Странные санкции: как российские запреты бьют по экономике страны

Что случается с экономикой страны и уровнем жизни ее населения, когда правительство – сам себе санкционер – куда эффективнее внешних недругов? Что бывает, когда уровень и качество жизни населения оказываются всецело в заложниках внешней и внутренней политики?

“Мудрые” решения
Свежий пример, когда политические решения приводят к убыткам российских компаний и повышают цены для населения, – запрет авиасообщения с Грузией. Минтранс РФ предварительно оценил потери российских авиаперевозчиков минимум в 3 млрд руб. А что же, российский турпоток в Грузию от этого иссяк? Никак нет, после короткого шока грузины сообщили о рекордном росте бронирования жилья на летний сезон. Пострадали еще и российские туроператоры, так как еще больше россиян отправится на грузинские курорты самостоятельно на своих авто или через Минск.

Увы, примеров таких “мудрых” управленческих решений не становится меньше, например, внушают тревогу ограничения на импорт и госзакупки мед­оборудования. О потерях ЦБ из-за перевложения долларовых активов в юани вообще молчу. О запрете на ввоз продуктов питания для личного пользования промолчу тоже – это по ту сторону психического здоровья, тем более что сдержать рост импорта, например, молока не удается из-за неспособности наладить его производство в должном объеме (о качестве речь не идет в принципе) в России.

Скандальная инфляция
Иллюстрация хаоса и не­определенности во внутренней политике – третий по счету в этом году скандал с Росстатом. На этот раз данные по инфляции были опубликованы на несколько часов раньше графика. Казалось бы – мелочь, возможно, так и подумали сотрудники подведомственного учреждения, выкладывая преждевременно в сеть данные, которые с нетерпением ждут каждый месяц прожженные биржевые игроки. Они-то знают, что тот, кто первый внесет в свои модели данные, заработает больше, а пострадавшей может оказаться даже национальная валюта, а с ней и наименее обеспеченные слои населения.

Кстати, о них – наименее обеспеченных, и об инфляции. РБК опубликовал сравнительную таблицу – на какие продукты цены в 2018 году росли быстрее всего. Так вот, при официальном темпе инфляции чуть более 4% цены на пшено выросли на 73,6%, на капусту – на 72,8%, на сахар, яйцо куриное, лук, куры охлажденные и мороженные, морковь – от 20 до 30%. Легко заметить, что в “корзинке” самые массовые товары. А вот “Бентли” даже подешевели. Реальная инфляция для остатков исчезающего “среднего класса” и малообеспеченных в разы выше официальной средней температуры по больнице. И это самая большая проблема российской экономики. Мы много об этом говорили, и об ее истоках тоже – она создана отказом правительства от “модели, основанной на потребительском спросе”. О выгодах для госуправления такой политики ограничения доходов массового потребителя мы уже говорили недавно, не будем повторяться.

Кризис у нас и в Зимбабве
Сразу еще раз уточним, дабы отсечь спекуляции на теме “мирового экономического кризиса”. Никакого мирового экономического кризиса нет уже почти 10 лет. И кризис 2008-2010 гг. следует определить как финансовый, который в некоторых странах привел к серьезным экономическим последствиям. Мировая экономика растет с темпом примерно в 3-3,5 раза выше, чем российская. Российский кризис по механизмам развития имеет аналогии в небольшом числе стран мира: Иран, Северная Корея, Венесуэла, Зимбабве. Аналогичный процесс намечается в Турции по мере ее дрейфа к автократии.

Падение, сжатие, ускорение
Новую волну длящегося в России уже более 10 лет перманентного экономического кризиса не прогнозирует сейчас только ленивый. Признаков с избытком. Падение железнодорожных перевозок, особенно это касается строительных материалов. Сжатие авторынка, причем, похоже, более значительное в реальности, чем по отчетам автодилеров, которым невыгодно показывать реальные объемы падения продаж. Ускоряющийся вывоз капитала и суровое сжатие инвестиций в основные фонды (то есть парк производственного оборудования не обновляется). Упомянутая выше динамика инфляции, истребляющей остатки “среднего класса” и поражающей наиболее бедные слои населения. Проблемы на рынке углеводородов, от которых экспортные доходы российского бюджета зависят все больше. А еще – падение индексов деловой активности, нервозная реакция силовиков, усиливающих давление на бизнес, добивающая и без того плохой инвестклимат…

Санкции и страхи
Кстати, обратили внимание, что новые американские санкции в этом году даже особо не обсуждаются, а еще прошлой осенью они были главной темой пересудов и страхов? А всё потому, что процессы в нашей экономике всем хорошо понятны и никаких дополнительных санкций просто не требуется, мы сами себя тащим в желательном для конкурентов и недругов направлении, и они это понимают. Зачем же нам мешать?

А вообще-то с нашей экономической моделью все путем. Как там в “Игре престолов” – то, что мертво, умереть не может! Так что смотрим в будущее с оптимизмом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Капча: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.