Все по 150 | Астрахань

В Астраханской области вода уходит с нерестилищ, но так и не заполнив их

За миллионы лет эволюции у рыб сложилась определённая модель поведения, которая позволила им пережить динозавров и дожить до наших дней.

В частности, во время нереста, весной, половозрелые особи заходят на заливные луга и нерестилища поймы и дельты, до тех пор пока вода поднимается или стоит на одном уровне.

Как только уровень падает, взрослая рыба уходит с заливных лугов, оставляя там икру или вылупившихся из неё мальков. А та рыба, что не успела отнереститься, окатывается обратно в море и откладывает икру там, где получится, при этом не факт, что икра выживет.

В этом году вода явно задержалась и даже не залила самые продуктивные участки нерестилищ, так называемые сенокосы, а после достижения максимума пошла на спад. То есть не было самого важного периода нереста – рыбохозяйственной полки, вода не стояла. Именно рыбохозяйственная полка и её продолжительность способна нивелировать просчёты с объёмами и сроками паводка. Чем дольше вода стоит, тем больше малька выживет и тем более жизнестойкая молодь окатится в море. А сейчас получается, что часть икры вообще обсохнет, а только что вылупившаяся личинка в лучшем случае попадёт в холодную воду рек, где выживаемость её очень низкая, в худшем – останется в отшнурованных водоёмах.

Но речь не об этом, а о том, что за эту ситуацию никто не понесёт наказания, хотя ущерб колоссальный. Речь идёт о миллионах рублей, а если посчитать ущерб по таксам, которые предъявляют гражданам, то он вполне может потянуть на миллиарды. Ну сами посудите, за каждого судака, пойманного с нарушениями, граждане платят три с лишним тысячи рублей, за воблу – 250 руб. Вы только представьте, сколько воблы не родилось, сколько погибло, так и не родившись, и сколько умрёт по дороге в море в холодной воде рек и проток.