Это не женщина, а сельдь. Странные рыбацкие особенности Астраханской области 

Вспоминаем особый ловецкий язык астраханцев в День рыбака 

11.07.2021 16:00 Общество
3516

Рыбак рыбака… Не только видит, но и признает издалека – по понятным только им особым словам и выражениям. В астраханских краях еще несколько веков назад сложился целый особый ловецкий язык, в котором порой привычные слова имеют совсем другое значение.

Например, астраханка или аграханка – это не женщина, а сельдь! А Николавна или Анна – обычная щука. Осетр, белуга и сазан, которые ловились весной, назывались «деловая рыба». «Беленькой» звали у нас не водку и не белую горячку, а белорыбицу.
Живая, но ослабевшая рыба звалась «затянувшейся». Если рыбу долго хранили при высокой температуре без обработки, то она начинала потихоньку загорать. Именно покраснение ее мякоти называли загаром или затяжкой. В противовес ей быстро замороженная рыба называлась пылкая и полупылкая. А еще наша рыба была с кулаками: так звались передние плавники рыбы осетровых пород.

Обжора или прожора – это не человек, любящий поесть, а белуга, живущая в море на больших глубинах и прожорливая до того, что ела железные крючки и даже целые бревна.

«Вызванивали» у нас в старину не церковные колокола, а рабочие промыслов, выкатывая бочки с рыбой на берег. «Выливать» означало освобождать рыбацкую посуду (в том числе судно-рыбницу) от рыбы. Если где-то «курили», значит шел процесс копчения соленой рыбы. Из «обреза» не стреляли, в нем солили икру, ведь это была деревянная кадка, как бы перерезанная пополам по горизонтали. Очень везло тому, кто «опузырился»: значит, поймал много рыбы.

Мамаша - это удочка с несколькими крючками, а плутовочка - небольшая удочка для рыбалки. Не любили чаек и звали их предателями, потому что они криками могли выдать рыбнадзору присутствие ловцов-браконьеров.

Распашонкой, рубашкой и рванью называли не одежду. Распашонка - распластанная рыба, рвань - негодная для посола несортная рыба частиковых пород, а рубашка - слизистая пелена, которой «обдает» себя осетровая рыба, когда залегает поздней осенью на глубине. Иногда эту слизь красиво называли шубой.

Даже сбруя у астраханцев была не конская, а ловецкая. Так называли рыболовные сети и снасти со всеми принадлежностями для ловли рыбы. Так что «рыбак сбруей красен»!
Наконец, любимая всеми присказка тоже родилась в ловецкой среде. Ведь шиш – это простой камышовый шалаш, в котором ночевали ловцы. И если кто-то был беден настолько, что даже шалаша у него нет, то и говорили «нет ни шиша».

Автор:

фото Елены Зимней

ТОП-5. Общество

Все новости

Самое читаемое на сайте

Все новости