Состояние пониженной готовности: ковид выигрывает 2:0

Войдите, чтобы добавить в закладки

25.10.2020 11:00 Общество
24
5179

Осенний подъем пандемии ковида все чаще называют «второй волной». Мне по курсу истории медицины понятие «волны» как-то более кажется уместным, если наблюдаются перерывы эпидемии практически с отсутствием фоновой заболеваемости, а происходящее сейчас я бы назвал «сезонным подъемом» первой волны – уже третьим по счету, так как небольшой (но очень настораживающий) был летом. Ну ладно, «вторая», так вторая.

Не ждали...
Если в первую волну весной мы все с тревогой ждали то «экспоненты», то «плато» и так и не дождались, к счастью – линейный подъем быстро сменился спадом – то сейчас, глядя на графики и ежедневные рекорды, экспоненту как раз видишь. Вторая волна ожидаемо оказалась тяжелее первой, но «ожидаемо» - только для непридворных специалистов, российское правительство вообще не заложило вторую волну ни в базовый, ни в консервативный сценарии на 2020-2023 г. г., вся наша вертикаль власти через СМИ убеждала нас, что второй волны не будет, ей вторили эксперты по вызову, даже в середине сентября, за неделю до начала экспоненты, главный инфекционист Минздрава утверждал, что максимум будет небольшой подъем. В оправдание наших «профи» можно привести только летние заявления ВОЗ о том же – мол, не будет никакой второй волны. Интересно было бы посмотреть в глаза этим прогнозистам…
Доуспокаивались
О том, что пандемия одной весной не ограничится, а осенний подъем может быть тяжелее первого удара, многие говорили еще весной. Автор здесь же на «КаспийИнфо» еще в феврале-марте приводил прогноз НИИ им. Р. Коха о том, что пандемия на три года минимум, а в середине июня писал о том, что уже к концу октября – если не начать подготовку немедленно – система здравоохранения может быть парализована. Как обычно, реалистичные голоса не были приняты во внимание – ну не нравились наши прогнозы, они требовали действий и денег, а гораздо проще и дешевле было «успокаивать» народ по телеку.
В итоге доуспокаивались до того, что люди перестали принимать угрозу всерьез, начали агрессивно игнорировать санэпидрежим, использование средств индивидуальной защиты и соблюдение санитарно-гигиенических правил. Информационная политика вообще сыграла зловещую роль в распространении эпидемии – об этом как-нибудь отдельно напишу.
Население начало тревожиться к концу лета, когда почти у каждого появились тяжело переболевшие знакомые или переболели сами, количество ковид-диссидентов начало резко сокращаться, но поезд ушел.
Танцы на граблях
Потрясает, что власти, уже имея зимний опыт потраченного впустую времени (с 1-го января надо было начинать подготовку, а то и раньше, а не в феврале), опять станцевали на тех же граблях. Я рад, что в области появятся два стокоечных военных госпиталя – это здорово, но лучше, если бы они были готовы к 1 апреля, а не к 1 декабря, и 200 коек проблему не решат, они ее чуть самортизируют. Хорошо, что начали говорить об использовании телемедицины, но лучше, если бы о ней вспомнили в январе, так как с ее внедрением быстро не получится – даже устаревшую нормативно-правовую базу быстро не изменишь. Как обычно в нашей жизни: управленческие решения, даже правильные, опаздывают. Но ничего, «Боржоми» пить не поздно, напоминаю, что очередной сезонный подъем следует ожидать весной и готовиться к нему сейчас, а до этого надо еще пережить зиму, есть некоторая надежда, что морозы собьют темп роста, но без гарантии. Эпидемия любая развивается по своим циклам, в данном случае мы их еще не видели, даже базы для исследования нет.
Теперь о надеждах.
Стадного иммунитета не будет
Самая первая в этом году – надежда на формирование коллективного (популяционного, стадного) иммунитета. Исходя из концепции, что тяжело болеют преимущественно лица старше 65, для этой категории были введены особо жесткие ограничения, одновременно считалось, что чем скорее переболеет молодежь, тем скорее появится этот «стадный» иммунитет. Выяснилось, что иммунитет формируется далеко не у всех переболевших (только тяжелые и средней тяжести формы) и продолжительность этого иммунитета измеряется несколькими месяцами (проверено по моим друзьям-врачам, переболевшим летом – через 3-4 месяца титры антител с 14-17 падают до 7-8).
