключений из этого правила не бывает. Что же, государство не должно вмешиваться в начавшийся на потребительском рынке бардак? Должно, но госрегуляция должна сводиться к двум вещам: а) развитию конкуренции, чем больше производителей конкурирует друг с другом на рынке, тем цены ниже – это закон; б) поддержке малоимущих – вот тут введение продуктовых карточек вовсе не обидно и не унизительно, они существуют и в США, к счастью, в нашем правительстве этот вопрос тоже обсуждается, ничего зазорного в этом нет.

Подобьем сальдо

Означает ли сказанное, что жить становится невозможно? Отнюдь нет. На одной чаше весов рукотворный кризис, резко усугубившийся природным катаклизмом – пандемией, на другой – адаптивность человека, тоже являющегося «дитем природы» и довольно успешным, как-никак Homo sapiens – самый массовый вид млекопитающих. Россияне научились вкладываться в валюту и торговать ей на бирже – покупать на спаде и продавать на подъеме, начали вкладываться в инвестиционные счета, поскольку ценность депозитов упала, активно в 2020-м вкладывались в недвижимость, эскроу-счета выросли за ноябрь более чем на 170 млрд. руб., в октябре – почти на 160 млрд.руб., ипотека также весьма популярна и т.д. Вывод один: чтобы жить («а хорошо жить – еще лучше!»), необходимо учиться и разбираться, быть готовым к усвоению новой информации и лучше думать своей головой, не тратя времени на зомбоящик.

В следующий раз поговорим о перспективах на ближайшие пару лет.