kaspyinfo.ru

астраханский новостной портал

Астраханка стала моделью для начинающих мастеров. Результат её шокировал

Общество

Мария Петровна заметила на двери объявление: “Срочно требуются модели на окрашивание волос”. По телефону ей сразу радостно ответила девушка, пригласила на следующий день к 9 часам.

“Вы не сбежите?”
После звонка Мария Петровна прокручивала в уме разговор, некоторые вопросы девушки показались ей странными и даже нелепыми. Например: “У вас точно есть время? Это займёт 6 часов!”. Чепуха какая-то, не может быть, чтобы окрашивание длилось так долго, что можно делать с волосами аж 6 часов? Или вот: “Вы не убежите от нас? А то от нас один раз модель убежала, а ведь нам на вашей голове экзамен надо сдать, показать нашу работу преподавателю!”.

Утром Мария Петровна подошла к учебному центру, где стояла толпа девчат, человек 20. Две девушки отделились и радостно поприветствовали Марию Петровну – новоиспечённую модель.

– Моя мама отказалась идти моделью, поэтому мы будем вдвоём сдавать на вашей голове экзамен, – сказала та девушка, что повыше. Девушкой её можно было назвать с большой натяжкой, на вид ей было явно больше 40 лет. Когда при окрашивании Мария Петровна сказала её, зачем она учится на парикмахера в таком возрасте, Высокая ответила, что давно работает, но “всего так много напридумывали, что надо обновить знания”. Марию Петровну удивило, что за курсы они заплатили аж по 20 тысяч рублей и потом ещё в течение месяца почти каждый учебный день они сдавали по 500 рублей на “расходные материалы”.

Марии Петровне девчата понравились. Не какие-нибудь гламурные, а простые в общении. Одеты не вызывающе, на низенькой девушке растянутая майка с кошачьей мордой и надписью, если перевести с английского: “Я твоя кошечка”. Таким девчатам помочь найти в жизни профессию – благое дело!

Пепел или блонд?
В начале 10-го появилась владелица магазина (вот так хитро придумали, сразу девчатам всё на месте продавать!), потом преподавательница. Высокая и Кошечка стали искать рабочее место. Заметив их метания, преподавательница спросила: “Раз у вас одна модель, то правую сторону красит одна, левую – другая!”. Высокая и Кошечка стали выбирать цвет волос, развернули палитру, которую иногда Мария Петровна видела в магазине, в отделе красок.
– Так, я думаю, что надо ей вот такой цвет на корни нанести, – сказала Кошечка.
– А вы моё мнение не хотите узнать? – поинтересовалась Мария Петровна. – Я не хочу пепельный, я смуглая, он на моей голове смотрится как седой, уж лучше пусть будет у волос желтоватый оттенок.
– Нет. Это не модно. К тому же нам экзамен не зачтут, при окрашивании, если красить в блонд, надо избавляться от желтизны. – категорично заявила Высокая. А Кошечка, увидев, что Мария Петровна заёрзала на стуле (настоящих кресел не было – экономия!), стала уговаривать:
– Да вы не бойтесь, всё будет хорошо, краски у нас профессиональные, вам понравится, вот увидите!
– Где кисточка? Чем красить будем? Иди, спроси у кого-нибудь! – на правах старшей сказала Высокая.

Обесцветили всё
Наконец-то освободилась кисточка, которой сначала нанесли на корни отбеливающий порошок. Когда смывали отбеливатель, как ни старалась Мария Петровна плотно прижать шею, всё равно вода потекла по спине (в маленьком помещении надо было установить много моек, и поставили их без нужного наклона).
– Девчата, у меня спина вся мокрая! – сказала Мария Петровна, снимая с себя платье.
– Я сейчас вам платье феном высушу! – предложила Кошечка и забрала мокрое платье.
Высушили волосы, стали наносить краску. Даже беглым взглядом видно было, что краски в миске маловато.
Девчата пошли искать краску. Кто-то, кто регулярно сдавал на “расходные материалы”, сгрёб всю краску, девчата клянчили. Тем временем на часах было уже 12, но это ещё полбеды, голова так и не была полностью окрашена, а те места, что окрашены, начали щипать.
– Девчата! Я дома краску на голове держу не более 30 минут, а вы за полчаса даже нанести на голову не можете, у меня не то что волосы, кожа на голове облезет!
Девчата, совершенно не обращая внимания на откровенную злость Марии Петровны, докрасили ее.
– С вас за краску 680 рублей!
– Зачем же вы издевались надо мной? Зачем я по целому часу сидела в ожидании краски, если я теперь за неё плачу? – она ещё что-то хотела сказать, похлеще, но её душили слёзы, а кожа на голове так сильно чесалась, что хотелось взять расчёску и до крови расчесаться.

Подошла преподавательница, похвалила девчат, потом торжественная часть – вручение дипломов. На всё это как раз ушло 6 часов. Теперь на Марию Петровну больше никто не обращал внимание, девчата даже не сказали ей: “Спасибо”. Она была никому не нужна. Опустошённая, с цветом волос, который ей совершенно не нравился, она вышла из учебного центра. Дома её ожидал ещё один неприятный сюрприз – платье, которое ещё вполне можно было носить “и в пир, и в мир”, было испорчено. Смываясь, обесцвечивающий краситель испортил платье, его теперь осталось только выкинуть.