Уровень жизни ускользает из рук россиян: приходится брать кредиты


Два крупных экономических события произошли в России на рубеже мая-июня: камерный (не то, что вы подумали) Столыпинский экономический форум и масштабный публичный Петербургский международный экономический форум (ПМЭФ). За первым следит сравнительно узкая профессиональная прослойка, второй – важное действо российского политического календаря, хотя и называется экономическим, потому и освещается с куда большей помпой.

Платежеспособное население? Откуда?

Оттого почти незаметным прошел грандиозный скандал на Столыпинском форуме. Дело было так. Бизнес для предписанного президентом ускорения роста экономики потребовал платежеспособного населения и дешевых кредитов. В ответ экс-вице-премьер Дворкович заявил, что вы, мол, уже 13 лет это требуете и не получаете и дальше не получите, эти требования, мол, непрофессиональны. Зал сначала обомлел – слушатели-то из числа крупного бизнеса и докторов экономических наук, а потом начал шикать, свистеть, топать и Дворковичу пришлось делать ноги. Воленс-ноленс, но контекст для назревающего ПМЭФ был таким образом создан…

В этом контексте самым ярким событием форума стала дискуссия министра финансов Силуанова, главы Центробанка Набиуллиной и министра экономики Орешкина о причинах нарастающей бедности населения и о виновниках процесса. По сути, это трио должно совершить неслыханный с теоретических позиций прорыв – обеспечить рост российской экономики с темпом выше среднемирового в условиях повышения налоговой и административной нагрузки на бизнес и население. Напомню, что за «потерянное десятилетие» 2008-2018 мировая экономика выросла примерно на 40%, а российская примерно на 7%. Правда с 2021 года нам обещана радикальная реформа надзорных и прочих административных нагрузок, но пока по собственному опыту могу отметить активизацию прямо противоположного процесса. А реальные доходы населения в этом году продолжали скользить вниз.

Всему виной кредиты?

Так вот, Силуанов заявил, что падение доходов населения вызвано большой закредитованностью (выплата процентов по кредитам, причем 60% заемщиков уже испытывают трудности) и сжатием теневого сектора экономики, то есть, граждане меньше получают «в конвертах», что отражается в досчетах Росстата. И, посягнув на святое, министр заявил, что не видит смысла в стабильности при отсутствии роста доходов населения. Примерно то же заявил министр экономики Орешкин, пригрозив возможностью рецессии уже в 2021 году из-за роста закредитованности населения – мол, уже сейчас 2% ВВП – это ничем не обеспеченные потребительские кредиты. Министрам возразила Эльвира Набиуллина, мол, люди берут кредиты не от хорошей жизни, а в попытках удержать свой некогда хороший уровень жизни. По данным РАНХиГС, опубликованным в мае, почти половина населения тратит почти половину доходов на продукты питания – это не уровень развитой экономики. (Напомню, что все, кто имеет душевой расход менее примерно 20 тыс. руб. в месяц — живут ниже порога относительной бедности, определенного Всемирным банком для стран Африки). Еще глава ЦБ выразила обеспокоенность сроками реализации нацпроектов. Тут уже вмешался помощник президента и бывший министр экономики Белоусов и закруглил дискуссию, заявив, что министры не могут обсуждать ориентиры, изложенные в указе президента – их дело исполнять.

Что в сухом остатке?

Налоговая нагрузка в России растет, хотя она и так примерно на уровне Евросоюза (ЕС) – государство забирает в бюджет 37-39% ВВП. Наш рядовой потребитель ее не видит только из-за разницы налоговых систем – у нас налоги преимущественно косвенные, спрятанные в цену товара/услуги – мы об этом подробно говорили в предыдущих публикациях. Что же касается расходования этих немалых сборов – тут вопросы есть: мы тратим на медицину примерно 5% ВВП (118-е место в мире), ЕС – вокруг 7-10% и т. д. Бизнесы закрываются в 2,5-3 и более раз (по разным субъектам РФ) быстрее, чем открываются. Признаки стагнации и возможной рецессии уже есть, рассчитывать на рост реальных доходов в обозримом будущем нет оснований.

Капремонт как мерило инфляции

Косвенно наши смутные перспективы просматриваются …. вы не поверите — во взносах на капремонт жилых домов! В социальных сетях гигантское количество постов примерно таких: вот заплатил я сейчас взнос на капремонт, а мой дом ремонтировать по плану будут только в 2033 году, так я посчитал, что у нас должна быть вертолетная площадка на крыше и перила с платиновым напылением и стразами. Так вот, в размере взносов заложена ожидаемая инфляция. И не платину и стразы вы сможете купить в 2033 году на отложенные в фонд в 2019 году деньги, а пару кусков трубы для ремонта стояков. Берем калькулятор и считаем среднегодовой темп инфляции, который правительство закладывает на период до 2035 г….

Договоры ни о чем

По следам ПМЭФ в РИА «Новости» вышла статья с заголовком «Первая технологическая война: почему ее первый объявил Путин?», при этом «Первая технологическая» была приравнена ко Второй мировой и Холодной. Полагаю, комментарии излишни. Сделок по количеству было больше, но сумма их меньше. Кроме того, основная часть сделок — между российскими субъектами, и многие носят характер «протоколов о намерениях» — то есть, ни о чем. Отток капитала, между тем, ускорился в этом году практически вдвое.

Вот такие итоги…