Более 2000 специалистов по всему миру подписали «Меморандум Джона Сноу» (не из «Игры престолов», а реального, который в 19-м веке разобрался с холерой в Лондоне). Меморандум призывает отказаться от глубоко ошибочной и опасной концепции популяционного иммунитета, надежда на который ведет к ускорению распространения инфекции. Кроме того, из официальной статистики – менее 1,5 млн. переболевших в России – следует, что для достижения искомой цифры в 60-70% переболевшего населения для формирования «стадного» иммунитета потребуется около 60 лет. Устраивает перспектива?
Часики тикают
Вторая надежда на вакцины. В международной гонке Россия зарегистрировала первую. Но бумага – не жизнь, насколько и при каких условиях эффективны вакцины, мы узнаем в лучшем случае к лету, а часы тикают. Угроза ближайшая заключена не только и не столько в самой эпидемии – на первое место выходит угроза паралича системы здравоохранения и резкий рост смертности от нековидных, обычных причин, на которые, кстати, относится и немало ковидных смертей – откуда и огромное расхождение между данными Оперштаба и Росстата.
Что делать?
Населению – вернуться к мерам индивидуальной защиты и гигиене как можно скорее, обзавестись знакомыми врачами и собирать деньги на домашние аптечки, серьезный курс лечения ковида на дому вылезет под «полтинник».
Власти – вспомнить о старых учебниках эпидемиологии, восстанавливать лучшую в мире и никем не превзойденную систему санэпидзащиты населения Российской империи и СССР, вспомнить о дезинфекции как системном процессе (в Астрахани до сих пор используются неэффективные и затратные технологии 50-х годов), немедленно начать создание обособленной системы инфекционной медицины, включая диагностическо-диспетчерские узлы, систему скорой и коечный фонд. Чтобы минимизировать расходы надо, опять-таки, вспомнить советский опыт ГО и найти способ использования простаивающих в межэпидемический период мощностей. А ля гер ком а ля гер: как производство боеприпасов в мирный/военный период, пандемия – это тоже война. А перепрофилированные больницы надо как можно быстрее возвращать к обычной работе, у нас и так идет депопуляция, выпадение специализированной медицинской помощи ее ускоряет.
Особо выделю подготовку медперсонала. Сейчас астраханским медкам, особенно организаторам здравоохранения, очень бы пригодилось знание военно-прикладных дисциплин, но их уже более 20 лет в медвузах не преподают. А раньше учили, как не локдауны объявлять и экономику рушить, а работать в обычном ритме в условиях биологической войны. Если коечный фонд, систему диагностики, диспетчеризации, скорой можно построить за 3-5 лет, то для подготовки врачей потребуется минимум 10 лет, да и система подготовки очень быстро деградирует.
Состояние пониженной готовности
Если кто-то считает, что эта эпидемия вот-вот кончится как страшный сон и никакой другой не будет, хотелось бы посмотреть такому в глаза как тем «профи», о которых я писал выше – которые убеждали нас в отсутствии угрозы осенней волны. Климат меняется, комары, переносящие, например, Лихорадку Западного Нила, уже замечены в умеренных широтах, сколько наших «ихтамнетов» сейчас находится в Ливии, Мозамбике, Экваториальной Африке и какие вирусы они с собой привезут – это вопрос открытый. Если систему здравоохранения вырубил вирус с летальностью 3-4%, то представьте, что будет с вирусом, дающим летальность 30%? Или 80%? А эти вирусы хорошо науке известны, и в теплых странах они циркулируют. Поэтому готовить систему нужно сейчас – спокойно, без суеты, планомерно, тем более, опыт есть и еще живы носители этого опыта.
Насчет «Денег нет…». России необходимо доводить уровень расходов на здравоохранение до принятых в развитом (кстати, уже не только) мире 9-12%ВВП и более, а сейчас наши расходы с ничтожных 3,8% ВВП снижаются до 3,6% - даже Кудрин на это указывает. Вопрос не в отсутствии денег, а в государственных приоритетах – на что их направлять в первую очередь, на что – во вторую, третью и т. д. И с межбюджетными отношениями пора разобраться – если федеральный центр сбрасывает здравоохранение на региональные бюджеты, то зачем перераспределяет доходы от регионов в пользу центра? Невозможно ввести «состояние повышенной готовности», когда система управления пребывает в состоянии пониженной готовности.

ТОП-5. Общество

Все новости

Самое читаемое на сайте

Все новости